Василий Якеменко о Владиславе Суркове и лидерах оппозиции: «Не надо его равнять с этими шлепками, которые бегают там по площадям»

Собчак
14 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В финале программы СОБЧАК ЖИВЬЕМ экс-глава Росмолодежи Василий Якеменко всего за 4 минуты произнес пламенную речь, почти отказался от подарка Ксении Собчак, но согласился одолжить ей денег.

Собчак: Я по поводу еще Владислава Юрьевича хотела у вас спросить. Вы все-таки с ним общаетесь достаточно много, насколько я знаю, это не скрываете. Может быть, он может стать той фигурой, вы говорите, что он часто власть тоже критикует, который взорвет систему изнутри, ведь оппозиционеры, оппоненты власти очень часто говорят о том, что нужны люди внутри системы, которые позволят…

Якеменко: Зачем ее взрывать-то?

Собчак: Взрывать в том смысле, что внутри системы будут люди, которые будут разделять схожие идеи. Сурков может стать таким человеком?

Якеменко: Сурков давно разделяет эти идеи. А проект «Сколково» - это не от того, что он считает, что существующие практики?..

Собчак: То есть, он наш человек, получается? По ту сторону баррикад, да?

Якеменко: Почему он ваш-то человек? С чего вы взяли, что он ваш человек?

Собчак: Наш, Василий, гражданского общества.

Якеменко: Он не наш и не ваш. Это человек, у которого, в отличие от тех, кого вы так легкомысленно записываете в наши, есть своя позиция, есть умение принимать решение, есть большой груз ответственности, который он несет. Не надо Суркова вот сюда вот записывать. И гражданское общество – это не те, кто стоят на сцене на Болотной, я просто хотел бы, чтобы мы еще раз с этой терминологией определились. Вам, конечно, приятно думать, что ваша тусовочка из 16-ти человек – это гражданское общество.

Собчак: Это не моя тусовочка, там разные люди. Не надо злиться, вы что? Это же, правда, важный вопрос.

Якеменко: А я не злюсь. Я говорю то, что является правдой. И от того, что вы 100 раз повторите, что это и есть гражданское общество, что с ними надо объединиться…

Собчак: У каждого своя правда, Василий.

Якеменко: Но в данном случае, когда Алексей Навальный остается в фонтане с тремястами человек, это означает, что правда в том, что за ним никто не идет, и вот это является абсолютной правдой.

Собчак: Это не важно. Вас так беспокоит Алексей Навальный…

Якеменко: Нет, это важно.

Собчак: Мы про Суркова же говорим…

Якеменко: Меня волнует то, что люди, которые, ничего из себя не представляя, не понимают в партстроительстве, не понимают в настроениях людей…

Собчак: Так давайте тогда не будем про них говорить. Чего говорить, если они ничего не представляют?

Якеменко: Так вы, Ксения, говорите о них всю передачу. И пытаетесь еще к этим людям добавить Суркова. Вот этого не надо делать.

Собчак: Я этого не делаю. Не надо осквернять его имя, вы имеете ввиду?

Якеменко: Я считаю, что люди, в отличие от всех этих бегающих детей, взяли на себя ответственность за войну в Чечне и за победу над терроризмом, за то, что ребята, которые грабили народ, отвалили из страны и собираются вернуться. И за все остальное. Они, в отличие от них, взяли на себя ответственность. И сегодня ее несут за эти миллионы, в том числе, за тех, кто там лежит. Поэтому не надо их равнять с этими шлепками, которые бегают там по площадям, это не так. Извините.

Собчак: Вот сейчас это была речь настоящего политика, и ради этого стоило провести это интервью.

Якеменко: Вы сказали, чтоб я был сдержанным. Я был сдержанным.

Собчак: Василий, я, к сожалению, должна закончить, потому что, мне кажется, еще минута и вы на меня нападете, а все-таки мы не в Люберцах, и где-то рядом, может быть…

Якеменко: Ксения, добейте меня этой вашей последней репризой.

Собчак: …должны быть люди из Ак Барс, и мне просто становится страшно, ОМОНовцев мне уже хватило…

Якеменко: Ксения, держитесь. Что там?

Собчак: Вам книга в подарок.

Якеменко: Нет, я человек опытный…

Собчак: Это книжка, это не бомба.

Якеменко: А потом вы скажете, ее открой, а там будут советы каким-нибудь неудовлетворенным мужчинам… Я это все знаю, нет-нет-нет.

Собчак: Вы что? Вы мне подарили пирог.

Якеменко: И хорошо. Я ее открою только там, где…

Собчак: Я доверчиво ела пирог…

Якеменко: Я не буду смотреть, что там написано в этой книжке.

Собчак: Вы что, боитесь, что там я вам подложила?..

Якеменко: Я не хочу смотреть на эту книгу…

Собчак: Да тут ничего страшного нет, Василий.

Якеменко: Не буду я смотреть на нее.

Собчак: Это всего лишь «Урфин Джюс и его деревянные солдаты».

Якеменко: Хорошо. Ксения, главное, чтобы все-таки эти события, которые в вашей жизни случаются, они прошли, все у вас было хорошо, пирог был вкусный.

Собчак: Я знаю, что всегда могу рассчитывать на вас, Василий.

Якеменко: Ксения, как ни странно, но вы действительно можете рассчитывать на меня. Может, вы не сразу в это поверите, но это так.

Собчак: Вы бы не могли мне одолжить немного денег?

Якеменко: Если это не превратится в какую-то комедию…

Собчак: У меня, правда, нет денег, вы могли бы мне одолжить?

Якеменко: Хорошо, я не буду сейчас это обсуждать, если вам нужно…

Собчак: Почему? Мне правда нужно. У меня забрали все деньги.

Якеменко: Хорошо. Это абсолютно выигрышная ваша позиция. Хорошо, я сделаю все, что вы мне скажете.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.