Больше 700 тысяч в один банк не класть – Набиуллина предупредила

Чай со слоном
16 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Антон Табах, старший экономист Института Энергетики и Финансов, рассказал Павлу Лобкову о том, как не потерять свои вклады в банках, когда в сложный период осени и зимы 2013 года у многих банков отозвали лицензии.

Лобков: Вы написали статью на Slon.Ru на чрезвычайно актуальную тему, а именно вот сейчас предновогодние праздники, Центральный банк выступает с инициативой об отзыве лицензии у нескольких банков, это порождает панику. На эту панику, как понимаем мы – обычные люди, накладывается желание поснимать деньги со своих счетов, чтобы купить новогодние подарки. Это видно по тем пробкам, которые в субботу и в воскресенье образуются на шоссе, ведущим к крупным торговым центрам. Не приведет ли это к тому, что после Нового года нас ждет банковский коллапс?

Табах: Сформулируем так – предновогодний спрос на наличные деньги достаточно хорошо известен ЦБ. Нужно отметить, что сейчас ЦБ накачивает банковскую систему ликвидностьюкак и для, например, оплаты налогов, которая достаточно велика в декабре, так и для того, чтобы хватило денег всем людям. То есть вкладчикам здоровых банков беспокоиться, наверное, не о чем. А вот на счет того, что нынешняя паника может начаться и до нового года, вероятность этого некоторая есть. Сейчас все зависит от Агентства по страхованию вкладов  и ЦБ, чтобы ее пресечь в зародыше.

Лобков: Есть такая конспирологическая теория, что Эльвира Набиуллина не очень довольна независимостью Агентства по страхованию вкладов и этими мерами дает понять, что хорошо бы, чтобы оно полностью подчинялось ЦБ и тогда можно будет и нормы повышать необходимого резервирования и вообще больше иметь там прав для того, чтобы санировать банковскую систему.

Табах: Опять же трудно говорить про конспирологические версии. В разных странах существует разная модель страхования вкладов и соотношения ЦБ и Агентства по страхованию вкладов или его местных аналогов, условно в США это совершенно независимое агентство, в европейских странах они, скорее, сопряжены вместе, где-то вообще ЦБ отвечает за фонд страхования вкладов. Но самое главное у нас – это не столько вопрос о зависимости и независимости, а вопрос о том, насколько Агентство по страхованию вкладов в нынешнем виде, с нынешними резервами выдержит нынешний  удар.

Лобков: А сколько сейчас банки должны резервировать? Напомните мне в том числе.

Табах: Сумма достаточно небольшая. Соответственно сейчас банки на совокупности на 16 триллионов рублей вкладов населения зарезервировали около 200 миллиардов рублей в этом фонде.

Лобков: Это 1/5 дефицита пенсионного фонда. Если говорить о некоем возможном коллапсе, не дай Бог, банковской системы, и люди придут за пенсиями, то это 1/5 дефицита только.

Табах: Это вещи совершенно несвязанные, потому что с пенсионным фондом это поток, то есть на отрезке в год, это возникает каждый год, а здесь запас. То есть 16 триллионов вкладов сейчас, 200 миллиардов резервов плюс государство обязалось, согласно законодательству о страховании вкладов, предоставить в случае необходимости еще триллион на поддержку.

Лобков: Это откуда? Из Фонда национального благосостояния или из подушки?

Табах: Из бюджета, да. И ЦБ уже объявил, что будет кредитовать. Основная проблема с тем, что за 8 лет существования страхования вкладов с 2005 по середину 2013 вкладчикам было выплачено 108 миллиардов рублей компенсаций. Сейчас только по краху последних четырех банков: «Пушкино», «Мастер Банк», БПФ, «Инвестбанк» и «Смоленский» должно быть выплачено 102 миллиарда примерно.

Лобков: «Инвестбанк» и «Мастер банк» - самые крупные. Люди сейчас перед Новым годом остались с замороженными средствами, многие, кто держал все яйца в одной корзине. До Нового года вряд ли что-то выплатят им?

Табах: По «Мастер банку» выплаты уже начались, потому что две недели от отзыва лицензии, то есть они начались 4 декабря через «Сбер» и ВТБ.

Лобков: До четырех миллионов?

Табах: До 700 тысяч на человека. И это проблема, потому что все, у кого вклады  превышают эту сумму, дальше остаток будут получать в процессе банкротства.

Лобков: И не в первую очередь?

Табах: Нет, они кредиторы в первой очереди вместе с Агентством по страхованию вкладов, но очень часто оказывается, что делить, оказывается, нечего. Вот яркий пример – последней крупности банкротство «Витас Банк», там процесс банкротства занял несколько лет, в результате вкладчики получили полтора процента от остатков. То есть они 700 тысяч получили, естественно, по закону о страховании и полтора процента остатков. Почему? Потому что разворовано было все, кроме фонда обязательных резервов в ЦБ, который украсть нельзя в принципе. 

Лобков: Так много после этого разнообразных мер запретительного характера и касающихся деофшоризации и так далее именно через офшорные компании, как правило, сливаются все эти активы. Сейчас существует вероятность, что эти деньги доживут до окончания банкротства в «Мастере», в «Инвестбанке»?

Табах: Банкротство – дело мутное. Центральный банк утверждает, что они приняли эти меры, чтобы, обнаружив большую дыру в балансе банка, обнаружив пропавшие деньги, обнаружив сомнительные кредиты, спасти то, что есть. Сейчас работают соответствующие структуры и органы, работает администрация, назначены судом управляющий. Скорее всего, в случае с «Мастер банком» выплаты будут больше. Но опыт банковских банкротств показывает, что даже кредиторам первой очереди остается мало.

Лобков: А в суд они могут подать?

Табах: В суд уже подано. Банкротство происходит исключительно через суд, и ЦБ подал уже требование о банкротстве «Мастер банка».

Лобков: Я имею в виду вкладчики. Почему 700 и где мои деньги?

Табах: Они участвуют в процессе. 700 – это по закону. 700 – это государство обязалось заплатить вкладчикам – частным лицам, до 700 тысяч. Если меньше, то сумма вклада. Плюс к этому сумма компенсации уменьшается на встречные требования. То есть если у вас был вклад в банке и кредит этому же банку, такое бывает, например, зарплатный счет и автокредит, то сумма вашей выплаты уменьшается на сумму автокредита, но автокредит будет выплачен.

Лобков: Зачем понадобилось в конце финансового года устраивать… Я понимаю, что в «Мастер банк» ситуация кричала, вопила. Она так же кричала и вопила в других четырех банках? И почему одновременно? Одновременное действие сходного порядка вызывает ощущение кампании. Кампания сама по себе вызывает невротические ощущения в обществе. Невротические ощущения в обществе ведут человека только в одно место – к банкомату. Карточку вставил, деньги вынул, под подушку положил или купил то, что давно откладывал.

Табах: Опять же и да, и нет. Проблемы этих трех банков коренятся во многом в ликвидации «Мастер банка», потому что ВПФ был на процессинге в «Мастер банке», начались неплатежи. Собственно говоря,  у «Мастер банка» лицензия была отозвана по причинам регулятивного характера. То есть ЦБ обнаружил дыры в балансе, но до последнего момента платежи шли аккуратно, и вкладчики ничего не видели, и клиенты не чувствовали.

Лобков: Магазинов полно, где «Мастер банк» был эквайером. Их тоже обанкротят что ли? Они потому что взяли у моего банка, а должны взять у «Мастера», «Мастера» нет. Где они возьмут?

Табах: Чуть позже. Тут есть две проблемы: «Мастер банк» прекратил платежи, до этого шло все аккуратно. Соответственно мы видим малый бизнес  и не очень малый, которые не могут проводить платежи по картам, у которых просто пропали деньги. Надо отметить, что малым с предприятиям и даже индивидуальным предпринимателям не компенсируют даже этих 700 тысяч. Закон о страховании вкладов распространяется только на физических лиц, имеющих вклады как физические лица. То есть условный адвокат Иванов, имеющий счет как гражданин Иванов, этот будет покрыт гарантией. Если он имеет счет как адвокатская контора, которая не имеет юридического лица, он не будет покрыт гарантией. Его деньги пропали, деньги клиентов пропали, дальше он как бы начинает заново. Так устроено законодательство о страховании вкладов. Это первая проблема, вторая – у банков, что у БПФ, что у «Инвестбанка», что у «Смоленского» начались неплатежи. Они не могли обслуживать требования своих клиентов, закрывались офисы. «Смоленский» просто обратился за помощью к ЦБ за стабилизационным кредитом, но в итоге ему было отказано. «Инвестбанк» и БПФ вызвали себе комиссию ЦБ для проверки ситуации и вообще понимания, что можно сделать. То есть реально отзыв лицензии у «Мастер банка» выступил триггером проблем у этих банков. Более того, были проблемы у других банков, но в тех случаях приняли решение санации, а не ликвидации.

Лобков: А кто принимает решение санации, а не ликвидации? Почему отказывают банку «Пушкино»…?

Табах: Да, сентябрь.

Лобков: Много ли там вообще клиентов?

Табах: Несколько десятков тысяч. На самом деле проблема в том, что процедура отзыва лицензии и принятие решения лицензии или санации достаточно субъективно. То есть внутренние критерии, часть из них известны, часть из них неизвестны, есть специальный орган внутри ЦБ – Комитет по банковскому надзору, который говорит, что делать с тем или иным банком до того, как специальные сотрудники ЦБ проверяют, что происходит. А дальше совет директоров Центрального банка принимает решение утвердить или не утвердить. Они могут утвердить решение специалистов, а могут из-за каких-то своих соображений решить, что банк надо забить или наоборот санировать.

Лобков: А что за свои соображения могут быть?

Табах: Тут сложный вопрос, что считает совет директоров. Потому что может быть решение, например, когда местные факторы важнее общих. Яркий пример  - банк «Солидарность» в Самарской области, банк было решено санировать, хотя в принципе по финансовому положению он мало чем отличался от ситуации со «Смоленским» и «Инвестбанком». И там, и там за него просили губернаторы, и там, и там он имел критичное значение для банковской системы. Почему? Потому что незадолго до этого обанкротился еще один крупный банк в Самарской области – Волжский социальный, более того, его глава покончил с собой, можно это посмотреть в криминальной хронике. Соответственно, если два крупных банка из крупнейших в области ликвидируется, то возникает местный банковский кризис. Соответственно, это хотели, наверное, избежать. БПФ в основном действовало на московском рынке, тут банков много, а кризис невозможен, «Смоленский» и «Инвестбанк», видимо, решили, что они настолько критичны для рынка.

Лобков: В общем, может ли идти речь о новой политике Набиуллиной в связи с тем, что так совпали эти три или четыре даже события с лишением лицензии? Можно ли говорить о том, что Набиуллина – такая новая метла, которая будет по-другому вести дела в ЦБ? Помните одно из немногих интервью, которое дал Сергей Игнатьев, который признал, что многие банки используются как отмывочные конторы, что не все можем проследить?

Табах: Да-да.

Лобков: Можно ли сказать, что с этим будут бороться и бороться такими способами?

Табах: Да, изменения в банковском регулировании мы видим, есть изменения и законодательные, создания мегарегулятора. Есть новая метла, которая чисто метет. Есть новые лица, назначенные руководить банковским надзором, поэтому да, мы видим изменения в политике. С другой стороны, все это в рамках действующего законодательства. И опять же банковский сектор, скорее всего, подстроится под эти требования. Надо подстраиваться и вкладчикам, потому что обсуждается устойчивая система страхования вкладов – это ключевой вопрос. Насколько она выдержит нынешний натиск – это вопрос не менее важный. И наконец, как ее поменяют в результате этого кризиса, потому что военные уставы пишутся кровью, а страхование вкладов пишется слезами вкладчиков, потерявших деньги. Сейчас обсуждается ограничение выплат, с другой стороны, наоборот повышается лимита выплат, обсуждается не надо ли включать малые предприятия и благотворительные фонды. На слуху история, как в «Мастербанке» пропало у доктора Лизы 2,5 миллиона.

Лобков: Может быть восстановлено у доктора Лизы, пользуясь своими связями, хотя сказала, что нет.

Табах: По закону восстановить нельзя. Это можно заново собрать. Соответственно 2,5 миллиона собраны, а так было быть 5, по закону все в равном положении. Физические лица получают до . 700 тысяч, все остальные участвуют в процессе банкротства.

Лобков: Достаточно ли этих истерических настроений в обществе, чтобы, допустим, такие непопулярные меры как лимит по однократному снятию денег с кредитной карточки в день или другие меры, связанные с необходимостью иметь ликвидные наличности в распоряжении, прежде всего, крупных банков у государства?

Табах: У нас пока банковского кризиса полноценного нет. Да, под раздачу впервые за долгое время попал банк из первой сотни, но это банк из первой сотни, а не из системы образующих. У нас не Казахстан образца 2008 года, у нас не Аргентина образца раз в несколько лет, у нас пока об этом, естественно, речи не идет. Но то, что вкладчики должны быть осторожны, должны пока действовать, следуя нынешней системы страхования вкладов, дробить свои вклады в идеале по 700 тысяч.

Лобков: По миллиону.

Табах: По 700 тысяч, потому что если примут закон о повышении нормы выплаты до миллиона, значит, по миллиону. Пока лимит – 700тысяч и пока неограниченное число выплат. Если у вас пропали вклады в трех банках, соответственно, вам заплатят три раза. Обсуждалась идея, чтобы ограничить число выплат, но она достаточно бессмысленная и антипотребительская.

Лобков: Нужно ограничить число банков, в которых я держу свои деньги?

Табах: Ограничить число выплат на одного человека, типа он настолько несчастливый…

Лобков: Понятно, то есть у меня в трех банках по 700, эти три банка лишились лицензии. Я два миллиона сто должен получить, а моя фамилия в некоем списке Центробанка.

Табах: Да, но эта идея бродовая в силу сложности ее применения.

Лобков: Придется подключать какие-то определенные органы в погонах, а органы в погонах имеют тенденцию немножко коррумпировать ситуацию.

Табах: Она противоречит здравому смыслу, она противоречит идеологии системы страхования вкладов, поэтому, скорее всего, применена не будет. Более того, возникает вопрос, насколько 700 тысяч – достаточная сумма. 8 лет назад это было всего 100 тысяч, на этом дивном фоне это выглядит очень много. Но в Европе 100 тысяч евро - это стандарт либо неограниченно. В США это 250 тысяч долларов, причем текущие счета и сберегательные счета считаются отдельно, то есть реально это 500 тысяч на человека. Опять же вопрос, что у нас доходы и состоятельность населения все-таки не в 10 раз отличается от американской и не в 6 раз от европейской.

Лобков: Если у человека есть, что положить в банк, он положил, он реально это заработал не за один день. Мы имеем в виду среднего потребителя.

Табах: То есть всякие пропавшие квартирные деньги, пенсионные деньги. Понятно, что из отдельных случаев нельзя делать государственную политику, но отдельных случаев будет много. Поэтому я думаю, мы сейчас увидим очень большое обсуждение  про то, как нужно организовать не Рабкрин, а систему страхования вкладов.

Лобков: Насколько готова Эльвира Набиуллина к публичному обсуждению этой темы? Поскольку, как я понимаю, Сергей Игнатьев всячески избегал публичного обсуждения.

Табах: Если мы вспомним, 10 лет принимался с очень большими сложностями закон о страховании вкладов, в итоге он был принят, спасибо Павлу Алексеевичу Медведеву за его неустанную работу, о которой все забыли. Председатель банковского подкомитета Госдумы…

Лобков: Бывший.

Табах: Да, а сейчас омбудсмен по финансовым услугам. Я думаю, что любые изменения тоже будут идти с большим скрипом. Если сейчас посмотреть прессу, то возникает вопрос, почему 700 тысяч, до какой суммы вклады надо страховать, почему страховать, а как. Я думаю, эти вопросы… И, более того, есть ощущение, что эти банки не последние. Вопрос в скорости, в масштабах чистки банковского сектора. Чистка практически неизбежна, потому много проблем накопилось. Вопрос, насколько она будет идти аккуратно, в какой форме, и к чему она приведет, он пока остается открытым. Вкладчики должны аккуратно выбирать банки, дробить вклады, надеяться на то, чтобы страховка не подвела, чтобы нормально функционировало Агентство по страхованию вкладов.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.