Академики РАН пришли к выводу: блогосферу нельзя победить

Чай со слоном
29 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тоня Самсонова

Комментарии

Скрыть
Тоня Самсонова и Антон Шириков, заместитель главного редактора Slon.ru, обсудили новое исследование, посвященное оппозиционной блогосфере.
 

Самсонова: Сегодня на Slon.ruопубликована статья, посвящённая исследованию в оппозиционной  блогосфере. Расскажите, что это за исследование?

Шириков: Речь идёт об исследовании Института проблем управления РАН. Исследователи этого института изучили, как устроена российская блогосфера. Под блогосферой в данном случае они понимают ЖЖ, потому что  изучить Facebook было довольно сложно в силу того, что он просто был закрыт для поисковиков. Изучив ЖЖ, они выяснили, что блогосфера удивительный довольно зверь, некое животное, которое живёт собственной жизнью, и на которое трудно повлиять, у него есть свои внутренние законы. Они исследовали, откуда блогеры берут информацию.

Самсонова: Какие они там вопросы поставили перед собой?

Шириков: Один из вопросов - откуда блогеры берут информацию. Например, выяснили, что самые популярные сайты у блогеров это Лента.ру, РИА «Новости» и «Эхо Москвы». Кроме того выяснилось, что официальные источники, тот же сайт Кремля, они довольно нерелевантны для блогосферы, на них редко ссылаются, на них редко реагируют даже. Я потом чуть-чуть позже скажу о том, как она устроена, но если говорить о блогосфере в целом, то интересно то. как, например, блогеры относятся к Путину и Медведеву. Если Путин- это некий постоянный интерес, события, связанные с Путиным: его заявления, какие-то вещи такого рода, они вызывают реакцию, они обсуждаются дней 20. То, что говорит Медведев или то, что он делает, вся его инициатива, заявления и так далее  обсуждаются дня 4-5. Потом эти круги по воде, которые расходятся, затихают. Исследование проводилось в период с осени 2011 года, когда начался расцвет протестного движения, до лета 2012. В частности выяснилось, что, во-первых, с тех пор сильно выросло число блорегов, которые пишут про политику и политическую активность, наверное, раза в 3, с другой стороны, блогеров более радикальных стало меньше, чем  в начале протеста. То есть как-то стихает эта история.

Самсонова: При этом они не знают, когда они увидели, что больше  политических блогов стало, они не могут понять - это настоящие блогеры или это какие-то подделки.

Шириков: Нет, всё-таки могут, потому что там речь идёт о топе блогеров, 300 ведущих блогеров из рейтинга самого ЖЖ и рейтинга Яндекса, 300 с небольшим получается, поэтому это всё-таки люди понятные.

Самсонова: Хорошо, но в заголовке статьи написано, что это исследование звучит оптимистично, потому что оно  говорит о том, что нельзя прихлопнуть всю политическую блогосферу на раз. Откуда такие выводы?

Шириков: Вот это как раз интересная история, это, может, и главная находка этого исследования. Она состоит в том, что выделено несколько лагерей по отношению к политике, политическим событиям. Во-первых, это лагерь условно нейтральных, это люди центристского склада. Он, конечно, самый большой, из этих 300 с небольшим 158 человек. Есть второй лагерь умеренно оппозиционных, их около сотни, и радикально оппозиционных, это порядка 60, по-моему. Интересно то, что внутри этих лагерей складываются некие кластеры, связи между блогерами, какие-то схемы, потоки, циркулирование информации. Что они сделали? Они взяли и стали моделировать, гипотетически убирая кого-то из известных блогеров, понятно, что инициаторами каких-то обсуждений больших в основном становятся блогеры типа Навального, Илларионова. Они стали их потихоньку обирать одного за другим, и выяснилось, что циркулирование информации не меняет, она всё равно продолжает ходить.

Самсонова: Круто. По-моему, ранней весной прошлого года мы опубликовали текст Ольги Крыштановской. Она походила по «ОккупайАбаю» и посмотрела, как устроены в реальном виде эти все сообщества. Она пришла к такому же выводу, что невозможно убить  эту сетевую структуру, потому что у неё нет лидера, управляют всем аккаунты. Тот, кто ведёт аккаунт, тот же самый, вот самый популярный аккаунт  марша за выборы с красным юзерпиком, его ведут разные люди. Хорошо, допустим, вы посадили троих, которые его ведут, они передали пароль, и его ведёт какой-то новый человек. Люди подчиняются аккаунтам, а не конкретным лидерам, более того сетевая информация устроена этими группками по несколько человек, и лидерство в теории  политического лидерства вообще не работает. Довольно оптимистично, но мне кажется, что, судя по тому, как сейчас разбираются с протестным движением, они найдут способ сломать и вот эту историю. Разве нет?

Шириков: Теоретически, конечно, всё можно сломать, можно вообще прикрыть доступ к интернету, можно по-другому сделать. Здесь речь идёт о каком-то моделировании в этом, речь шла о последовательном выключении аккаунтов. Если их всех вырубить и посадить разом, наверное, это будет серьёзный удар по блогосфере.

Самсонова: Условно речь идёт о том, что когда Навальный публикует новый пост, он  попадает в ТОП Яндекса, например?

Шириков: Да.

Самсонова: Но если вы выключаете блог Навального, то эти аккаунты, которые его перепахивают, они продолжают всё равно что-то публиковать.

Шириков: Да.

Самсонова: Хорошо, давайте тогда ведём уголовную ответственность за распространение, я не знаю, красных юзерпиков, и тогда все эти аккаунты перестанут существовать. Выключить всё это тоже довольно просто.

Шириков: Ну, можно и ЖЖ закрыть.

Самсонова: Но это как-то радикально всё-таки.  А кто-то проводил исследования, какой процент пользователей ЖЖ вообще  политизирован?

Шириков: Как раз у них и есть это в исследовании. Если всего порядка 550 тысяч активных пользователей ЖЖ, это в среднем в зависимости от месяца, то в начале исследования, в начале протеста  их было порядка 13, то есть тех, кого они назвали политически активными, а к лету их стало порядка 38 %. То есть это порядка  200 с чем-то тысяч. Это люди, которые пишут про Медведева, про Путину, и всякие связанные с этим вещи.

Самсонова: Непонятно, насколько они себя кого-то представляют, потому что раньше считалось, что люди, которые живут только онлайн и не выходят в оффлайн, совершенно не интересны  для власти, потому что никаких действий они не делают, и в своём оффлайне они могут писать всё, что угодно.

Шириков: Получается, это не так, если смотреть на пример того же Навального, он всё-таки через онлайн раскрутился, собственно сами протесты координировались  во многом… Не организовывались, но, скажем так, точки зрения и   позиции во время  взлёта протестом формировались благодаря соцсетям. Конечно, в Кремле это всё видят, отслеживают, что-то думают по этому поводу, как-то пытаются влиять. Собственно, оттуда же все проплаченные посты и прочие истории, которые всплывали.

Самсонова: Интересно, будут ли ещё выделяться бюджеты, насколько интересен интернет. Будут ли выделяться бюджеты на завоевание точек зрений в интернете, насколько это эффективно. Они это не исследовали?

Шириков: Нет, такое они не исследовали. Они же брали информацию открытую, а это уже инсайдерские вещи, они простым исследователям не доступны

Самсонова: Там были ещё какие-нибудь вопросы, которые они пытались выяснить? Это вообще регулярное исследование или вдруг…?

Шириков: Нет, это было разовое исследование о том, что происходило  за период в 9-10 месяцев с начала протестов до  прошлой осени.

Самсонова: А кто это делала?

Шириков: Это Институт проблем управления РАН.

Самсонова: Российская академия наук занимается интернетами?

Шириков: Конечно.

Самсонова: А почему?

Шириков: А почему бы нет?

Самсонова: Ну, как-то не академично.

Шириков: Интернет - это тема большая. По этому поводу  есть исследовательские центры во многих  странах. Почему бы и у нас не начать?

Самсонова: Понятно, большое спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.