Быстро, дорого, ненадежно. Как партии сдают в аренду свои региональные отделения перед выборами

Чай со слоном
5 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев обсудил с колумнистом делового портала Slon.ru Андреем Перцевым, как по-разному ведут себя политические партии в преддверии единого дня голосования. 
 

Белоголовцев: Предлагаю обсудить вашу сегодняшнюю заметку на «Slon.ru» «Политический фастфуд». Правильно ли я формулирую ее основной тезис, как утверждение о том, что эти выборы в России показывают абсолютную несостоятельность и даже некоторую бутафорскость партийной системы в нашей стране?

Перцев: Скорее всего, наиболее полно демонстрирует, потому что бутафорскость партийной системы понятна достаточно давно. Даже когда в 2007 году выбор был ограничен семью партиями, было совершенно понятно, что в классическом смысле там партий раз-два и обчелся. Наверное, в строгом смысле там была только КПРФ со своей идеологией, базой сторонников, а остальные - это были, скорее, политические объединения с перетеканием людей разных взглядов: был у Жириновского, потом стал эсером или наоборот или из «Яблока» кто-то попал в туже СР. То есть, скорее, что-то ситуационное и без идеологического наполнения. Но до этого партии как-то держались основной линией, хотя бы условно оппозиционной, условно провластной, условно средней. Сейчас мы видим, что в одном регионе партия может быть абсолютно лояльной, в другом регионе - это жесткая позиция.

Белоголовцев: А давайте более характерные примеры такой ситуации, когда партия в зависимости от отделения, хотя в этом случае логичнее назвать филиала, значительно меняет свою политическую ориентацию.

Перцев: Проще начать, наверное, со «Справедливой России»- партия более-менее знакомая и приевшаяся. Например, в Ярославле у них стоят не кубы, конечно, а вот в Калмыкии стоят кубы модные, в Ярославле стоят палаточки. И в Калмыкии, и в Ярославле партия призывает к отставке губернатора.

Белоголовцев: Губернатора единоросса?

Перцев: Конечно, у нас других нет. Соответственно это у них основной мотор кампании, привлечение протестных голосов

Белоголовцев: Причем я помню, что в Калмыкии, например, как-то совсем жестко идет избирательная кампания, там, если я не ошибаюсь, было нападение с ножами и битами на сына главы местной «Справедливой России».

Перцев: Они охраняли баннер, потому что там баннер срывали, и некие бандиты, я они их называют, срывали баннер и их сильно повредили.

Белоголовцев: Почему так происходит? Это какие-то элиты местные, которые просто под флагом «Справедливой России» идут на выборы, или это так называемая «роль личности в региональной истории»?

Перцев: В Калмыкии это связано с противостоянием действующего губернатора Орлова и бывшего главы Кирсан Илюмжинова, который ставит на «Справедливую Россию» и на «Патриотов России», это его партии, соответственно он пытается получить влияние в местном парламенте и достаточно жестко борется за власть.

Белоголовцев: Может быть, я что-то забыл или отстал от жизни, но всегда же казалось, чтоКирсан Илюмжинов довольно плотно был инкорпорирован, если не в структуру «Единой России», то в некоторый провластный монолит, символизировавшийся «Единой Россией».

Перцев: Ну да. Так же можно сказать о бывшем губернаторе Забайкалья Гениатулине, который единоросс, насколько я знаю, из партии не выходил, тем не менее, он ставил на «Гражданскую платформу». Конечно, не публично, как, в общем-то, Илюмжинов, тем не менее, его заместитель, правая рука Кошелев пошел на выборы губернатора от «Гражданской платформы».

Белоголовцев: Ну да, и знаем мы, что «Справедливая Россия» в этой кампании в Москве ведет себя в рамках правластной магистрали.

Перцев: Да, хотя в газете у Левичева мы можем карикатуру на Собянина найти. Есть более интересные примеры сращения с властью - это Владимирская область, где лидер отделения, он же депутат Госдумы от СР Антон Беляков идет в качестве кандидата в сенаторы. По новым правилам, избиратель будет видеть в бюллетене фамилии трех человек, которых губернатор предлагает в сенаторы. И вот единоросс Светлана Орлова предлагает Белякова как одного из сенаторов, и все собеседники в регионе утверждают, что он сенатором и будет.

Белоголовцев: А как это оформляется на уровне взаимодействия внутри партии? Это слова из партийного центра, из Москвы: ребята решайте, как вы считаете правильней, или это аренда регионального филиала, когда приходят люди в «Справедливую Россию»: ребята, можно мы на выборах такие свои задачи будем решать? Как это институционально оформляется? Как это не возникает у Сергея Миронова шизофрении таким образом?

Перцев: «Справедливая Россия» всегда была партией людей, мало связанных какой-то идеологией, могли соседствовать бывшие «родинцы», люди с националистическими убеждениями и бывшие яблочники, как Дмитриева, которая, может, в чем-то левая, но уж точно не правая. В ряде отделений все отдано на откуп местным лидерам. Например, в Ярославле Грешневиков, он был еще до СР достаточно популярным человеком, поэтому его поведение…

Белоголовцев: То есть  он обрел легализацию в нынешней модели через партию «Справедливая Россия»?

Перцев: «Справедливая Россия»  в Ярославской области - это Грешневиков. Если  Грешневиков против губернатора, значит и «Справедливая Россия» против губернатора. Примерно такая же ситуация во Владимирской области, там партия под флагом СР не ведет, ну, цвета есть желтые, но там главная фигура- это Беляков. На всех баннерах он изображен, хотя он в Заксобрание не баллотируется, по крайней мере, идти туда точно не намерен - это понятно. Поэтому для таких людей дается карт-бланш.

Белоголовцев: Как ведут себя другие партии? Например, партия в Москве, которая ярко выражено как партия себя ведет, это ЛДПР, где по предвыборной кампании кандидата в мэры Дегтярева сложно понять, это его личная кампания или это партия ЛДПР в полном составе баллотируется на пост мэра Москвы. Как ЛДПР ведет в регионах?

Перцев: Как правило, ЛДПР всегда очень лояльна к местной власти и к «Единой России», с губернаторами не спорит. Наверное, был один случай, когда на прошлых губернаторских выборах местный ЛДПР в Рязани Шерин достаточно активно критиковал губернатора и шел против нег на выборах, но потом активность почему-то сбавил. ЛДПР всегда этим славилась, в этой кампании был скандал, он произошел в Архангельске, он вылился в публичную плоскость. Связан он с формированием списков, и прямо прозвучало слово «продажа отделения». Об этом заявила депутат Госдумы Ирина Чиркова, что ее как руководителя отделения отстранили от формирования списка, а отделение попросту продали одной из влиятельных групп.

Белоголовцев: Насколько ЛДПР старается придерживаться «стиля Жириновского» и на региональном уровне?

Перцев: Им очень сложно это сделать на региональном уровне, потому что, как правило, в регионах отделения, депутаты очень сильны. Как раз, почему ЛДПР часто обвиняют в такой франшизности, потому что люди голосуют за Жириновского, а им даже все равно, кто находится в списке. Может, какому-то влиятельному человеку или группе проще пройти через ЛДПР, даже себя особе не показывая. Он станет депутатом или какая-то финансовая группа получит свою фракцию, но особо кандидатов ее не увидят, они будут видеть Жириновского и спокойно голосовать за него.

Белоголовцев: Партия, которую очень часто критикуют за взаимодействие с власть, партия, которая последовательнее других в публичном поле взаимодействие с властью отрицает, партия, о которой довольно сложно что-то понять за пределами Москвы. Я говорю о «Яблоке». Как они себя ведут в этот раз?

Перцев: «Яблоко» плохо проявило себя в Ярославле. Они, конечно, это отрицают, тем не менее, они ведут себя как типичный спойлер. То есть подают в суды на оппозиционных кандидатов, хотя, в общем-то, нередкий случай, когда оппозиционная партия, которая действительно оппонирует губернатору или мэру, заключает соглашение о взаимодействии, и друг друга хотя бы не трогают.

Белоголовцев: Пакт о ненападении. В Москве мы его видели на первых дебатах, где было очевидно, что кандидаты на пост мэра в отсутствие Собянина, если и бьют, то очень нежно, ласково и понарошку.

Перцев: Иногда речь идет о том, чтобы партии в округах, где одномандатные выборы, смотрели, у кого какой сильнее кандидат и оставляли именно его.

Белоголовцев: Одного оппозиционного против одного единоросса.

Перцев: В Ярославле таких примеров не много. А «Яблоко» попросту заявляет в суды на кандидатов от других партий - это «Патриоты России», которые, несмотря на то, что входят в «Народный фронт», на местном уровне стали оппозицией, «Справедливая Россия». «Патриотов» им снять не удалось, хотя они хотели снять и одного из кандидатов и список, и одного эсера они сняли. Верить этому или нет, по слухам им обещано одно место Заксобрания.

Белоголовцев: Это какое-то исключение или у «Яблока» тоже позиция разнится в зависимости от региона?

Перцев: Мне кажется, про них сложно говорить, что у них есть продажа отделений. Просто все зависит от традиции, кто там находится. В прошлую кампанию на выборах в Брянской области принимал участие кандидат в губернаторы от «Яблока» Андрей Пономарев. При этом все знали, что это близкий приятель действующего главы Денина, конечно, единоросса. Он собрал подписи, хотя у «Яблока» не было ни одного муниципального депутата в Брянской области, и потом снялся успешно в поддержку Денина. Несмотря на то, что сигналы об этом шли, «Яблоко» никак не реагировало, когда он снялся, им пришлось его исключить.

Белоголовцев: Очень много перед этими выборами в партии «Гражданская платформа» говорилось о том, что «мы пришли, и это будет наша первая заявка, мы будем бороться». Как мы видим, в Москве это закончилось ничем, в Ярославле это закончилось ничем в еще более комичном варианте. Есть ли где-то «Гражданская платформа» или  пар ушел в свисток абсолютно везде?

Перцев: Скорее всего, «Гражданская платформа» достойно выступит в Иркутской области, но не надо забывать, что там губернатор был доверенным лицом Прохорова на президентских выборах. Поэтому это вторая партия губернатора, они это не скрывают. Они заявляют, что поддерживают инициативы губернатора, вряд ли им будет оказываться какое-то противодействие. Какие-то шансы есть в том же Забайкалье, все-таки, когда за власть борется мощная группа, особенно если ей покровительствует бывший губернатор, какие-то шансы у них есть, и кандидаты есть. Во Владимире достаточно сильный список.

Белоголовцев: Им дают или они берут? Насколько здесь можно говорить, что «Гражданская платформа» как мощный оппозиционный игрок себя ведет?

Перцев: Во Владимире и Забайкалье, безусловно. Потому что в том числе на них ставит команда бывших губернаторов. Поэтому они достаточно серьезно борются.

Белоголовцев: Последняя партия, которую хотелось бы поговорить, особенно если мы говорим  о «сдачи в аренду», о некоторых франшизах на местах. Партия, которая, как мне кажется, ярче и громче всего умеет вести себя на этом поле, - это партия «Патриоты России», о которой никто не вспоминает в период между выборами. Ее как бы нет, а потом она в отдельных регионах набирает какие-то фантастические цифры. Боюсь соврать, в одной из кавказских республик…

Перцев: Да, в Осетии.

Белоголовцев: Да, она спорила с «Единой Россией», едва ли ее не победив, и где-то на локальных уровнях случаются мини сенсации- до 20% они набирают. Как себя патриоты ведут в преддверии 8 сентября?

Перцев: По-моему, это было в Осетии. Там во главе списка партии пошел популярный человек, он спортсмен- Арсен Фадзаев, бывший единоросс, в общем-то, доказал, что в том числе за «Единую Россию» в регионе могли бы больше проголосовать благодаря ему, но проголосовали за патриота. Все-таки традиционная роль у них это больше спойлерство.

Белоголовцев: А спойлерство от кого в пользу кого? Потому что здесь мне кажется, что патриоты, опять-таки, если мы возьмем пример Осетии, они-то, скорее, оттягивают на себя электорат единороссов, нет?

Перцев: Это колеблющийся электорат, который, например, мог бы пойти в сторону «Справедливой России»…

Белоголовцев: В сторону реальной оппозиции, голосует за кого-то, но не за единороссов?

Перцев: Или КПРФ, если «Родина» неожиданно в этом регионе как-то себя проявила как оппозиционная. Тут они склоняются к патриотам, как правило, таких людей не много, поэтому барьера не преодолевают, и большая часть голосов по системе распределения все равно уходит единороссам. Такая примерно ситуация во Владимирской области, там еще для массовки кандидат от патриотов принимает участие в губернаторских выборах, Подмосковье, кстати, они составляют массовку Воробьеву. Достаточно независимо патриоты себя в Архангельске ведут, в том же Ярославле с ними боролось «Яблоко», но безуспешно, в Калмыкии это одна из партий пула Кирсана Илюмжинова. То есть примеры есть.

Белоголовцев: Если мы говорим об условной аренде регионального отделения, в таких случаях, каков масштаб денег, который необходим для региональной кампании?

Перцев: Это, наверное, было бы совсем серьезным обвинением. Насколько я знаю, некоторые отделения даются безвозмездно.

Белоголовцев: Безвозмездно то есть даром?

Перцев: Даром, но при условии, если его берет в аренду достаточно харизматичный, известный человек. Это то же самое примерно как с Прохоровым. Ему нужна история успеха, это начинающая партия, поэтому успех в каком-то из регионов, где это, может, не очень богатый, но достаточно популярный человек, им это нужно самим. А так все, наверное, зависит от фантазии и от сложности ситуации, потому что где-то, может быть, и желали бы приобрести оппозиционера в отделении тех же патриотов или «Родины», но сильный губернатор этого никогда не даст за счет прямых контактов с Рогозиным. Если считать, что, как говориться, что место в списке парламентской партии может стоить человеку от 3 до 5-15 миллионов рублей, то, скорее всего, речь идет примерно о 2-3 миллионах долларов. Я думаю так.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.