Лавров связал визовые ограничения США с деятельностью администрации Обамы

Сооснователь «Шалтая-Болтая» — Собчак: «ФСБ обещала гарантировать нам безопасность»

Первое видеоинтервью последнего оставшегося на свободе участника хакерской группы. Эксклюзив Дождя
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

Ксения Собчак и Роман Баданин встретились с единственным оставшимся на свободе участником группы хакеров «Шалтай-Болтай» — Александром Глазастиковым. Кто они — романтики-революционеры или торговцы компроматом, был ли куратор из ФСБ, как участников «Шалтая-Болтая» заманивали в Москву и почему именно сейчас их «пресс-секретарь» решил открыть свое имя и лицо? Смотрите в полном выпуске «Собчак живьем».

Собчак: Добрый день, мы находимся в Эстонии, в городе Таллине. И сегодня у нас эксклюзивная возможность побеседовать с одним из участников блога «Анонимный интернационал» или как по-другому его называют «Шалтай-Болтай». В общем, расследования и взломы почты Дмитрия Медведева, Аркадия Дворковича, Тимура Прокопенко и многих других высокопоставленных чиновников разрывали российский интернет сенсационными расследованиями. И вот сегодня первое телевизионное интервью одного из участников группы «Шалтай-Болтай». Добрый день!

Глазастиков: Добрый день.

Собчак: Представьтесь, пожалуйста.

Глазастиков: Меня зовут Александр. Я, как уже говорилось, на сегодняшний день единственный оставшийся на свободе участник этой группы, этого проекта.

Собчак: Вы можете полностью представиться?

Глазастиков: Александр Глазастиков.

Собчак: Александр Глазастиков. А отчество?

Глазастиков: Олегович.

Собчак: Александр Олегович Глазастиков. Каков был ваш псевдоним в этой группе?

Глазастиков: Изначально, когда наш проект только начинал развиваться, было принято решение, что я буду неким пресс-секретарем этого блога. И можно сказать, что изначально мой псевдоним был «Шалтай-Болтай». Но потом, в процессе работы проекта, стала происходить какая-то путаница: кто-то стал Шалтаем, кто-то стал Болтаем.

Собчак: Вот проясните эту ситуацию.

Глазастиков: Здесь сложно, поскольку изначально из этих двух имен — это собирательный образ, поэтому псевдонимом отдельным мы не пользовались для членов организации.

Собчак: То есть условно не существует двух различных членов группы — Шалтая и Болтая?

Глазастиков: Существует, по крайне мере, до последнего существовало, два основных участника этого проекта, но между нами внутри, кто из нас Шалтай, а кто — Болтай, у нас такого не было. То есть для общения с журналистами мы могли представиться и «Шалтаем-Болтаем», и Болтаем, и Шалтаем.

Собчак: Вы как конкретно представлялись?

Глазастиков: По-разному: и Шалтаем, и Болтаем.

Собчак: Почему вы решили сегодня раскрыть свою анонимность?

Глазастиков: В конце января, как многие из вас знают, в прессе стали появляться сообщения о том, что двое других участников нашего проекта задержаны ФСБ и находятся в Лефортово. После этого я был уверен, что мои данные также есть у ФСБ, и нет никакого смысла скрываться или пытаться скрыться. Лучше, наверное, уже себя объявить и сделать это раньше, чем некоторые средства массовой информации, которым, возможно, мы могли насолить в процессе нашей деятельности, например, тот же самый Life.

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера