Олег Тиньков: в России никто не хочет думать о своей репутации

О том, почему он не любит Дождь, взятках и самом романтическом вечере в жизни
10 августа 2016 Ксения Собчак
113 998 100
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 17%
4 800 / год
5 760
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Интервью Ксении Собчак с бизнесменом Олегом Тиньковым

Основатель «Тинькофф Банка» рассказал, почему российским предпринимателям нечего делать за границей, почему в России никто не хочет думать о своей репутации, почему он перестал интересоваться политикой и ему наскучили «либеральные бури», почему инновации на государственном уровне невозможны, а «Сколково» – «потемкинская деревня».

Также бизнесмен рассказал о своих ноу-хау, как «Тинькофф банку» удается быть лидером в кризис и успешно возвращать кредиты,  о бизнес-климате в России, почему ему нравится отсутствие конкуренции, оставит ли он наследство своим детям и самом романтическом путешествии в жизни. 

Я прочитала большое количество твоих последних интервью, хочу задать тебе вопрос. Со всеми твоими прекрасными талантами, с прибыльностью банка «Тинькофф» ― это один из двух банков, которые вообще показали такую потрясающую прибыльность в этом году ― почему ты продолжаешь здесь что-то делать? Разве сейчас тренд не подсказывает тебе как опытному человеку, что нужно диверсифицировать бизнес и переводить его куда-то за границу?

Нет. Во-первых, я не умею ничего делать за границей, у меня таких талантов. По моим наблюдениям, ни у кого из русских предпринимателей нет таких талантов, за исключением гениального инвестора Юрия Мильнера либо олигархов, которые скупают какие-то уже состоявшиеся компании. Ими не нужно управлять, покупают денежный поток, как Вексельберг в Швейцарии купил самую большую цементную компанию или еще кто-то.

А если мы говорим про предпринимателей моего уровня, скажем, такого среднего плюс, все их попытки сделать что-то на Западе ― полное фиаско. Я сразу говорил, что это будет фиаско. Например, Qiwi пошли со своими терминалами. Я сразу сказал Сергею Солонину, что это абсурд, так это и есть. Еще кто-то с чем-то выходил.

То есть нет смысла.

Рустам Тарико решил водку продавать в Америке. Я сказал, что это будет смешно, он потеряет деньги. Он их потерял.

Шефлер продает водку за границей.

Это скорее к Вексельбергу, потому что он купил поток, «Союзплодимпорт», он ничего для этого не сделал, просто сел на советскую историю.

Раскрой твое любое интервью ― ты восхищаешься Фридманом. Вот Фридман пытается сейчас что-то делать в Англии.

Пытается ― ключевое слово.

В свое время восхищался Чичваркиным. Он тоже, по другим причинам, но уехал и пытается там что-то делать.

Я думаю, с точки зрения бизнеса у него там ничего хорошего нет.

То есть ты себя видишь только здесь?

Как предприниматель да. Кстати, это тоже небольшой эксклюзив: я построил-таки три дома, четвертый в Астрахани, в России. В Куршевеле одно шале большое, самое большое шале в Валь Торансе (и самое высокое в Европе, кстати, там огромное шале) и купил небольшой замок, палаццо в центре Форте-деи-Марме. Это все будет под брендом La Datcha, это я буду сдавать. Мой дом и бизнес. Это первая попытка сделать какой-то бизнес за пределами России.

Но это для очень богатых людей, правильно?

Это очень дорого, от ста тысяч в неделю.

Долларов?

Евро. В Форте подешевле, 50-60 тысяч в неделю.

Наверно, это сложно назвать бизнесом, скорее хобби.

Что-то будет приносить.

В Астрахани тоже сто тысяч?

В Астрахани двадцать, по-моему. Зависит от недели, есть 200 тысяч, есть 100 тысяч.

Как-то не очень патриотично. Астрахань ладно, а чего в Куршевеле? Я знаю, на Камчатке должен был быть проект, но не состоялся. Вместо этого Куршевель.

Я хотел сделать патриотично на Камчатке, но там меня особо никто не встретил. Я хотел, чтобы была какая-то помощь.

Смотри, все очень просто. Я купил землю в Валь Торансе за 400 тысяч евро в самом центре, никто не может пропустить ее, это доминанта такая огромная. Встретился с мэром, он меня принимал в офисе, повел обедать, очень сильно благодарил меня, что я обратил внимание на Валь Торанс. Они считают, что они немножко «зачморены» Куршевелем.

Правда, на Камчатке я тоже встретился с губернатором, мы посидели и поговорили не два и не три раза. Он мне тоже все обещал, но в итоге спустил на замов, которые мне стали выкатывать истории про миллион или два миллиона евро просто за землю. С учетом доставки шале получалось такой же стоимости, как и в Валь Торансе. Это совершенно экономически бессмысленная затея. Плюс там началась бюрократия, меня никто на уровне замов не любил, не встречал. Я пришел с идеей: вот он я, любите меня, носите на руках, я снизошел.

Ты везде приходишь с такой идеей, Тиньков, давай быть реалистами. Это твоя главная идея.

Конечно. Я должен любить себя. Если ты сам себя не любишь, кто будет тебя любить? Соответственно, я так же пришел, но понятно, что там это никому не нужно. Чтобы сделать что-то хорошее, я должен был за это бороться. Я не готов бороться за что-то хорошее. На мой взгляд, это абсурд.

Показать комментарии (100)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера