Если бы Навальный был чиновником

Чай со слоном
4 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Старший редактор Slon.ru Злата Николаева об эксперте в области электронного государства Иване Бегтине, который заводит хорошую традицию среди чиновников – самим контролировать прозрачность госзакупок. А также о том, кто кроме него входит в так называемый «Клуб 33», придуманный их деловым порталом.

Макеева: Что это за новый тип экспертов?

Николаева: Я расскажу про «Клуб 33». У нас на Slon.ru есть такой проект, в котором мы собираем самых интересных, на наш взгляд, бизнесменов, топ-менеджеров, чиновников, рассказываем про них.

Макеева: Но ему 32.

Николаева: Это люди до 33 лет включительно. Он в предпоследний вагон успел, и это очень хорошо, потому что хотелось про Ивана Бегтина рассказать. Иван Бегтин – специалист в области электронного государства, специалист в области открытой информации. Это человек, который сделал мониторинг по сайту госзакупок, ищет на этом сайте разные хитрости. Он мониторит все заказы, вспомним прекрасную историю, когда нашли много-много заказов, сделанных латиницей, чтобы другие люди не нашли. Вот такими вещами он занимается.

Макеева: При этом этим занимаются и журналисты. Надя Иваницкая, наша коллега, активно по этой теме продвигается. Он при этом ухитряется еще и работать на государство. Государство наконец-то выразило некоторую заинтересованность тем, что происходит в сфере госзакупок?

Николаева: Он рассказал, как он несколько лет назад ходил к чиновникам и говорил: ребята, если вы не сделаете такой мониторинг сами, то когда-то он появится и вам же будет хуже.

Макеева: Это он на Навального намекал, у которого, кстати, сегодня день рождения?

Николаева: Навальный в этом интервью у нас тоже упоминается. С днем рождения, Алексей. Я думаю, что он намекал не столько на Навального – кто же знал несколько лет назад, что появится Навальный? – сколько на то, что вообще есть такой социальный запрос, такие люди непременно бы появились. Мы прекрасно понимаем, что Алексей Навальный не из леса вышел и не вырос на ровном месте.

Макеева: У Бегтина, кстати, чувствуется некая ревность по отношению к Навальному, как человеку-автору схожего проекта, правда, на другой стороне расстановки сил, но более успешному, явно более популярному. Бегтин, описывая в интервью каждый свой сайт, каждый свой проект, начинает с того, что: может, это и не пользовалось таким уж успехом, но это все-таки было полезно. Согласны?

Николаева: Мне как раз показалось, что Иван немного обижен на Навального в связи с тем, что он начал заниматься активной политической деятельностью и забросил свою деятельность в сфере госзакупок, госзаказов.

Макеева: На все не хватает рук.

Николаева: Когда ты по 15 суток регулярно отдыхаешь, сложно работать, наверное.

Макеева: Это не про Навального. Он все-таки не Удальцов в этом плане, но тем не менее, два раза у него это было в жизни. Меня интересует еще один момент. Как эксперт в области электронного государства описывает главную проблему чиновников? Не коррупция, а...?

Николаева: А тупость и нежелание делать что-то, из чего может что-то получиться. Нежелание делать проекты, которые могут выявить какие-то проблемы. Люди просто сидят и думают: как бы чего не вышло. И когда они видят какое-то предложение, которое может к чему-то привести, например, сделать систему мониторинга госзаказов, они всячески стараются эти проекты как-то задушить на корню, утопить в бумаге и т.д. Дело даже не в коррупции, дело в том, что люди просто не хотят делать что-то, что может принести результат.

Макеева: Он сам считает своей миссией как-то с этим бороться?

Николаева: Определенно, человек с этим уже борется – но не походами на митинги, а некой другой деятельностью. Мне кажется, что и то, и другое – это хорошо.

Макеева: «Клуб 33» - это очень неоднородная масса. Кто представлен еще?

Николаева: У нас есть бизнесмены, менеджеры, топ-менеджеры компаний, есть даже один чиновник – Николай Переслегин, я думаю, будут еще чиновники. Когда мы задумывали этот проект, мы хотели взять только бизнесменов, потом поняли, что бизнесменами не стоит ограничиваться, нужно просто брать людей дела, которые что-то меняют к лучшему. Это может быть бизнес-компания, создание каких-то проектов, которые мониторят деятельность крупных организаций.

Макеева: Почему было выбрано такое ограничение – до 33 лет? С Иисусом Христом это не связываю, но, тем не менее, других ассоциаций просто нет. Почему не 35 или 31?

Николаева: Нам понравилась эта цифра. Мы тоже не связывали ее с Христом, просто 33 – красиво смотрится, красивая цифра, решили так. Сейчас я уже очень страдаю, потому что приходит какой-нибудь человек, которому 34-35 лет, мы видим, что прекрасный человек, но не можем его взять. Такое у нас дурацкое ограничение.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.