Исследование Slon.ru: как читают новости в Интернете

Чай со слоном
17 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Тоня Самсонова, старший редактор делового портала Slon.ru, провела исследование, чтобы выяснить, как люди читают новости в Интернете.

Макеева: Как-то они по-особому это делают, не так как, обычно?

Самсонова: Были гипотезы. Каждый раз, когда инициируешь новые исследования, строишь какие-то гипотезы, какие данные получишь на выходе, хочешь проверить. В частности, была гипотеза, которая грела мою душу, о том, что чем выше у людей доступ к информации, тем более они становятся осведомленными, тем скорее меняются их политические взгляды. Вообще, если дать людям возможность выбирать из разного спектра новостей, то они будут знать больше и будут пользоваться этой возможность. Это самая большая и самая главная гипотеза, с которой мы запустили проект «Главные новости» с компанией Tiburon. Что мы делаем? Мы каждую неделю отбираем 10 главных новостей недели не только по версии нашего портала, но и по версии упоминаемости в СМИ, то есть это новости, которые показываются на центральных телеканалах, и новости, которые не показываются на центральных телеканалах, но тем не менее, мы считаем их важными. И каждую неделю мы опрашиваем Рунет и аудиторию сайта Slon.ru отдельно. В Рунете мы делаем репрезентативную выборку. Мы спрашиваем: знаете ли вы эти новости, считаете ли вы эти новости важными, и как вам кажется, эти новости хорошие или плохие? Соответственно, получаем рейтинг знаемости, важности, хорошести и плохости этих новостей.

Макеева: Что значит хорошие или плохие?

Самсонова: Например, Рамзан Кадыров сказал, что деньги Чечне дает Аллах. Это, скорее, хорошая новость или плохая? Или нейтральная?

Макеева: А есть ответ на этот вопрос?

Самсонова: Мы у каждого спрашиваем: это хорошая новость или плохая?

Макеева: Есть какие-то результаты?

Самсонова: Есть результаты. Если идти сначала широкими мазками. Первое, что мы увидели – что Рунет и регулярные пользователи интернета, несмотря на то, что имеют возможность прочитать все новости, а не только узнать их из телеканалов, этой возможностью не пользуются. Такие новости, например, как прошел слет активистов «Последней осени», о котором писали практически все сетевые издания, или Великобритания расширила список Магнитского и включает туда еще людей из списка Ходорковского – это новость, которая была потом опровергнута, но в тот момент об этом писала Guardian, об этом знает 4% пользователей интернета. Если брать в целом те новости, которые не транслируются по федеральным каналам, их узнаваемость максимум может достигать 20%. Только каждый пятый пользователь интернета полезет читать эти новости. В принципе, это соответствует тем данным, которые мы получали раньше о том, что сейчас пользователи интернета, скорее, заходят в интернет не для того, чтобы узнать новости, у них есть какие-то другие интересы. Они часто не вылезают из социальных сетей, которыми они пользуются, на соседние сайты не ходят. Дать людям возможность прочитать новости еще не означает заинтересовать их этими новостями. Если мы даже заинтересовываем этих людей новостями, это еще не значит, что они поменяют свое отношение к ним. Дальше мы смотрим на данные о том, как люди…

Макеева: Подожди. Может быть, это означает, что федеральные телеканалы – это просто сила, и такова великая сила федерального телеискусства? Что по телевизору показали – то и произвело впечатление, как 25 кадр осталось в голове. И остальное уже не ищешь, как-то быстро забывается, вообще много информации всякой разной. Может быть, поэтому так происходит?

Самсонова: Не скажите. Например, как вы думаете, какая за последние три недели новость была самой узнаваемой среди всех? Ну вы знаете ответ, что я буду спрашивать, вы видели эти цифры. Это не Путин. Смотрите, за последние три недели произошло: Путин сказал Медведеву – товарищ, ты не идешь на выборы президентские, на выборы президентские иду я. об этой новости знали и эту новость считали важной меньше людей в интернете, чем новость о том, что умер Стив Джобс. Можно говорить о силе телеискусства и т.д., но невозможно убедить людей в том, что российская политика – это интересно и важно. Когда мы смотрим ответы на вопрос «Как вам кажется, изменится ли политическая ситуация в России в ближайшие полгода», мы получаем ответы: пип, пип, пип. Людям равно параллельно, что происходит в российской политике, никаких изменений практически не ждут. Большинство – это больше половины опрошенных – в то же время, если мы спрашиваем про экономическую ситуацию, то там-то как раз люди ждут изменений. Был сентябрьский опрос РОМИРа о том, что 53% россиян ждут второй волны экономического кризиса.

Макеева: Если вы хотите сказать, что людей не интересует политика, я пойду сейчас стреляться на ступенях в таком случае.

Самсонова: Я вам дам куда более хороший повод.

Макеева: Застрелиться?

Самсонова: Да. Если говорить обо всех новостях в нашей стране, которые вы слышали на прошлой неделе, они вас, скорее – очень порадовали, никаких эмоций не вызвали или, скорее, огорчили? Никаких эмоций не вызвали – 40% Рунета.

Макеева: Это очень хорошо. А вы хотите, чтобы все стрелялись на ступенях?

Самсонова: Скорее огорчили – 49%. Итого, у нас 90% пользователей интернета, для которых весь новостной шум, который они постоянно слышат, либо никаких эмоций не вызывает, либо огорчает.

Макеева: Вопрос в том, что отвечают люди, соответствует ли это полностью их ожиданиям и интересам? Вопрос в том, как ответить на этот вопрос, и действительно то, чем ты интересуешься. Попробуй людей выключить из этого контекста. Вы сейчас проведете это исследование, и нужно будет закрыть все интернет-ресурсы, в том числе, Slon.ru.

Самсонова: Нет. Мы опрашиваем отдельно наших пользователей. Я не знаю, в чем причина…

Макеева: И только пользователи Slon-а…. Я знала.

Самсонова: Есть аудитория, какой-то процент пользователей, которым действительно интересно. Но это люди, вряд ли мы их сформировали, вряд ли они постоянно читают и поэтому они становятся более скептично настроенными или более вовлеченными в новостной контекст и в политику. Видимо, просто есть какой-то стабильный процент людей, нашей аудитории. Наверное, не стоит ждать молниеносных изменений. Если заработают все интернет-медиа на полную катушку, вряд ли через 2 года произойдут серьезные изменения в политике и вовлеченности людей. Но, видимо, постепенно эти изменения могут происходить. Во всяком случае, мы их увидим на цифрах, на наших графиках.

Макеева: Думаю, исследование еще явно надо продолжить, чтобы было больше репрезентативной выборки. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.