Константин Крюков: «Я возмущен людьми, которые негативно отзываются о Плющенко»

Поддержать ДО ДЬ

Актер Константин Крюков поделился с Ренатом Давлетгильдеевым, Альбиной Кирилловой и Денисом Катаевым своими впечатлениями от Игр в Сочи, и рассказал о том, что значит для российской действительности фильм «Чемпионы», как стоит относиться к скандалу вокруг Евгения Плющенко и как в олимпийской столице обеспечивали безопасность за год до Игр.

Катаев: «Чемпионы» вышли следом за «Легендой №17». Когда вы снимались, вы знали о «Легенде»?

Крюков: По-моему, она уже вышла, когда мы снимали «Чемпионов». «Чемпионы» были сняты очень быстро, лаконично. Я уже видел этот фильм на тот момент.

Катаев: Вы почувствовали, что в стране перед Олимпиадой началась киномания на спортивные фильмы?

Крюков: Вообще я «олимпиадоманию» почувствовал давно, поскольку часто был в Сочи за последние два года и много что там видел. Мне кажется, спорт вообще в нашем кино отсутствовал как таковой. Я не думаю, что это обязательно связано с Олимпиадой. Появление спорта в нашем кино и выстрел «Легенды №17», я думаю, что она не была настолько заточена именно на патриотическую историю в связи с Олимпиадой. Я думаю, что они просто снимали именно про этого человека и хотели снять первое качественное спортивное кино нашего времени.

Давлетгильдеев: Мы знаем, что есть голливудская традиция снимать кино про спорт, преодоление себя, а у нас такого жанра не было.

Кириллова: Вообще в мире можно по пальцам пересчитать хорошие фильмы на спортивную тему. В вашем кино высосана из пальца какая-то драматургия, поскольку спортивная жизнь очень скучная и рутинная и какой-то триллер драматургический создать, я думаю, невозможно.

Крюков: Во-первых, это набор новелл, которые снимали разные режиссеры. Все новеллы были гораздо больше, чем они представлены в итоге в фильме. Во-вторых, все снимали в первую очередь человеческую историю, а не про спорт. В-третьих, вообще спортивное кино очень сложное, потому что это требует от всей команды полного понимания спорта. Я «Чемпионов» посмотрел вчера впервые, до этого я смотрел Олимпиаду, и я открыл для себя новый мир. Я ни одного правила ни одних Олимпийских игр не знаю, и вчера я посмотрел фильм, понимая, что они делают.

Катаев: Вы готовились спортивно, тренировки были?

Крюков: Да, я занимался фигурным катанием, готовился, но в связи с сжатыми сроками и большой занятостью у меня было 4 дня. 4 дня меня готовили разные тренеры, каждый раз они узнавали заново, что мне нужно.

Кириллова: Как ты пропускал через себя персонаж?

Крюков: В формировании образа для меня являлось очень важным… во-первых, мне жутко помог режиссер Дима Дюжев, потому что он очень светлый человек и безумно любит вообще саму тематику геройских человеческих поступков, что для меня вообще не частая тематика. Он очень подробно описал, дал всю информацию, которую он получил от Сихарулидзе, Бережной, рассказал кучу историй. Я не успел встретиться с Сихарулидзе до съемок, но мы с ним говорили по телефону. Я изначально смущался этого фильма, потому что это кино про живых людей, и не все в нем выступают положительными. Я предлагал сделать метафоричную историю про то, как люди добиваются своей цели. Для меня главной была человеческая история преодоления. Когда я это услышал, я был в шоке: как человек, который не мог даже ходить, получил золотую медаль на Олимпиаде.

Кириллова: В пропагандистском патриотическом кино есть место чемпионам, но злодеям?

Крюков: Я думаю, с точки зрения жанра, наверное, да.

Катаев: Чемпионы вообще люди? Многие говорят, что спорт влияет на психику, они становятся особенными людьми, которые уже не готовы к нормальной жизни.

Крюков: Я думаю, что во многом они сверхлюди. Та воля, которая у них есть, мне необъяснима. Я понимаю, что у меня последний год болит спина. Не представляю, как у Жени Плющенко болит спина.

Давлетгильдеев: История, которая произошла с Плющенко, сейчас по-особенному близка?

Крюков: Последние два дня я слушаю радио, смотрю телевизор и просто возмущен людьми, которые негативно о нем отзываются. Особенно когда говорят, что если ты вышел на сцену, ты должен на ней умереть. Если бы эти люди испытали такую же боль, имели бы такую же волю, чтобы выйти хотя бы раз в таком состоянии и сделать то, что он сделал, то они бы говорили иначе. Я это вижу изнутри него…

Катаев: Тут вопрос не к нему, а скорее к федерации…

Крюков: Вы можете сказать, что человек, который лежит в коме, через четыре года станет олимпийским чемпионом? Это зависит от его духа, воли и огромного количества совпадений. Конечно, Женя верил, потому что если не верить, вообще сил ни на что не хватит. Другое дело, что должны быть люди, которые должны понимать объективную ситуацию.

Катаев: Федерация фигурного катания пока свою официальную позицию не высказала?

Давлетгильдеев: Они предпочитают уходить от комментариев, а сам Евгений Плющенко дал интервью каналу CNN, в котором он рассказал, что было некоторое давление со стороны федерации. Его просили выступить, потому что на мировых турнирах два других мальчика-фигуриста показали низкие результаты, и у нас было только одно место на Олимпиаду. Правильно или нет, непонятно. Но если посмотреть на результаты в Сочи, мы не могли бы претендовать на медаль.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю