Дмитрий Янин: спрут табачного лобби дотянулся до администрации президента

Чай со слоном
13 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Курение

Комментарии

Скрыть

С 1 июня 2013 году вступает в силу закон о курении, принятый сегодня Госдумой в окончательном, третьем чтении. Что исчезло из законопроекта за время рассмотрения депутатами и почему Дмитрий Медведев недооценил влияние табачного лобби, в программе ЧАЙ СО СЛОНОМ рассказал председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

Макеева: Все ликуют по поводу этого закона, что наконец-то в 2014 году станет легче дышать.

Янин: В ресторанах точно, а в аэропортах, на железнодорожных вокзалах - это июнь 2013 года, в школах, университетах закон вступает раньше. Уже с лета вся эта публика - курильщики, люди, которые зависят от ежедневной дозы никотина - должны будут выходить на улицу, как это происходит и в северных странах, и в южных.

Макеева: Как-то вы пренебрежительно говорите - «вся публика».

Янин: Я просто считаю, что они несчастные люди, процентов десять курильщиков идейно этим занимаются, в основном, процентов девяносто понимают, что делают что-то неправильное, пытаются бросить, но не могут в себе найти волю и бросить всё-таки это дело.

Макеева: Вы сами не курили?

Янин: Нет, но я знаю, что это тяжело, мы прекрасно знаем статистику отказов от курения, она близка к статистике отказа от героина, то есть трудно бросить курить, и максимальная эффективность – это 60%. Это супер, если доктор, если какие-то манипуляции лечебные помогут, только 60% через год не возвращаются к этой привычке.

Макеева: Закон принят, и насколько я поняла из вашей статьи, вы не совсем довольны, каким он вышел?

Янин: Меня очень сильно вдохновил Медведев, который в октябре разнёс табачную индустрию в видеоблоге, впервые он высказался о том, что в девяностые годы зря пустили изгоняемые табачные компании, которые в развитых странах сворачивают бизнес, а в России наращивают, что благодаря этим противным иностранцам в России в три раза выросло женское курение - от 7% до 22%.

Макеева: То ли дело «Донской табак», например, у нас же есть и свои производители.

Янин: Это 5% рынка.

Макеева: Будет 95%, разница-то какая?

Янин: Не будет, его  сейчас покупают китайцы. Просто искушённые ребята, которые знают, как подавать сигареты женщинам, например, пришли сюда, и они нарастили продажи в три раза в этой аудитории, они знают, как продавать сигареты детям. Самый удобный способ - это создать якобы запрет курения, неслучайно мы видим значки «Я не продаю детям», и ребёнок в 12 лет первое, что хочет сделать, - это перестать быть ребёнком, и если он дорывается до пачки, то он не чувствует себя ребёнком.

Макеева: Так невозможно тоже. Они пишут, что не продают детям - опять плохо.

Янин: В чём проблема с этим законом - убрали всю экономику, то есть закон изначально содержал экономические меры, самые эффективные - это повышение минимальной цены, сейчас нельзя продавать водку дешевле 180 рублей за 0,5 литров. Мера правильная, нас возвращают в советское время, когда на бутылку водки надо было скидываться. Государство приняло решение, что и сейчас на водку надо скидываться, чтобы доза алкоголя распределялась на троих, и воздействие было менее серьёзным. Из закона сюжет с минимальной ценой был убран целым рядом людей, в том числе господином Штогриным, коммунистом, членом бюджетного комитета, давним партнёром одной табачной компании. Также из закона исчезла норма, которая запрещала новые формы табачных изделий.

Макеева: Вопрос цены, на мой взгляд, ключевой. Я вчера видела краем глаза где-то, что цена пачки будет 140-160 рублей через два года.

Янин: Не будет, это всё ерунда. Утверждены ставки налогового кодекса до 2015 года, ставки эти очень низкие, например, в  2015 году ставка на сигареты будет 24 рубля. Это значит, что пачка сигарет будет начинаться в 2015 году от 45 рублей.

Макеева: То есть 100 рублей будет стоить пачка, которая сейчас стоит 60?

Янин: Нет, она будет стоить 70-80. Например, в Турции вы сейчас не найдёте сигарет дешевле 4 долларов, это страна, которая по экономическим показателям слабее России. В Румынии вы не найдёте сигареты дешевле 120 рублей, а это беднейшая страна ЕС. Почему в России столь низкие цены? Этот вопрос нужно задавать конкретно замминистру Шаталову, который все эти годы сохраняет сверхвысокую ценовую доступность, и попытка регулировать цен на сигареты не через акцизы, а через установление нижней планки тут же была пресечена табачным лобби, который в Думе премьеры поправили. Дмитрий Анатольевич может признаться, что в экономическом блоке он не отстоял интересы здравоохранения, и что ему удалось - это запрет на курение в общественных местах, это плюс этого закона.

Макеева: Я у вас же читаю: «Минимальная цена теперь будет устанавливаться в размере 75% от максимальной, а  максимальную, в соответствии с тем же Налоговым кодексом, у нас устанавливает производитель. Фактически, теперь табачная компания будет полностью регулировать цену пачки как максимальную, так и минимальную. Столь радикальное изменение подхода к регулированию не могло произойти без вмешательства администрации президента». Вы хотите сказать, что и там засели лоббисты?

Янин: Да.

Макеева: Вы кого-то конкретно обвиняете?

Янин: Во-первых, никто не видел, когда проходило заседание Комитета по охране здоровья, табачные компании говорили о письме главы правового управления Ларисы Брычёровой, которое было протабачно.

Макеева: Может, она просто курит?

Янин: Она курит, и очень много. Но, извините, мало ли у кого какие слабости. Мы говорим о том, что в России 44 миллиона курильщиков, и эти люди через 15 лет, если они будут продолжать такой образ жизни, вынуждены будут тратить большие деньги и бюджет на всевозможные врачебные манипуляции. Это статистика, от которой очень трудно уйти.

Макеева: Немного лукавая статистика, потому что болеют все люди, не только курильщики.

Янин: Мы должны понимать, что есть бюджет России, к сожалению, сейчас онкобольные находятся в чудовищной ситуации, когда в большинстве случаев они участвуют в софинансировании лечения. Если не менять госполитику, если не сокращать поток пациентов за счёт профилактики курения, употребления алкоголя, в какой-то момент число посыланий больных будет только расти. Химиотерапия стоит денег, мы знаем прекрасно, как происходят в России тендеры на покупку препаратов, оборудования. Поэтому задачи государства - сделать так, чтобы у нас распространения курения упало, чтобы входящий поток был на уровне США или той же Великобритании, чтобы не более 40% взрослого населения курило, а 20%, из этих 20% до рака лёгких докурится миллиона два, и тогда два миллиона получат более-менее адекватную помощь.

Макеева: Вы усматриваете двойное-тройное дно даже под запретом на благотворительность табачной компании. Пусть компании делятся на что-то прекрасное.

Янин: Здесь вопрос этики - может ли человек, который говорит, что он православный…

Макеева: Курить?

Янин: Курить, ради бога, но на самом деле это зависимость…

Макеева: О чём мы говорим? Патриарх даже оружие осеняет крестным знамением.

Янин: Мой батюшка говорит о том, что курение - это грех, потому что это зависимость.

Макеева: А пушки устанавливать в Донском монастыре - это не грех? Давайте православие оставим тут в стороне.

Янин: Хорошо. Вопрос такой - может ли человек, который производит сигареты для девушек, зарабатывать на этом деньги, а потом 1% от этих денег тратить на строительство храма? Я считаю, что не может, он совершает большое преступление, он подсаживает людей на лёгкий наркотик, а потом отмывает свои грехи таким образом. Второй момент - зачастую под благотворительностью зашиты программы бытовой коррупции чиновников. Например, самые гадкие поправки, которые несколько депутатов отказались вносить, внёс Анатолий Карпов, чемпион СССР по шахматам, он внёс это по просьбам табачных компаний

Макеева: Вы готовы это доказать?

Янин: Да, он не скрывает, что его поправки совпадают с драфтом, который был сделан с консалтинговой компанией «Румянцев и партнёры», он не скрывает, что эти поправки его настоятельно просил внести Шохин, бывший вице-премьер, который тоже получил финансирование…

Макеева: Фактически, он не скрывает, что проводил многочисленные консультации. Что в этом такого?

Янин: А то, что параллельно с этим последние лет пять он дружно за деньги табачных компаний играл в шахматы с детьми. Если бы я узнал, что с моим ребёнком  кто-то с брендом табачной компании играет в шахматы, я оторвал бы этим шахматистам руки и ноги, потому что нельзя детей толкать к курению. Карпов - давний партнёр JTI, он исполнил заветы, которые, видимо, ему были даны. Его сотрудничество очевидно, фонд «Мир и гармония», Фонд Мира - все спонсированы JTI. Штогрин  тот же, который раскрутил сюжет по минимальной цене, а потом убил эту поправку, - партнёр Philip Morris. Если посмотреть, то, к сожалению, большинство этих программ по благотворительности - это плата за дополнительные услуги, которые почему-то таким образом оформляются и позиционируются, как некое благо для  России.

Макеева: Вы так описываете ситуацию, что трудно противостоять. Может быть, мало времени прошло? Всего десять с небольшим лет назад Русская православная церковь сама торговала сигаретами без пошлины, это известный факт, и грехи они вряд ли замолили, я думаю.

Янин: Мне кажется, что эта отрасль должна в течение 20 лет прекратить своё существование, потому что они производят продукт, который убивает своего потребителя. Представьте, производитель компьютеров производит товар, в соответствии с которым вы идёте по инструкции, открываете браузер, получаете облучение…

Макеева: Можно ли обойтись без пирожных и шоколада? В больших количествах они тоже убивают своего потребителя.

Янин: Это не наркотик.

Макеева: Ожирение, сердечные болезни… шоколад – не наркотик?!

Янин: Нет.

Макеева: Дмитрий, с этим можно поспорить.

Янин: В России вклад табака в смертность - 17%, в среднем по миру - 8%. Нам надо опустить распространённость курения в два раза. Раньше была такая поговорка - «Курит как турок», а сейчас уже говорят: «Курит как русский»…

Макеева: Я такого не слышала. Если говорить о Европе, есть такая страна Греция, где сигареты стоят дешевле - и 4 долларов и 4 евро.

Янин: Кризис сейчас заставил поднять акцизы, у них акциз не может быть меньше 2 евро, поэтому цена пачки ниже 4 евро быть не может.

Макеева: Прошлым летом я точно видела.

Янин: В 2012 году минимальный акциз во всех странах ЕС должен был быть 1,28 евро плюс VAT, это уже 2 евро, нижняя планка - это 3-3,5 евро.

Макеева: То есть жизнь греков уже начала меняться.

Янин: В лучшую сторону, они становятся более здоровыми, они смотрят на турков, как нация, и как экономика. Нам надо тоже учиться у тех, кто прошёл этот путь раньше. Когда мы смотрели, какие методы антитабачные работают, какие нет, мы взяли интервенции, которые производились в Нью-Йорке за последние  10 лет, сработали запреты на курение в общественных местах, сработали повышения акцизов, не сработала фактически бесплатная раздача никотинозамещающих препаратов, сработал запрет рекламы. И Нью-Йорк снизил на 30% распространённость курения за 10 лет. Я надеюсь на то, что когда сменится замминистр финансов, когда господин Шаталов покинет свой пост, Россия будет вести независимую акцизную политику, когда цены у нас приблизятся к нищей Румынии, тогда мы тоже снизим уровень курения на 30%.

Макеева: Но всё же обвинения в сотрудничестве с табачными компаниями - это лихо. Я, когда готовилась к нашей встрече, нашла про вас в интернете информацию, что ваша жена работает в «X5 Retail Group» специалистом по…

Янин: Она там не работает, и она мне не жена. Это неправда, пишут о том, что я работаю на фонд Михаила Блумберга, как его называют в Нью-Йорке, «наш Туркмебаши», потому что он в третий раз избрался мэром города, это правда. Действительно антитабачные компании по всему миру, включая Россию, финансирует благотворительный фонд Блумберга и Гейтса. Эта дискуссия возникает тогда, когда компаниям нечего сказать по существу, зачем они распихивают деньги депутатам, зачем они распихивают и катают чиновников…

Макеева: Они клевещут на вас, слыша, как вы их обвиняете?

Янин: Они это делают для того, чтобы очевидные вещи о том, что запреты работают, не говорить, что запреты не работают, потому что в отчётах инвесторов не пишут, что потеряли рынок страны, потому что запретили курить в офисах, потому что курильщику лениво выходить каждый час, а если с карточкой, то это может закончиться неприятными разговором с начальником. Они говорят, что раньше выкуривали 18 сигарет, а теперь 14, а это продажи. Они не могут ничего сказать и говорят, что за этим стоит наркомафия, чтобы народ переключился на серьёзные наркотики. Гейтс и Блумберг посчитали, что  забирать в гроб всё своё состояние - это бессмысленно, и целый ряд благотворительных инициатив против малярии, по борьбе с ВИЧ, по борьбе с табаком по всему миру идёт, и Россия - одна из 30 стран.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.