Два «кусочека» колбаски: за что увольняют в сыктывкарском фастфуде

Чай со слоном
27 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Редактор отдела бизнеса портала Slon.ru Максим Котин рассказал о правилах работы в фастфуде и объяснил, почему он на стороне владельца пиццерии в Сыктывкаре, уволившего сотрудника за кражу пары кусочков ветчины.

 Лобков: Сегодня мы поговорим с автором публикации, которая буквально взорвала интернет. Публикация называлась «Как я закручивал гайки», ее автор – житель города Сыктывкар, владелец небольшого бизнеса – пиццерии, который уволил сотрудника за то, что тот украл кусок ветчины из бесплатной пиццы. Интернет раскололся на две партии: одни были за этого предпринимателя, потому что считают, что дисциплина важнее всего, другие жалели этого мальчика в Сыктывкаре, потому что там сложно получить работу, а его уволили, это показалось многим жестоким. Как вы нашли этого человека и почему вы решили, что статья о колосках в редакции 2012 года (раньше за колоски сажали) актуальна сейчас?

Котин: Мы рассчитывали, что это вызовет резонанс, мы не ошиблись. История очень простая. Я в свое время написал про этого человека, про его приключения целую книжку – «И ботаники делают бизнес». Сейчас этот человек, Федор, пишет нам заметки на сайт Slon.ru, описывает свои мысли, которые ему кажутся важными. Он предложил такую идею, этот случай произошел недавно, нам показалось, что это дико интересно. Здесь нужно пояснить, что такое бесплатная пицца.

Лобков: Есть повара, сотрудники.

Котин: Да, им положено питание. Он предложил, чтобы они сделали себе пиццу из меню бесплатно. Но нельзя туда ничего добавлять, каких-то свердобавок. Он как это объясняет: в общепите, фаст-фуде очень сложный учет, есть какие-то плюсы и минусы, которые сложно учитывать до копейки.

Лобков: Ну маленький кусок ветчины.

Котин: В том числе. Есть жесткое правило: если помидор упал во время приготовления на пол, его нельзя мыть – его выкидывают. Это скорость, низкоквалифицированный, не очень сознательный персонал – тут нужны жесткие правила. Даже в McDonalds есть такое правило: все, что на полу, даже упакованное – выкидывается.

Лобков: Давайте к истории, как мальчика уволили.

Котин: Он себе приготовил пиццу, добавив туда дополнительный ингредиент, который был ему не положен.

Лобков: Украл.

Котин: Фактически это воровство.

Лобков: Хищение, 165-я статья Уголовного кодекса, до 5 лет лишения свободы.

Котин: Есть статья Трудового кодекса, по которой можно материально ответственного сотрудника уволить  за потерю доверия.

Лобков: Вроде рядовое событие, много таких увольняют. На предприятиях фаст-фуда есть такой циничный способ, когда человека берут на испытательный срок, он 3 месяца там пашет, чтобы показать себя, а ему говорят: вы знаете, испытательный срок кончился, вы нам не понравились – идите, гуляйте. Сейчас с введением нового Трудового кодекса люди начинают отбивать свое право, но все равно это продолжается. Мы же не знаем, какой ужас, какой фашизм иногда творится на маленьких предприятиях. Вот как я понимаю идею того, почему народ так возмутился. Когда частный предприниматель, у него маленький бизнес – вот там-то и начинается Максим Горький.

Котин: Там нет никакого фашизма, почему вы так решили? Всем людям хочется жить хорошо. Заказывать пиццу – ее принесли вовремя, она горячая, красивая. Ходить в магазин – а там нет просроченных продуктов, они все свежие, прекрасные, замечательно упакованные. Но никто не задумывается, что стоит это все воплотить в жизнь, какие механизмы за этим стоят. За этим стоят жесткие соблюдения правил, иногда принципиальных. В России это страшная тема для любого предпринимателя. Мы органически устроены так, что все правила мы нарушаем. Нет таких правил, которые мы не нарушаем. У нас их очень много, и они все не соблюдаются – это наш менталитет.

Лобков: Только что сообщение. Дмитрий Медведев отреагировал на сибирские пожары, сказал, что все последствия, которые принесли эти пожары, в значительной части обусловлены несвоевременностью реагирования на природные катаклизмы.

Котин: Конечно. Мы же прекрасно знаем, как это все обустроено. Есть очень много строгих правил, которые невыполнимы. Не выполняются они, и вместе с ними не выполняются все остальные правила.

Лобков: В теории все понятно. Как вы считаете, почему так много людей встало на сторону этого обиженного мальчика?

Котин: Половина людей до сих пор живет в социализме, они считают, что это нормальная ситуация, когда есть правила, а мы их нарушаем. Есть елочка для парковки машины, а мы все равно будет ставить машину перпендикулярно. Немец поставит ровно по елочке – как нарисовали, так бы он и поставил.

Лобков: В Германии тоже уволили бы за маленький кусочек ветчины?

Котин: Думаю, да. Есть ошибка, нечестность.

Лобков: Случайно в рот положил.

Котин: Федор принципиально говорит о чем: мы не наказываем за ошибки в компании. Если человек допустил какую-то ошибку по незнанию, что-то не умеет, мы никогда за это не накажем. У них такой принцип: доставим пиццу за 60 минут или вы получаете ее бесплатно, если мы опоздали.

Лобков: Вычтут из зарплаты потом?

Котин: Нет. Если пицца доставляется дольше 60 минут, фирма вынуждена ее бесплатно делать, сотрудники не наказываются. У Федора такой принцип. Он говорит: значит, система какая-то неправильная, нужно искать, в чем причина ошибки, исправлять ее.

Лобков: То есть вешать не сразу.

Котин: Никто не вешает это на сотрудников. Наказывают за нечестность.

Лобков: Возможен ли гуманизм, сострадание и человечность в маленьком бизнесе?

Котин: Я не вижу здесь противопоставлений.

Лобков: Мне кажется, что основной вопрос, который статья подвесила: если мало народа, маленькая норма прибыли, все жестко – нет места гуманизму и состраданию.

Котин: У него бизнес довольно прибыльный, прибыльнее, чем, например, розничные сети. Там 5% рентабельности, а в  фаст-фуде может быть и 30%. Я не вижу здесь противопоставления. Не надо воровать.

Лобков: В крупной компании может быть горизонтальное продвижение сотрудников. Условно говоря, в одном месте он обкакался, а параллельно он может быть замечательным бухгалтером. А там ничего не поищешь, потому что она маленькая. Там либо ты свой пирожок печешь за 3,5 секунды, либо давай, до свидания.

Котин: Неправда. В этой конкретной пиццерии есть два пути развития.

Лобков: В общем, любите вы вашего героя.

Котин: Нет, я просто досконально знаю устройство бизнеса. А в чем гуманизм? Что вы предлагаете сделать?

Лобков: Поговорить, отчитать и простить. За кусочек ветчины.

Котин: Самое смешное в этой истории, что ровно это Федор Овчинников и сделал. Дело в том, что этот человек был уволен во второй раз.

Лобков: Он еще раз съел кусок ветчины.

Котин: Да. В первый раз он положил себе в пиццу дополнительный ингредиент, который был не положен, и был уволен с большим скандалом. Прошло пару месяцев, он вернулся с повинной, что я все осознал, я больше так не буду.

Лобков: Смотрю на их сайте: а теперь у нас на кухне работает веб-камера.

Котин: Она не для этого работает. Она работает для потребителей, чтобы клиенты могли видеть, что все абсолютно честно.

Лобков: Мы очень много говорили о компании McDonalds, что это совершенно фашистская организация, которая калечит людей, делает их механизмами, винтиками, приучают их работать в иерархической системе, подчиняться, выслуживаться перед начальством, оттягиваться на подчиненных.

Котин: Я знаю эту критику. Но есть и другой взгляд на ситуацию. Не всем людям нужно рисовать картины, быть креативными персонажами, ходить на фабрику «Красный октябрь». Есть люди, которым нужна почасовая работа. Пришел на работу, отработал – ушел. Федор Овчинников, который работал в McDonalds простым сотрудником, с пиететом относится к McDonalds, он изучал, как устроен McDonalds. Он говорит, что когда ты работаешь внутри, ты не чувствуешь себя каким-то униженным. В какой-то момент ты включаешься, там очень сильный внутрикомандный дух, ты не чувствуешь себя винтиком, ты чувствуешь себя в команде.

Лобков: Ну да, мы одна команда – это всегда помогает людям отвлечься от цели, от собственного унижения, перестать думать о себе и начать думать о технологии.

Котин: Почему вы считаете, что работа – это унижение? Для многих людей McDonalds – это хорошая возможность сделать карьеру.

Лобков: «Евросеть» такая раньше была. Как сейчас, не знаю, но там тоже человек является таким винтиком, который по волне плывет.

Котин: Что значит винтик? Нужно работать. Это русский менталитет: если нужно работать – это винтик, а если я хочу прийти на работу, поговорить по душам, почесать репу, походить покурить...

Лобков: У нас и у вас это часть рабочего процесса.

Котин: Не знаю, я репу не чешу и курить не хожу.

Лобков: Статьи все равно рождаются с чесания репы.

Котин: Не знаю, у меня нет времени чесать репу.

Лобков: В общем, вы на стороне предпринимателя.

Котин: Я, как редактор отдела «Бизнес» на Slon.ru, который много пишет о бизнесе, интересуется этой  тематикой, безусловно, на стороне капиталистов в данном случае. Есть работа, а есть отдых.

Лобков: вы рассчитывали на такую реакцию? Что этот случай увольнения человека в Сыктывкаре за кусок ветчины возбудит такую сильную реакцию?

Котин: Да, безусловно, было понятно, что половина страны еще живет в Советском союзе. Они считают, что можно ходить на завод, не работать, нести оттуда запчасти – и это нормально. Естественно, этих людей это возмущает. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.