Василий Якеменко о том, с кем можно объединиться для расширения медийного ресурса: «Ну, например, Тина Канделаки»

Собчак
14 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Ведущая Ксения Собчак попыталась помочь Василию Якеменко, создающему «Партию власти», расширить базу фолловеров.

Собчак: Потому что оппонентов власти на федеральное вещание не пускают. Именно поэтому мы пригласили вас сюда на «Дождь», чтобы, все-таки, дать вам возможность сказать…

Якеменко: Слава Богу, хорошо, что есть «Дождь».

Собчак: …была возможность высказаться. Но тем не менее, ресурс у вас сжимается катастрофически медийный…

Якеменко: Будем разжимать.

Собчак: Может быть, стоя? Каким образом будете разжимать?

Якеменко: Будем создавать свои ресурсы.

Собчак: В Интернете?

Якеменко: В твиттере буду активней писать, в Живом Журнале. Запостчу.

Собчак: Вы пишете такие сообщения, что, не знаю, кого они могут привлечь. «Отнес заявление на биржу труда, очередь полтора часа, будут 2 месяца платить прежнюю зарплату, это меня материально поддержит на первых порах».

Якеменко: Это друзья Потупчик. Это, наверняка, друзья Потупчик пытались…

Собчак: Подождите, это ваш твиттер!

Якеменко: И что?

Собчак: Это вы написали?

Якеменко: У нее, знаете, сколько ключей от моего твиттера?

Собчак: Это вы написали?

Якеменко: Нет, конечно.

Собчак: То есть, это не ваше сообщение? Кто-то уже взломал ваш твиттер?

Якеменко: Никто не взломал! В пресс-службе сидят веселые, интеллектуально одаренные люди.

Собчак: Они друзья Потупчик?

Якеменко: Да. И вы знаете, они так говорят: Можно мы что-нибудь напишем смешное? Я говорю: Да пишите, дети, почему нет?

Собчак: Вообще в твиттере люди любят, когда человек лично общается.

Якеменко: Я в твиттере недавно, не знаком с правилами, совершаю ошибки.

Собчак: Давайте я вас подучу. Я там, все-таки, побольше уже времени, у меня фолловеров побольше.

Якеменко: Ксения, я вам буду очень благодарен, если вы каким-то образом расширите мою фолловерную базу.

Собчак: Так я вам об этом и говорю. Смотрите: медийный ресурс у вас, чего говорить, его нету, с федеральных каналов вас сняли. Вы изгой, вы гонимый человек. Может быть, вам объединиться с человеком, у которого больше медийного ресурса, например, у Навального очень много читателей. Или у того же Носика. Или даже у Прохорова, там есть хотя бы канал РБК. Может быть, вам найти союзника, единомышленника, но более медийно раскрученного персонажа, зонтик, так сказать, для вашей деятельности?

Якеменко: Вы так долго говорите, с фанатичной настойчивостью перечисляете эти пять фамилий… У меня создается ощущение, что в Интернете никого больше нет. Есть же, конечно!

Собчак: Давайте поразмыслим на эту тему - с кем объединиться?

Якеменко: Ну, например, Тина Канделаки. Я не знаю, можно ли с ней объединиться...

Собчак: Вот, например, с Тиной. Она тоже ярый противник власти.

Якеменко: Я думаю, у нее не меньше фолловеров.

Собчак: Эдуард Багиров, Тина Канделаки, Сергей Минаев и Максим Шевченко, и вы – вместе вы сможете образовать реальную оппозиционную силу.

Якеменко: Вы меня то в одну группу хотели объединить, то в другую.

Собчак: Почему другую? Это же общая группа. Это все люди, которые оппонируют власти.

Якеменко: Я не знаю. Ксения, вы разбираетесь в Интернете, я в Интернете разбираюсь не так хорошо, как вы.

Собчак: Я поэтому вот вам говорю, что все вышеперечисленные люди, они оппоненты власти.

Якеменко: А потом – Эдуард Багиров – я его знаю мало, я что-то не помню, в какой момент он оппонировал власти. Может, я что-то упустил?

Собчак: Были такие моменты. Он даже к «Солидарности» в какой-то момент имел отношение. А Сурков хорошо в Интернете понимает?

Якеменко: Сурков тоже против власти?

Собчак: Сурков – не знаю, вам виднее.

Якеменко: У него фолловеры есть? Я просто не знаю. У него есть, по-моему, какой-то аккаунт в твиттере.

Собчак: Расскажите. Вы точно лучше знаете про Владислава Юрьевича, чем я.

Якеменко: Что я вам должен про него рассказать?

Собчак: Он после вашего отца ваш второй авторитет, вы говорили об этом.

Якеменко: Да, это правда.

Собчак: Он хорошо в Интернете разбирается?

Якеменко: Я думаю, что да.

Собчак: И как часто вы с ним общаетесь? Что он про все это думает? Очень интересно.

Якеменко: Про что?

Собчак: Про ваш выход из власти. Про ваш coming out. Он не волнуется за вас, он не боится, что…

Якеменко: Это вопрос к нему. Но Сурков такой человек, который…

Собчак: Близкий человек должен был с вами поделиться, что: Василий, не делай этого, у тебя будут гонения.

Якеменко: В какой момент вы решили, что он мне близкий человек?

Собчак: Вы сказали, он второй человек после отца, это ваши слова.

Якеменко: Он для меня является авторитетом. Но близость бытовая, близость в том, чтобы подсказать – как себя вести и авторитет, которым безусловно для меня является Сурков, это не одно и то же. Поэтому вот такие вопросы: а вот здесь что, а вот тут как?, правда, я с ним не обсуждаю.

Собчак: По факту получается, что вы и его деятельность тоже сейчас как бы критикуете. И сложная ситуация: с одной стороны - близкий человек, а с другой стороны - вы, вроде бы, загубили его проект.

Якеменко: Вы знаете, я скажу вам так. И Сурков, и Медведев, и Путин, если посмотреть их выступления, уж если кто и критикует многое, то, что не так в стране, то, я думаю, они в первых рядах. Поверьте мне. Но они, кроме того, что они критикуют…

Собчак: Правда?

Якеменко: А вы когда-нибудь вообще выступления Суркова на тему того…

Собчак: Они все время критикуют друг друга?

Якеменко: Я не сказал, что они критикуют друг друга.

Собчак: Сурков критикует Медведева и Путина?

Якеменко: Я сказал, что они критикуют часто то, что происходит в стране. И они не довольны существующим положением дел. И достаточно взять…

Собчак: Почему же ничего не меняется?

Якеменко: Потому нужно привести в движение миллионы людей со сложившимися традициями, культурами, отношение к работе, к мотивации…

Собчак: У них нет ресурса привести в движение?

Якеменко: Нет, это просто не так быстро, как может показаться. Я живу в таком небольшом городе, и вот в этом городе, наверное, как и в любом другом небольшом, есть сотни, тысячи людей, которым многое неинтересно, многие из них пьют, утратили интерес к жизни. И вы можете быть сто раз Сурковым или Путиным, но я не думаю, что у кого-то есть ответ: а как поднять этих людей? Как вернуть этим людям, которым много раз…

Собчак: Ну, как? У меня есть ответы.

Якеменко: Видите, хорошо, значит, из вас выйдет хороший политик, и они все восстанут из канав и за вами пойдут.

Собчак: А у вас нет ответа?

Якеменко: У меня пока нет ответа.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.