Стивен Сигал о России: «Люди здесь, действительно, хорошо живут и это – заслуга Путина»

Собчак
28 марта 2013
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Американский актер Стивен Сигал рассказал Ксении Собчак о своей любви к российскому президенту и восхитился тому, как ему удалось так быстро улучшить уровень жизни россиян, когда совсем недавно «здесь не было ни денег, ни еды».

Собчак: Приятно познакомиться.

Сигал: Здравствуйте.

Собчак: Я знаю, что вы уже неоднократно бывали в России, и сегодня вы снова здесь. Расскажите, что вас связывает с нашей страной? Почему вы так часто сюда приезжаете?

Сигал: Я люблю Россию. Люблю как саму страну, так и ваш народ. Люблю вашу природу, я бы очень хочет попутешествовать по России. Например, говорят, что Сибирь – последний действительно дикий регион в мире.

Собчак: А вы там были?

Сигал: Нет, ни разу. Но это одно из тех мест, куда бы я очень хотел съездить. Во мне есть русская кровь, моя бабушка родом из Владивостока. Есть корни в Санкт-Петербурге, кто-то из моих предков родился на Украине, которую я считаю частью России. Ну, она же когда-то была частью России, правда ведь? Так что я русский, я люблю Россию, люблю русских людей, и я люблю вашего президента. Мне очень нравится, что он оказывает огромную поддержку в развитии боевых искусств в России. Он очень много сделал для развития спорта в этой стране, чтобы у детей была возможность заниматься боевыми искусствами с лучшими тренерами. Также мне кажется очень важной поддержка, которую он оказывает олимпийскому движению в России. У россиян были потрясающие успехи в дзюдо на Олимпиаде. Я также восхищаюсь им, как человеком, как великим лидером государства. Я был в России, когда тут не было еды, денег, и простые люди страдали и умирали.

Собчак: Когда такое было?

Сигал: Конкретный год я не помню. Скорее всего, это было еще в 1990-х годах, год 1990-й или 1991-й, или конец 1980-х. Я сам видел, как Россия разрушается, и сам видел, как Владимир Путин принял страну, которая была просто в катастрофических условиях, и сделал из нее страну с великой экономикой, где практически нет безработицы. Надо сказать, что россияне – процветающая нация, люди здесь действительно хорошо живут. И это заслуга Путина. Любому главе государства очень сложно достичь таких показателей, вот за что я люблю Россию.

Собчак: Вы говорили о нашем президенте и о том, почему вы его уважаете. Но многие СМИ, как в Европе, так и в США, критически высказываются по поводу его действий. Как вы думаете, почему западные СМИ критикуют Владимира Путина?

Сигал: Мне очень сложно отвечать на этот вопрос, боюсь предстать в плохом свете. Но мне кажется, что критика, которую получает Путин, основана не на суждениях людей, а на том, что просто он отказывается  играть по правилам других государств. Его никто не заставит это делать. Думаю, поэтому о нем часто говорят в негативных выражениях.

Собчак: Многие жители западных стран никогда не интересовались тем, что происходит в России, ничего не знали о нашей политике, да и просто ничего не знали о нашей стране до так называемого дела Pussy Riot. Что вы думаете об этом деле, и как оцениваете действия многих зарубежных звезд, вроде Мадонны, которые приезжали в Россию и выступали за свободу Pussy Riot?

Сигал: К сожалению, я немногое знаю об этом деле. Я знаю, что они ворвались в церковь во время церемонии и стали мешать проводить обряды. Их действия могли быть оценены верующими, как крайне неуважительные. Потом их арестовали. То же самое случилось бы с ними в любой другой стране. А в некоторых их застрелили бы прямо на месте. А в Америке их бы сразу арестовали. Думаю ли я, что их арест – это что-то ужасное? Нет. Думаю ли я, что то, что сделали эти девушки, это круто? Тоже нет. Я слышал, что они снимали порноролики с беременной женщиной и распространяли их по интернету. Конечно, я признаю, что есть такое понятие, как свобода общества, всему есть предел. И должен быть предел тому, как люди выражают свою позицию в медиапространстве. Думаю, они перешли все границы этики и морали.

Собчак: Полгода назад одна голливудская звезда нанесла визит Кадырову.

Сигал: Кадыров?

Собчак: Вы знаете его?

Сигал: Типа того.

Собчак: Не знаю, слышали ли вы об этом деле, но человек, о котором я говорю, зовут Хилари Суонк. После того, как она встретилась с Кадыровым и провела там какую-то презентацию, на нее обрушилась лавина критики со стороны западных СМИ. Хилари Суонк даже пришлось извиняться, а деньги, которые она получила от Кадырова, пришлось отдать на благотворительность, потому что на Западе посчитали, что голливудской звезде не стоит себя связывать с Кадыровым.

Сигал: А вы про Кадырова или про Рамзана?

Собчак: Это один и тот же человек. Так вот. Вы понимаете, что когда вы приехали в Россию и так положительно охарактеризовали нашего президента, вы можете попасть в некоторую оппозицию, столкнуться с критикой Запада?

Сигал: Конечно, в Америке есть определенные группы людей, которые понимают, что значит быть воином, что значит заниматься боевыми искусствами. И это одна из причин, по которой я со своими друзьями-спортсменами приехал сюда. Эти люди очень много делают, делают спорт доступным для детей. Так что я не из-за политики здесь, и политика – это не то, чем я бы хотел заниматься. Самый мой политический поступок – это участвовать в вашей программе и отвечать на ваши политические вопросы. Но, конечно, я никакой не политик. Я тот, кто пытается быть простым парнем, и тот, кто старается получать удовольствие от вещей, в которые он верит. Старается сделать мир чуточку лучше и объединить людей. С моей точки зрения, России и Америке надо жить и работать вместе. Это две великие страны, им надо получать удовольствие от сотрудничества в культуре и научных технологиях.

Собчак: А как вы думаете, где жизнь лучше, в России или в Америке?

Сигал: Это два абсолютно разных жизненных уклада, но мне нравится мой дом и моя страна. Также мне нравится у моих братьев и сестер в России. Правда, мне совсем не нравится зима. В местах, где я живу, сейчас за 30 градусов, а тут снег идет. Конечно, в любой стране есть преимущества и недостатки.

Собчак: Вы сказали, что не хотите участвовать в политических разговорах, и я вас понимаю, потому что то, чем вы занимаетесь, это не политика. Но в России сейчас такая ситуация, что каждая знаменитость, которая приезжает к нам в качестве гостя Путина, оказывается вовлеченным в политику. Например, господин Жерар Депардье. Может быть, вы знаете, что он недавно получил российское гражданство. О нем говорят, как о хорошем друге не только России, но и Путина. Российское общество разделено: одна группа людей считает, что это хороший пиар для России, другая – критикует Депардье и говорит, что он продался, потому что поступил так, как не должен был. Что вы думаете об этом.

Сигал: Прежде всего, когда звезды мирового масштаба приезжают в Россию, то это, конечно, хорошо для страны. Это хороший пиар. Во-вторых, я ничего не знаю о Жераре Депардье. Я ничего не знаю о его дружбе с вашим президентом, но я слышал, что налог во Франции сейчас 75%. Это так?

Собчак: Да, они собираются принять такой закон.

Сигал: Так вот, могу ли я ругаться на этой программе, или вы вырежете это потом?

Собчак: Конечно, пожалуйста.

Сигал: Так кто, на х…, выдержит такой налог? 75%! Кто это выдержит? Кто сможет выжить при таких раскладах, да еще и семью свою накормить? Правда, я не могу винить этого парня. Давайте будем честными. Что происходят в странах так называемого «первого мира», где экономика процветает. Они выбирают там себе правительство, и вот им надо понять, что многое из того, что им говорят,  - ложь. Никто в Америке ни разу не сказал про этого парня, что он кусок дерьма, и что он не прав, потому что он предал свою страну и сделал это только для денег. Но дело в том, что если с него и правда снимают 75% налога, то он просто не выживет и не сможет накормить детей. А лично я сделаю все для того, чтобы накормить своих детей.

Собчак: А какой налог вы платите?

Сигал: Я думаю, что это 40 с чем-то процентов.

Собчак: И это справедливо?

Сигал: Я думаю, что это, по крайней мере, можно выполнить. У меня нет насчет Америки жалоб. Я повторюсь, я совсем не знаю того парня, Жерара, но думаю, что с ним поступили нечестно, и думаю, что сделали с ним так, потому что его там ненавидят, и ненавидят то, что он делает. Это был просто предлог, чтобы заставить его уехать.

Собчак: В России помнят Жерара Депардье, вас и многих других актеров еще с начала 1990-х. Тогда мы только получили возможность покупать видеомагнитофоны, ходить в видеосалоны и смотреть фильмы с Сильвестром Сталлоне,  Арнольдом Шварценеггером,  Стивеном Сигалом и другими звездами того времени. Многие думают, что вы пользуетесь своей популярностью в России, чтобы что-то получить для себя.

Сигал: А что я получил?

Собчак: Нет-нет, я так не думаю, но многие думают, что это так: что вы приезжаете сюда, чтобы что-то получить на остатках былой славы. Как вы думаете, почему люди так думают?

Сигал: Я не знаю, первый раз об этом слышу. Я популярен в России, но есть те, кто мне просто завидует. Куда бы я ни поехал в мире, я везде стараюсь заниматься каким-то делом или бизнесом. Я обычный человек, мне же надо кормить семью.

Собчак: Да, но послушайте, сейчас перед экраном сидит какой-нибудь россиянин и видит Стивена Сигала, который очень богатый человек благодаря своим фильмам. Это успешный и знаменитый человек, который живет в Америке, у него семеро детей. А какого черта он забыл здесь, в России?

Сигал: Я хотел бы еще раз подчеркнуть: я люблю Россию. Некоторые люди любят Африку, некоторые – Мексику, некоторые любят лиловый цвет.

Собчак: А вы любите экзотику, значит?

Сигал: Мне просто нравится Россия, и я не боюсь говорить об этом. Есть и другие страны, которые мне нравятся. Я люблю Японию. Мне же не надо стыдиться этого. В Японии же не будут говорить: «Он приехал сюда, потому что ему что-то надо». Люди, которые так говорят, просто идиоты. Я знаю другое русское слово, но не буду его сейчас говорить. Идиоты.

Собчак: Другой вопрос. В России многие сейчас обсуждают ваше открытое письмо Владимиру Путину. Оно посвящено проекту 2045. Не могли бы вы объяснить нашим зрителям, что это за проект, и почему вы в нем заинтересованы?

Сигал: Это проект, который сможет помочь людям, позволит им жить дольше, поможет ветеранам.

Собчак: Простите, вы не могли бы в двух словах описать этот проект? Не все понимают, что это такое.

Сигал: Я как бы это и пытался это сделать только что. Проект, который поддерживает идею о том, что клонирование и робототехника могут помочь  людям справиться с болезнями, травмами, помочь людям, которые стали инвалидами. С помощью технологий их поврежденные органы можно будет восстановить. Это сможет облегчить страдания людям, которые пострадали в разных катастрофах. И я подумал, что это замечательный проект, который я с удовольствием поддержу. Мне также сказали, что группа российских ученых заинтересовалась этим проектом. Было бы очень хорошо заручиться их поддержкой.

Собчак: А вы получили какую-то поддержку, после того, как написали письмо?

Сигал: Я думаю, что в российском правительстве многие заинтересовались этим проектом, в то же время, многие опасаются, что проект этот слишком долгосрочный, должно пройти много времени перед тем, как что-то станет реальностью.

Собчак: Почему клонирование запрещено во многих странах, и сама тема клонирования вызывает столько споров?

Сигал: Думаю, что это проблема науки в целом, люди осторожны, они придерживаются моральных принципов, но, в то же время, существуют изобретения, которые могут уменьшить страдания человечества, и существует страх того, что новое открытия пошатнут морально-этические принципы. Так было всегда.

Собчак: Я знаю, вы буддист. Разве это не противоречит вашим религиозным убеждениям.

Сигал: Я думаю, что нет. Очень много людей вещают о том, что есть настоящее природное, а что нет. Но есть и те, кто думают, что идеи человечества способны изменить нашу жизнь, сделать ее лучше. Если есть что-то, что может помочь вылечить травму, избавиться от болезни, то это надо развивать. Мне кажется, это по-буддистски.

Собчак: Кстати, о буддизме. Я знаю, что вы несколько раз встречались с господином Илюмжиновым. И, насколько мне известно, эти встречи были связаны с вашими религиозными воззрениями. Вы не могли поподробнее рассказать об этих встречах?

Сигал: Калмыкия – это страна, где почти 100% населения исповедуют буддизм. Было бы очень интересно посетить это место. К тому же Илюмжинов – мой хороший друг. Это было бы здорово, походить там, погулять, посмотреть, как живут люди. Калмыкия очень похожа на Монголию и, возможно, население Калмыкии – те же монголы. Это замечательная страна.

Собчак: Еще одна тема, которая широко освещалась российскими СМИ…

Сигал: Слушайте, я многое тут узнаю у вас…

Собчак: Я вам еще много расскажу. Так вот в федеральных телеканалах говорили о том, что господин Рогозин попросил вас пролоббировать российское вооружение за рубежом. Будете ли вы этим заниматься? Если да, то как вы сможете помочь России в этом сложном деле?

Сигал: Я еще не занимался плотно этим вопросом. Но я уверен, что должны быть созданы необходимые условия для торговли между нашими странами. И в России, и  в Америке есть крупные производители оружия, и они должны взаимодействовать друг с другом. Я надеюсь, что смогу помочь с этим и докопаться до сути законодательства, потому что я слышал, что оно довольно запутанное, но надеюсь, я смогу быть полезным в этом вопросе.

Собчак: Почему господин Рогозин обратился к вам с такой просьбой? Многим это показалось странным. Вы ведь актер, и какое вообще отношение  имеете к российскому вооружению? Что-то здесь не до конца ясно, честно говоря.

Сигал: Кроме всего прочего я являюсь еще и офицером полиции. Я работаю с разными государственными структурами, знаю много важных людей из сферы обороны. Я неплохо разбираюсь в оружии, так что, думаю, была вполне логичная просьба.

Собчак: А о чем вы еще говорили с господином Рогозиным? Может быть, не все еще знаем.

Сигал: Я уже не помню.

Собчак: Так это был тайный разговор?

Сигал: Ну, вроде того.

Собчак: Лоббизм и другие сферы?

Сигал: Никакого лоббизма не было.

Собчак: Лоббизм… Это само по себе ничего плохого-то и нет, но да ладно. Еще один вопрос: почему вы приезжаете так часто?

Сигал: Мы почти выбились из графика, дорогая.

Собчак: Да, знаю, но у нас еще пять минут.

Сигал: Похоже, это будет самое длинное интервью в моей жизни.

Собчак: Ладно, еще пять минут, и мы закончим.

Сигал: Уверена? Ну, ладно.

Собчак: Вы говорили, что приезжаете давно, еще в 1991 году были здесь.

Сигал: Да, но я также сказал, что не помню точно год. Цифры и время – не мой конек. В любом случае, это было давно.

Собчак: Я знаю, что вы много раз были в России. Так вот, кого из россиян, может быть, из мира кино, вы могли бы назвать своими друзьями? Были ли у вас здесь знакомства, которые позже переросли в дружбу?

Сигал: Да у меня полно друзей здесь.

Собчак: А можете по именам назвать?

Сигал: Сергей Дронов… Нет, ну, правда. У меня много друзей в России. Есть друзья из спецназа, есть из правительства, есть из мира искусства, есть банкиры. Это просто люди из разных сфер жизни.

Собчак: А что вы знаете о российском кино? Об актерах? Может, вы смотрели что-то из наших фильмов?
Сигал: Да, я смотрел, но в основном старые фильмы. Но я очень надеюсь, что у меня будет возможность снимать здесь. Уверен, это будет незабываемо.

Собчак: Так вы собираетесь работать с российскими актерами?

Сигал: Да, притом со многими.

Собчак: А можете сказать, с кем именно?

Сигал: Я пока не обсуждал это непосредственно с актерами, я обсуждал это с разными киношниками.

Собчак: А с кем, например?

Сигал: Я вижу, вам нравится задавать этот вопрос.

Собчак: Конечно, людям нужны имена. Они хотят знать, кто будет работать со Стивеном Сигалом.

Сигал: Ну, например, у меня запланирован большой разговор с Михалковым.

Собчак: Вы уже встречались с ним?

Сигал: Да, он мой друг. И я ищу российских режиссеров, впрочем, не только российских. Мы собираемся снимать здесь фильм.

Собчак: Так вы будете снимать фильм вместе с режиссером Михалковым?

Сигал: Нет, у меня другой план, но он может помочь с продюссированием.

Собчак: Можно сказать, что скоро мы увидим российский фильм с Сигалом?

Сигал: Не уверен, что его можно будет назвать российским. Им будет заниматься российская продакшн-компания, он будет снят здесь, будет совместное предприятие России и Америки. Это будет круто.

Собчак: А какой у вас любимый российский фильм? Вы говорили, что что-то смотрели.

Сигал: Честно говоря, есть такой японский фильм, который снял режиссер Куросава. Его снимали в России, это, наверное, и есть мой любимый фильм.

Собчак: Что ж, я желаю вам удачи, надеюсь, что мы с вами еще встретимся. И, возможно, после Депардье вы тоже станете гражданином России. У меня есть подарок для вас. Это книга.

Сигал: Мне надо открыть?

Собчак: Это наш известный человек, актер Александр Невский. Не уверена, что вы знаете, кто он такой. Его обвиняют в том, что он слишком часто ездит в Голливуд для того, чтобы составлять фитнес-программы для кинозвезд, чтобы потом пиариться за счет этого в России. Возможно, вы когда-нибудь встретитесь  и вместе сделаете фитнес-клуб в России или в Америке.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия