Генератор случайных текстов МИДа

Старший редактор делового портала Slon.ru Тоня Самсонова о том, что значил ответ российского дипломата верховному комиссару ЕС по внешней политике.

Белоголовцев: Будем обсуждать полноправный эксклюзив Slon.ru. вы опубликовали выступление постоянного представителя Российской Федерации господина Келина на заседании постоянного Совета ОБСЕ. Вкратце расскажем предысторию документа.

Самсонова: Россию попросили объясниться за то, что происходило в начале мая – за всенародное празднование инаугурации, за то, как были задержаны некоторые оппозиционеры. Попросила комиссар ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон. 11 мая, когда она узнала, что Навального и Удальцова задержали, видимо, посмотрела какие-то ролики, пришла в некоторый ужас. В последнее время ЕС не особенно журит Россию, там своих проблем хватает, но она сказала: «Господа, вы же член Совета Европы, вы в ОБСЕ вступили. Как так? Вы читали обязательства, которые вы на себя брали? Вы вообще с чего вдруг задержали оппозиционеров? Не кажется ли вам, что это нарушает свободу собраний?».

Белоголовцев: Сколько дней писали ответ?

Самсонова: Быстро, на самом деле. Им же надо было собрать заседание постоянного совета ОБСЕ. Буквально на следующем Келину пришлось держать ответ. У нас появился текст выступления - не дословный транскрипт устной речи, а текст, который подготовил МИД для того, чтобы Келин мог ответить госпоже Эштон. Потрясающе то, что Эштон-то спрашивала про Навального и Удальцова, а в этом трехстраничном документе нигде нет этих фамилий.

Белоголовцев: Это в традициях центрального российского телевидения: не следует называть фамилии людей, чтобы они лишний раз не звучали.

Самсонова: Понятно, что это протокольный документ, но здесь мы видим официальную позицию России по поводу всех задержаний, которые происходили. Как они, условно говоря, отмазываются. Отмазываются они следующим образом: 6 мая были беспорядки, в ходе которых пострадали НТВ, оборудование НТВ, полицейские – 29 человек, некоторые получили черепно-мозговые травмы. Кстати, в других информационных сообщениях я не видела, что есть полицейские, получившие черепно-мозговые травмы, сотрясения мозга, ожоги слизистых глаз и т.д.

Белоголовцев: Об этом знает МИД, но не знают даже федеральные каналы, которые приезжали к этим пострадавшим сотрудникам ОМОНа в больницу и расспрашивали, как вас били оппозиционеры.

Самсонова: Обычно эти данные дает ГУВД, но я не нашла, чтобы ГУВД говорило о черепно-мозговых травмах. Дальше: пострадали обычные участники митинга – из-за кого? Из-за группы людей, которые организовали эти все провокации. Совершенно непонятно, кто кого бил. Эта группа побила полицейских и всех остальных?

Белоголовцев: Побила всех.

Самсонова: Примерно такая конструкция. Но тут подробности не приводятся, всего полтора абзаца на это.

Белоголовцев: Позволю себе цитату. Объясняется разгон массовых демонстраций в Европе и пишется: «Это лишь краткий список подобных инцидентов в странах Европы. Мы были бы признательны Европейскому союзу за предоставление информации по каждому из указанных сюжетов. Есть серьезные проблемы и по другим вопросам права человеческой повестки дня ОБСЕ». То есть ответ абсолютно классический, в стиле дипломатии последних лет: а у вас негров вешают.

Самсонова: Абсолютно. Документ этот – 3 страницы текста, в которых сантиметра полтора написано, что происходило в России. Но самое интересное – ответ госпоже Эштон: «В этой связи мы искренне не понимаем смысл заявления представителя ЕС. Для того, чтобы квалифицировать задержанных провокаторов как лидеров оппозиции (имеются в виду Удальцов и Навальный) нет оснований. Они не возглавляли политические партии (подлецы такие, партии до сих пор не сделали себе), они, скорее, являлись хулиганами». Поэтому что вы, собственно, госпожа Эштон, о хулиганах заботитесь? На этом заканчивается разъяснение ситуации в России, начинается подробное объяснение госпоже Эштон, какие проблемы у нее есть в своей Европе.

Если смотреть по абзацам, у кого из европейских стран больше всего проблем, то на первое место, конечно, выходит Великобритания.

Белоголовцев: Имеются в виду, видимо, беспорядки в Лондоне.

Самсонова: Там просто ад. Дальше Румыния, Дания, Венгрия, в Восточной Европе вообще сами знаете, как тяжело. Вообще в ЕС тяжела жизнь мирных демонстрантов. Тут стоит сказать, что наш МИД не совсем неправ, потому что мы видели, как разгоняются акции протеста в европейских странах. Говорить о том, что наши полицейские какие-то особенные или что все остальные полицейские очень любят, когда митингуют на улицах и устраивают в парках лагерь митингующих – нельзя. Что забавно – Кэтрин Эштон и не говорит: как же вы так могли разогнать этих всех негодяев? Она понимает, какой ответ прилетит ей из России. Она спрашивает: почему политических лидеров задержали?

Белоголовцев: Я бегло прочитал заявление господина Келина. Понятно, что спрашивала у него госпожа Эштон. У меня в очередной раз при упоминании аббревиатуры ОБСЕ появилось чувство потрясающей бессмысленности и вопрос: зачем я участвую в оплате труда господина Келина и людей, которые составляли этот чудный трехстраничный документ? Мне кажется, что у моих коллег где-то в Европе возникает такой же вопрос: зачем вообще нужна госпожа Эштон? Логичный, предсказуемый вопрос и еще более логичный и предсказуемый ответ. И я думаю, что если бы нас с тобой попросили заняться ролевой игрой, тебя сделали бы госпожой из ОБСЕ, а меня бы сделали господином из МИДа, мы бы примерно дословно могли написать и то, и другое заявление. В чем смысл обмена бессмысленными бумагами?

Самсонова: Келин в первом абзаце примерно то же самое и говорит: мы уже излагали нашу позицию по этому вопросу. То есть сколько можно, что вы от нас хотите? Я не эксперт международной дипломатии, но я думаю, что Эштон потеряет лицо, если она не скажет этого. А МИД потеряет лицо, если не ответит. Сам факт того, что Эштон напоминает об этом, обращает на это внимание, значит куда больше, чем протокольный ответ МИДа.

Белоголовцев: Ты думаешь, это важный знак, что ОБСЕ спрашивает: ребята, чего же вы Навального и Удальцова в автозак суете? 

Самсонова: Очевидно. Там, видимо, нет политической воли одного из лидеров стран Евросоюза, который мог бы надавить на ситуацию, как когда-то Меркель давила на ситуацию с Тимошенко.

Белоголовцев: И хочется, и колется.

Самсонова: Но понятно, что все эти бюрократические организации не имеют такого влияния на другие бюрократические организации, но факт заявления очень важен. 

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера