«Эта команда была обречена на провал». Виторган, Федоров и Белоголовцев о вылете сборной России

19 февраля 2014 Михаил Козырев
13 220

Михаил Козырев обсуждает с Максимом Виторганом и Максимом Лейкиным прошедший матч между сборной России и Финляндии, а комментатор КХЛ-ТВ Дмитрий Федоров называет главные причины неудачи российских хоккеистов в Сочи.

Козырев: Дмитрий, первые впечатления от игры какие-то, если вы ее смотрели. Поделитесь, пожалуйста.

Федоров: Первое впечатление было, что сборная неплохо начала, активно, забила в большинстве. Были проблемы с розыгрышем большинства. Но потом отдали инициативу финнам, и они забросили две шайбы. Конечно, не выручил вратарь Варламов, но я бы не стал его одного упрекать. Почему? Потому что в трех матчах с сильными командами, то есть со сборными США, Словакии и Финляндии, мы забросили всего три шайбы. Наш атакующий потенциал мы абсолютно не использовали. Проблема в том, что Билялетдинов – это клубный тренер. Это человек, который привык долго работать с одними и теми же исполнителями, а вот так, с листа поставить игру, он не в состоянии. Об этом говорили его результаты, когда он работал помощником национальной сборной в 1999-м, 2000-м, 2004-м году, когда он был главным тренером на кубке мира. В 2012 году он выиграл чемпионат мира, но там наш состав был на голову выше, чем у конкурентов.

Козырев: А как вы оцениваете несостоявшуюся, нереализованную надежду, которая у нас была на суперзвезд Национальной хоккейной лиги, которые приедут и все сделают, и совершат нам чудо. И в результате, это чудо не произошло. Глупая надежда была, не надо было на это надеяться, или игроки не раскрылись, не проявили себя? В чем проблема?

Федоров: В полной мере не раскрылись хоккеисты, потому что в НХЛ все-таки совершенно другая игра, и у нас не было защитников того уровня, которые играют там, за океаном. Сейчас в современном хоккее очень важен креативный защитник, которые не только своими проблемами занимаются, но еще и отлично катаются, участвуют в подыгрыше, являются плеймейкером в большинстве. У нас таких защитников практически нет, что в НХЛ, что в КХЛ. И в этом серьезная проблема. К тому же на Олимпиаде команды играют в более закрытой манере, нежели в НХЛ. Ко всему этому  наши звезды, по большому счету, оказались не готовы.

Козырев: Объясните мне, что значит «в более закрытой манере» команды на Олимпиаде играют по сравнению с тем, как играют в НХЛ клубы?

Федоров: Попытаюсь объяснить. Там другие площадки, они уже. Соответственно, там меньше движений нужно осуществлять, защитникам проще закрывать зону при откате назад. И там играют в более активный хоккей. То есть потеряли шайбу – нападающий сразу вступает в ее отбор в чужой зоне. Там больше силовых приемов в связи с тем, что площадка ниже. Сейчас на Олимпиаде, и вообще, в целом в Европе из-за того, что площадка больше, стараются быстрее  откатывать из чужой зоны при потере шайбы. И атакуют команду, которая завладела шайбой, по сути, всего лишь нападающий. Это пассивная манера игры. Можно сказать, что НХЛ-овцы к такой манере игры не совсем привыкли, во всяком случае наши. К тому же, сказываются проблемы в тактической подготовке. Я обратил внимание на то, что финны, шведы с детства учатся играть в тактический хоккей, поэтому им не нужно такого количества времени, чтобы сыграть, как например, нужно российским хоккеистам. Маленький нюанс. Во многих странах действует общая система подготовки молодых хоккеистов. В Швеции, сейчас в Америке, в Канаде она давно уже существует. Это программа, которая функционирует во всей стране. У нас такой программы нет, поэтому даже на взрослом уровне хоккеисты, которые не быстро катаются. Это нонсенс, но, тем не менее, хоккеист с хорошими руками, с мощным броском, но у него не идеальное катание.  А, например, если мы посмотрим игру шведов или канадцев, там все идеально катаются, все хорошо тактически подготовлены. У нас есть огромное количество системных проблем  в хоккее, которые не решаются.

Козырев: «Это будет война, но мы к этой войне готовы», - я цитирую слова Александра  Овечкина, сказанные перед матчем со сборной Финляндии. Как нам жить дальше? Получилась война или нет?

Виторган: Да так же жить, как и жили. Нам не впервой отступать с этих высот. Я одну вещь хочу сказать по поводу хоккеистов. Я это столько раз уже в своей жизни видел. Как только они выиграли, они сразу ой какие патриоты в устах всех нас, герои России. Вот он настоящий русский человек. Как только проиграли – все, они еле катаются, они ничего не хотят. Не хотели, по-моему, на моей памяти хоккеисты один раз. Это был чемпионат мира по хоккею в Санкт-Петербурге. Я не помню, какое место мы там заняли. Они там не хотели, у них так болела голова, что они ничего не хотели. Все остальное время – я не помню, чтобы они не хотели. Более того, я в профессиональном спортсмене не представляю себе этого механизма.

Козырев: Как не хотеть?

Виторган: Ну, да. Он всегда заводится. От этого я бы очень хотел предостеречь. А футбол показал нам, что делать. Наш футбол показал, что делать: нужен иностранный специалист. У нас, например, с бойцами вообще тяжело. Не в смысле характера, а в смысле функций на поле. У нас много ярких самородков и не очень есть, кому носить рояль. У нас с разрушающим звеном проблема. И это из раза в раз. Но такие особенности. Значит должен прийти человек, который, учитывая такие национальные особенности сборной (я прошу прощения, я дилетант), из этого материала построит игру таким образом, чтобы Овечкин убегал, и даст ему в пару для этого не Малкина и Ковальчука, а какого-нибудь Тютина и Путина, который будет играть на то, чтобы Овечкин убегал (например).

Козырев: Мы, конечно, веселимся, но часто я слышу фразу, которую говорили самые разные люди, что если наши умудрятся проиграть в хоккей, то Олимпиада потеряет смысл. Наши проиграли в хоккей. Есть ли какие-то другие виды спорта, которые вы будете смотреть до конца, которые вас интересуют, и в которых победы радуют.

Виторган: Я не согласен с этим абсолютно. Понятно, что это главная медаль, но у меня не было никаких иллюзий, я не ждал никакой борьбы за «золото».

Козырев: Я все время думал, что они сейчас разыграются.

Виторган: Это же не казино, это спорт. Это в казино обычно – разыгрался, разыгрался. Но Олимпиада для нас, особенно после Ванкувера, вполне себе удачная. Радостно, мне кажется, уже выдохнули чиновники от спорта.  Я бы отметил в кои-то веки селекционную политику государства, которая вовремя натурализовала целый ряд спортсменов. И Ан, который потряс меня тем, что он пел слова гимна. Это было трогательно. И эта девушка – Заварзина, по-моему – ей надо сразу дать героя России. Она мало того, что сама выиграла олимпийскую медаль, она еще привела к нам парня, Вик Уайлд, которому, конечно, надо становиться Виктором Диким. И она молодец, что она не только занималась спортом. Понимаешь, когда она тренировалась, она не только смотрела на трассу, но и по сторонам. И в нужный момент – «иди-ка сюда, как зовут?»

 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю