Олег Тиньков: в России никто не хочет думать о своей репутации.

О том, почему он не любит Дождь, взятках и самом романтическом вечере в жизни
Собчак
13:26, 10 августа
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Интервью Ксении Собчак с бизнесменом Олегом Тиньковым

Основатель «Тинькофф Банка» рассказал, почему российским предпринимателям нечего делать за границей, почему в России никто не хочет думать о своей репутации, почему он перестал интересоваться политикой и ему наскучили «либеральные бури», почему инновации на государственном уровне невозможны, а «Сколково» – «потемкинская деревня».

Также бизнесмен рассказал о своих ноу-хау, как «Тинькофф банку» удается быть лидером в кризис и успешно возвращать кредиты,  о бизнес-климате в России, почему ему нравится отсутствие конкуренции, оставит ли он наследство своим детям и самом романтическом путешествии в жизни. 

Я прочитала большое количество твоих последних интервью, хочу задать тебе вопрос. Со всеми твоими прекрасными талантами, с прибыльностью банка «Тинькофф» ― это один из двух банков, которые вообще показали такую потрясающую прибыльность в этом году ― почему ты продолжаешь здесь что-то делать? Разве сейчас тренд не подсказывает тебе как опытному человеку, что нужно диверсифицировать бизнес и переводить его куда-то за границу?

Нет. Во-первых, я не умею ничего делать за границей, у меня нет таких талантов нет. По моим наблюдениям, ни у кого из русских предпринимателей нет таких талантов, за исключением гениального инвестора Юрия Мильнера либо олигархов, которые скупают какие-то уже состоявшиеся компании. Ими не нужно управлять, покупают денежный поток, как Вексельберг в Швейцарии купил самую большую цементную компанию или еще кто-то.

А если мы говорим про предпринимателей моего уровня, скажем, такого среднего плюс, все их попытки сделать что-то на Западе ― полное фиаско. Я сразу говорил, что это будет фиаско. Например, Qiwi пошли со своими терминалами. Я сразу сказал Сергею Солонину, что это абсурд, так это и есть. Еще кто-то с чем-то выходил.

То есть нет смысла.

Рустам Тарико решил водку продавать в Америке. Я сказал, что это будет смешно, он потеряет деньги. Он их потерял.

Шефлер продает водку за границей.

Это скорее к Вексельбергу, потому что он купил поток, «Союзплодимпорт», он ничего для этого не сделал, просто сел на советскую историю.

Раскрой твое любое интервью ― ты восхищаешься Фридманом. Вот Фридман пытается сейчас что-то делать в Англии.

Пытается ― ключевое слово.

В свое время восхищался Чичваркиным. Он тоже, по другим причинам, но уехал и пытается там что-то делать.

Я думаю, с точки зрения бизнеса у него там ничего хорошего нет.

То есть ты себя видишь только здесь?

Как предприниматель да. Кстати, это тоже небольшой эксклюзив: я построил-таки три дома, четвертый в Астрахани, в России. В Куршевеле одно шале большое, самое большое шале в Валь Торансе (и самое высокое в Европе, кстати, там огромное шале) и купил небольшой замок, палаццо в центре Форте-деи-Марме. Это все будет под брендом La Datcha, это я буду сдавать. Мой дом и бизнес. Это первая попытка сделать какой-то бизнес за пределами России.

Но это для очень богатых людей, правильно?

Это очень дорого, от ста тысяч в неделю.

Долларов?

Евро. В Форте подешевле, 50-60 тысяч в неделю.

Наверно, это сложно назвать бизнесом, скорее хобби.

Что-то будет приносить.

В Астрахани тоже сто тысяч?

В Астрахани двадцать, по-моему. Зависит от недели, есть 200 тысяч, есть 100 тысяч.

Как-то не очень патриотично. Астрахань ладно, а чего в Куршевеле? Я знаю, на Камчатке должен был быть проект, но не состоялся. Вместо этого Куршевель.

Я хотел сделать патриотично на Камчатке, но там меня особо никто не встретил. Я хотел, чтобы была какая-то помощь.

Смотри, все очень просто. Я купил землю в Валь Торансе за 400 тысяч евро в самом центре, никто не может пропустить ее, это доминанта такая огромная. Встретился с мэром, он меня принимал в офисе, повел обедать, очень сильно благодарил меня, что я обратил внимание на Валь Торанс. Они считают, что они немножко «зачморены» Куршевелем.

Правда, на Камчатке я тоже встретился с губернатором, мы посидели и поговорили не два и не три раза. Он мне тоже все обещал, но в итоге спустил на замов, которые мне стали выкатывать истории про миллион или два миллиона евро просто за землю. С учетом доставки шале получалось такой же стоимости, как и в Валь Торансе. Это совершенно экономически бессмысленная затея. Плюс там началась бюрократия, меня никто на уровне замов не любил, не встречал. Я пришел с идеей: вот он я, любите меня, носите на руках, я снизошел.

Ты везде приходишь с такой идеей, Тиньков, давай быть реалистами. Это твоя главная идея.

Конечно. Я должен любить себя. Если ты сам себя не любишь, кто будет тебя любить? Соответственно, я так же пришел, но понятно, что там это никому не нужно. Чтобы сделать что-то хорошее, я должен был за это бороться. Я не готов бороться за что-то хорошее. На мой взгляд, это абсурд.

У нас вся страна, мне кажется, устроена по этому принципу. Сколько примеров! Я не знаю, читал ли ты последнее выступление Галицкого на эту тему.

Нет, пропустил.

У нас в принципе история с предпринимателями, не с чиновниками и людьми, которые заработали деньги через приватизацию, а с предпринимателями в полном смысле слова ― это всегда делать хорошее через дикое сопротивление той ситуации, в которой мы живем. Разве это не так?

Наверно, да.

В чем тогда логика?

Я попытаюсь объяснить.

Банк «Тинькофф» ― это же не ВТБ и не «Сбер». Вы все равно для того, чтобы создать эту систему, должны были пройти через огромное количество бюрократических препон. Для того, чтобы сделать удобную систему, вы наверняка прошли все те жернова, которые проходит любой бизнесмен в России.

Я должен тебя разочаровать. В любой стране сложно делать бизнес.

Ты считаешь, что здесь не сложнее?

Я строю во Франции два объекта и один в Италии. Уровень бюрократии там нисколько не лучше, он такой же. Конечно, там правила более понятные и прозрачные, они выполняются, и чиновники, наверно, не такие плохие, все-таки получше. Там есть репутация. Мне непонятно, как губернатор вообще может брать в руки 100 тысяч евро. Была там взятка или нет, неважно.

Ты сейчас имеешь в виду Белых?

Да. Я вообще не понимаю принцип, когда губернатор берет в руки иностранные наличные деньги. Он может говорить потом что угодно. Я, наверно, верю, что это не взятка, но сам принцип! Это настолько абсурдно… В конце концов, скачай за одну секунду приложение «Тинькофф», открой карточку, можно просто пальцем перевести 100 тысяч евро, плюм ― и они ушли. Человек нисколько не думает о своей репутации.

Это страна, где никто не хочет думать про свою репутацию, а там думают.

Вопрос в другом. Я согласна с тобой, что чиновник такого уровня в любом случае не должен брать такие суммы, независимо от того, взятка это или нет.

Я скажу больше, Ксения. Я считаю, что вообще такие суммы нельзя брать в руки. Я лично не держал 100 тысяч евро лет десять.

Ты имеешь право, ты бизнесмен, а не чиновник.

А зачем? Есть банки, карточки. Ради чего вообще брать в руки 100 тысяч евро? В чем смысл этой операции?

Подожди секундочку. Я наличные деньги, как знает вся страна, в руки брала и даже храню.

Это странно.

Это вообще не странно. В нашей стране в ситуации, когда банки были обанкрочены в кризис, если ты помнишь, у меня нет никакой уверенности, что завтра не случится что-то и все банки не объявят: «Мы временно не выдаем деньги, мы выдадим вам столько, сколько обязало государство, а остальное пока не можем».

Положи в швейцарский, зачем в сейфе хранить?

Все равно мне кажется, что любовь к наличным деньгам существует у россиян, это некая подушка безопасности. Сейчас вопрос не в этом. Я хотела вернуться к губернатору и к этому кейсу.

Я согласна с тобой, что неважно, взятка это или, как говорит Белых, деньги на спонсорские нужды. Такие деньги высокопоставленный чиновник не должен брать в руки. Но не кажется ли тебе аморальной именно та ситуация, что всегда ловят именно таких, как Белых, а не таких, как условный Турчак, который отдает какие-то указания про Кашина и так далее, или других губернаторов, которые не меньше взяточничают, но их никогда не ловят за одно место? В этом есть некая аморальность ситуации. Если бы ловили всех, не было бы вопросов, но ловят очень избранную публику.

Я об этом не задумывался, отвечаю откровенно. В какой-то момент я устал от всего этого и просто абстрагировался. Кстати, бизнес тогда пошел лучше.

От чего абстрагировался?

От всего политического. Я перестал писать в фейсбуке. Почитай меня пятилетней давности: я там обличал.

Из-за того, что там много негатива, или потому, что это бессмысленно?

Во-первых, я устал, накопилась некая усталость.

Ты имеешь в виду, что ты обличал власть?

Конечно, я что-то писал. А сейчас смотрю, и улыбка.

Может, тебе стало страшно? Столько людей пострадало из-за того, что они обличали.

Если человек тебе в интервью говорит, что ему не страшно, он идиот. Страшно всем и всегда. Инстинкт самосохранения ― первый инстинкт, хотя считают его вторым после размножения почему-то. Я бы сказал, что инстинкт сохранения жизни первый, а размножения ― второй.

Всем страшно, но это не был мой основной мотив. Основной ― что это непродуктивно. Я устал, у меня накопилась усталость. Я перестал писать в фейсбуке и твиттере, только делаю фоточки в инстаграме. Там действительно я, остальное ― лепят пиар-службы, продают карты, и ладно.

Мне это все неинтересно. Либеральные бури, Турчак-Мурчак… Мне это параллельно.

Как не интересно? Ты сам начинаешь с того, что губернатор берет взятки. Ты его упоминаешь.

Я не думаю, что он берет.

Хорошо, берет наличные. Но его ты упоминаешь, а других людей…

Меня это не особо беспокоит. Я это упомянул в кейсе, что нужно иметь карточку «Тинькофф», а не наличные деньги. Я могу здесь заниматься нативной рекламой?

Мы же тратим твое время. А на экономические форумы почему не ездишь?

Практически по тем же причинам. Я не понимаю, зачем мне слушать каждый год одно и то же, все равно это не выполняется. Я и так встречаюсь с людьми, с которыми мне нужно встретиться. Если обяжут, я поеду, например, если Набиуллина позвонит.

А кто-то звонил?

Нет, никто.

Есть ли какие-то выступления с последнего форума, которые ты с удовольствием посмотрел?

Да. Была банковская сессия, Оливер Хьюз там поспорил с «Почта Банком» на предмет того, что же будет. Это очень смешно, рекомендую найти в ютубе. Хьюз спорил-спорил и с английским акцентом говорил: «Вы все проспали, прошло землетрясение, клиенты все делают онлайн, они никогда не пойдут ни в какую вашу почту. Какой „Почта Банк“, вы о чем вообще? Вы бредите. Во всем мире закрывают отделения, а вы их зачем-то строите».

Была интересная, эмоциональная дискуссия. Там были другие банкиры, они Оливера зачморили. Мы сделали ролик. Он говорит: «Вы понимаете, молодежь не пойдет в ваши банки. Таким, как мы, нужны онлайн-банки». Кстати, мы первый банк в России после «Сбера» и «Альфа-банка» по темпам роста. По сути, мы третьим банком являемся и по доле рынка, второй банк после «Сбера».

Все хихикали, а мальчик тянет руку. Мы подошли, это, оказывается, был волонтер. Сессия уже закрывалась, модератор сказала: «Давайте все-таки дадим молодому человеку сказать». Он сказал: «Я не понимаю, о чем вы спорите здесь. Я студент Санкт-Петербургского университета, мне 19 лет. Мы все обслуживаемся в „Тинькофф“, все ходим только туда».

Засланный казачок от тебя?

Конечно, все так подумали. Но это наше общество.

А с Грефом ты смотрел панель?

Нет.

Короче говоря, он сказал: «Вы все проспали, все мои друзья, весь Санкт-Петербургский университет пользуется только банком „Тинькофф“». Финал, занавес.

Про «Тинькофф» мы поняли, что это самый лучший банк.

Если ты спросишь у своих молодых операторов, каким банком они пользуются, они тебе могут ответить.

Кстати, я могу спросить. Вы каким пользуетесь? «Сбер». «Тинькофф». «Сбер».

«Сбер» первый, конечно.

Поэтому вернемся к панели с Грефом. Мне очень понравилось другое выступление на этой панели, выступал ректор Массачусетского университета. Я не знаю, смотрел ты этот отрывок или нет, где он за 10 минут очень наглядно объясняет, почему инновации в России невозможны. Он говорит о том, что русские люди иногда придумывают гораздо лучше, чем американцы, приводит массу примеров, когда русские изобрели что-то первыми, но так как мы не умеем это внедрять из-за полного отсутствия демократических институтов, системы, которая охраняет авторские права, системы свободы предпринимательства и творчества, мы, русские, все время приезжаем к нему в Массачусетский университет и спрашиваем: «Как внедрить инновации?».

Он сказал, что говорил студентам, говорил Грефу, который тоже приезжал: «Ребята, вы все время хотите молоко без коровы, а так не бывает. Молоко продается вместе с коровой. Как только у вас появится другая система координат, демократические институты, тогда пойдет и молоко». Ты с этим согласен? Ты считаешь, что инновации в России в ближайшее время невозможны, и вся история «Сколково» и прочих вещей все равно не сработает в тех условиях, в которых мы все сейчас существуем?

В рамках страны я с ним полностью согласен. Я не верю в насаждение сверху этой культуры. Только в абсолютной свободе может происходить то, что происходит в США. Но заметь, США ― единственная страна, где так происходит, других примеров и нет. Англия, Канада, не знаю. В Европе и с инновациями, и со свободами, и с либеральными ценностями похуже, а в России совсем плохо.

Конечно же, я согласен, что в России это невозможно, «Сколково» ― это все профанация и потемкинские деревни.

Что тогда нам надо делать с точки зрения бизнеса? Ты предприниматель в нашей стране, уезжать не собираешься, считаешь, что бизнес для тебя возможен только в нашей стране. Что тогда дальше здесь делать? Ты сам говорил в интервью, что в ближайшие десять лет будет долгий кризис. Каким образом выживать?

Я согласен с тем, что на государственном уровне внедрение инноваций невозможно. Но в определенных частных компаниях (например, в той, в которой ты сейчас находишься), если ты потратила время и посмотрела на лица, на возраст, на то, как одеты эти сотрудники, и то, что у них на мониторах, ты понимаешь, что это не совсем банк. Я очень горд атмосферой, которая здесь есть. Я отношусь к своим сотрудникам не как к быдлу, а как к хорошим умным российским ребятам. Они сильно умнее и образованнее меня. Я даю им творить, соответственно, они тут творят.

Рыба гниет с головы, мы все знаем. Там, где руководители дают это делать, например, Аркадий Волош в «Яндексе», Дима Гришин в Mail.ru, который только что записал «Бизнес-секреты». Кстати, Mail.ru пошел в Америку, у них там отличные результаты. Они в шоке, к ним люди переходят на My.com с Gmail, в игры играют, первая прибыль.

То есть это будет такое оазисное развитие, я правильно поняла твой прогноз?

Да, я считаю, что будут такие компании. «Касперский», в здании которого мы находимся. Это одна из крупнейших ― мало кто это понимает ― антиспамовых компаний мира. Мы крупнейший онлайн-банк в мире, мы в мире digital bank №1. Все у нас есть, нужно уметь это найти, гордиться, можно это делать.

Хорошо. Прогноз на десять лет. Ты как банкир должен уметь делать не только краткосрочные кредиты и прогнозы, но и долгосрочные. Понятно, что мы сильно привязаны к нефтяной цене, сейчас она чуть-чуть подросла, но может в любой момент рухнуть. Долгие негативные прогнозы, связанные с нефтью, ресурсная экономика будет только дешеветь, технологии будут еще больше демпинговать цену.

Как в такой ситуации выживать десять лет и какой твой прогноз для России на ближайший десятилетний рубеж?

Мне трудно дать такой прогноз, тем более в России.

Будет какая-то революционная ситуация? Голод? Постепенная стагнация?

Я позитивист, я верю в то, что будет все хорошо. В отличие от Дождя, я реально являюсь оптимистом.

А почему ты считаешь, что Дождь не является?

Объясняю, почему я не смотрю Дождь.

Мелкая месть Винокурову за то, что он обогнал тебя в велогонке.

Давай скажем так, я могу заявить публично: Винокуров должен очень долго и упорно тренироваться, чтобы меня где-то обогнать. Это априори смешно.

А с чего Дождь ― пессимистичный канал?

У вас optimistic channel, но в Италии я включаю иногда, у меня там «Картина ТВ», и там такое все…

Правда пессимистична, Олег.

Дайте оптимизма, вы же optimistic channel!

Где его взять?

Я понимаю, что Синдеева хотела стать новым Эрнстом, сыграть на движении Навального, но она проиграла эту большую ставку. Успокойся, поменяйся.

Еще не вечер, не факт, что проиграла.

Включаешь эту оппозиционщину… Я не слушаю «Эхо Москвы», там рассадник такой, мишпуха сидит.

Как тебе не стыдно это говорить? Ты же сам ходил на Болотную.

По молодости чего только не сделаешь!

Какой молодости? Это было три года назад.

Все-таки четыре года назад. Когда я сходил и понял, что ничего не поменялось, я прекратил. Это был последний мой политический акт.

Но надежда была ведь? Сейчас этой надежды не стало. Зачем тогда говорить плохие вещи про людей, которые по-прежнему надеются? Ты не надеешься, может, и я не надеюсь, но есть люди, которые еще верят в возможность перемен.

Поменяйте тогда слоган.

Будь Эрнстом, дай нам три оптимистичные повестки для российского телевидения. О чем можно оптимистично сегодня говорить, кроме банка «Тинькофф»?

Он, понятно, лучший в мире. А что касается российской женщины…

Да при чем тут женщина? Три темы, которые вызывают оптимизм в России. Назови, пожалуйста.

Российская женщина рожает нам каждый день самых талантливых людей в мире.

Это что вообще за общие фразы? Где эти талантливые люди?

У нас со мной интервью? Давай ты будешь говорить, а я молчать.

Что это за оптимистичная повестка? Есть конкретные примеры? С чего ты это взял?

Человеческие ресурсы очень важны для страны.

Почему ты решил, что здесь она рожает более талантливых детей, чем в Англии или где-то еще? Посмотри статистику людей, которые чего-то добиваются, получают образование в лучших университетах. Русских там будет меньшинство, там китайцев больше.

Евреи и армяне считают, что они самые талантливые, а я считаю, что русские самые талантливые.

Можно так считать. Но смотри, когда я говорю, что банк «Тинькофф» ― один из двух прибыльных банков в этом году, я опираюсь на цифры. Мне может нравиться или не нравиться этот банк, но это факт, я открываю статистику и смотрю.

А дальше я открываю ту же статистику и смотрю, сколько у нас русских нобелевских лауреатов в этом году? Сколько учеников из России с русским паспортом поступило в десятку лучших университетов мира? Эта статистика гораздо хуже, чем китайская, например. А цитируемость нашей Академии наук в десятки раз ниже всех этих научно-исследовательских центров в Америке. С чего ты решил, что мы рожаем самых талантливых людей? Ты же человек цифр.

Ты можешь меня до утра убеждать, что у нас плохие кадры. Но мы построили лучший в мире банк благодаря русским людям, потому что у нас лучшие разработчики, программисты, аналитики и лучшие до сих пор физико-математические институты.

То есть нам надо показывать рожающих женщин, которые будут рассказывать о том, как они рожают самых талантливых детей. Что еще?

У нас рождается очень много талантливых людей.

Много ― относительная категория и общая фраза.

Не меньше, чем твоих любимых евреев или армян.

За последнее время родился Сергей Брин, Тиньков, Касперский, еще несколько человек.

Много кто родился в нашей стране, поверь мне. Эти люди занимают серьезные позиции в мировой табели о рангах.

Рождение ― естественный процесс, это происходит во всем мире. Согласись, это не тот же самый повод для гордости, чем то, что мы изобрели Apple или спасли человечество от рака.

Мы много чего изобрели.

Еще две темы оптимистичной повестки современной России, кроме того, что женщины много рожают талантливых людей. Не буду даже спорить, давай еще два пункта.

А почему два? Может, у меня их двадцать два.

Дай нам хотя бы два.

В России легче всего заниматься бизнесом, как бы парадоксально и абсолютно шоково это ни звучало на канале Дождь. Я это утверждаю, потому что я шесть лет жил в США, прожил в совокупности несколько лет в Италии, часто бываю во Франции. Как минимум эти три страны мной полностью изучены, я там делаю бизнес. У нас намного проще заниматься бизнесом.

За счет чего?

Всего. У нас нет конкуренции.

Вот.

Это плохо?

Нет, ты говоришь сейчас примерно следующее: в царстве слепых циклоп будет королем. Это правда. У нас настолько маленькая предпринимательская инициатива, что у нас легко заниматься бизнесом. Потому что мало кто им занимается! И конечно, любой человек, который проявляет хоть какую-то активность в нашей стране, тут же достигает многого. Но не потому, что у нас прекрасный бизнес-климат, а потому, что в стране слепых циклоп ― всегда король.

Нигде нет прекрасного бизнес-климата, очнитесь, что за пустые разговоры? США ― единственная страна, идеал, эталон. Убрали эталон, начинается обычная жизнь. Везде бизнесмену нужно сражаться, пробиваться, терять деньги, банкротиться. Это сплошь и рядом. Попробуйте сделать бизнес в Италии, Франции, Англии. Это кошмар, очень сложно. У меня подросли дети, дочка закончила университет в этом году и говорит, что заняты все ниши, очень сложно.

В России можно зарабатывать хорошие деньги. Взял, собрал телеканал, я помню, вещали даже с кухни. И его смотрят. Это же смешно, просто нет конкуренции! Попробуйте открыть в Америке телеканал, вас там смотреть не будут, а здесь ― пожалуйста.

Там и закрывать не будут.

Третий позитивный пункт повестки.

Легкость зарабатывания денег и огромный рынок.

Это уже было.

Это второе.

Наскребем по сусекам третье.

Третье ― это прекрасная, красивая страна, в которой я говорю на своем родном языке.

То есть красота российских березок. Это надо показывать.

А мне это нравится. Почему нет?

Да мне тоже. Но ты считаешь, что вышел, поле снял ― и сразу тебе рейтинг, сразу optimistic channel.

А почему нет?

А то показывают митинги, Навальных, Кашиных, Собчак со своими программами. А надо березки и озеро Байкал. Карелию бы показали, но там дети тонут. Уже не позитивная повестка.

Дети тонут везде.

А омбудсмен Астахов потом говорит: «Как вы поплавали?».

Я не слышал, что он там говорит.

Я тебе дам видео.

Слушай, я думаю, что чиновники-идиоты есть в любой стране.

Тебе не кажется, что у нас их больше?

Не замерял, не знаю. Мне кажется, что это все достаточно позитивно. Если я смотрю, что было в России десять лет назад и сейчас, мне очень нравится, что происходит. Сейчас все стало намного лучше и позитивнее. Тогда вообще убивали, стреляли и так далее.

В одном из интервью ты говорил, что 80% бизнеса в России построено на административном ресурсе, связях, преференциях и только 20% бизнесменов ― трудяги, муравьи, как ты выразился. Это соотношение поменялось из-за кризиса или ты считаешь, что оно по-прежнему такое?

Я думаю, да. В кризис ушли легкие деньги, становится все больше людей, которые зарабатывают своим трудом. Я же не делаю замеры, 80% или 20%.

Хорошо, давай конкретно. Насколько повысилась цена кэша после действий ЦБ?

Не знаю, я не занимаюсь кэшем, не покупал его и не продавал, вопрос не ко мне.

Ты строишь достаточно прогрессивный бизнес, интернет-бизнес, люди все могут делать дистанционно. При этом ты открыл «Тинькофф Страхование». Это же очень консервативный рынок. У нас люди, поцарапавшие бампер, вызывают ГИБДД и создают пробку, боясь при этом оформить аварию по европротоколу. Зачем тебе входить в такую консервативную историю?

Мы не любим заходить так, как это делали все. Мы начинаем делать это онлайн. Это будет онлайн-страхование. Человек уже сегодня имеет возможность застраховать любой автомобиль на нашем сайте. Конечно же, при авариях ему все равно нужно вызывать сотрудника милиции, но это уже вторая часть.

Люди пишут много позитива, я читаю все отзывы. Стоит человек в консульстве, например, ему не дают визу, нужна страховка. Он тут же с телефона ее купил, показал, ему поставили визу в Англию. То есть мы про онлайн-страхование, страхуем с телефона, с компьютера. Это очень удобно. Я считаю, что мы удовлетворяем огромные нужды людей, очень серьезные потребительские функции. Для нас это очень важно.

Страхование, конечно, достаточно запущенный рынок, там много чего нужно вычищать, но тем не менее он куда-то развивается. Я надеюсь, что лет через пять он будет более-менее интересный. Пока еще рано.

Как ты думаешь, как мы вообще пришли к ситуации, что сегодня мы живем в таком мире, где личные человеческие данные, которые раньше охранялись конституциями всех стран, вокруг законов после 11 сентября в Америке была огромная дискуссия, что эти законы посягают на личное пространство каждого человека…

Прошло чуть больше десяти лет, мы в 2016 году. Как мы докатились до такого мира, когда человек сам про себя рассказывает такое количество личной информации, дает ее тебе, соцсетям? Ты же как банк отслеживаешь вполне легально любую информацию о клиентах, собираешь ее, предлагаешь услуги согласно поведению клиента. Instagram подбирает рекламу, видя, что ты гуглишь.

Как мы пришли к миру, когда люди стали с радостью рассказывать о своей жизни вообще все? И как ты к этому процессу относишься?

Позитивно, потому что мы можем лучше принимать кредитные решения, это статистика. Все решения мы принимаем на основе статистики.

Тебя с философской точки зрения не пугает такая открытость всех перед всеми?

Я сказал, я жил долго в Америке. Когда я приехал в США в 1993 году, пересек границу, я понял, что нужно забыть слово privacy. Есть это понятие в физическом смысле, когда стоят в очереди, между американцами метр. Это личное пространство. А с точки зрения персональных данных вообще можно расслабиться. Ты получаешь Social Security Number, забиваешь его и узнаешь все о человеке.

Я к этому отношусь очень спокойно, понимаю, что про меня все есть. Я стараюсь писать в письмах и говорить по телефону то, что все могут увидеть, я про это вообще не парюсь. Я противник шифрований, всяких «телеграмов» и «вотсапов». Я считаю, что это полный бред.

Люди хотят иметь свое личное пространство.

Кому они нужны, ради бога? Прямо все ФСБ кинулось читать, как девочки пишут про мальчиков, а мальчики про девочек. Никому не нужно это, это просто смешно.

Надо понимать, что эти массивы информации ― это терабайты, это цифры. Могу ли я принять кредитное решение конкретно по тебе? Могу, но для нас это набор цифр. Мои сотрудники, которых ты видишь, видят не Ксению Собчак, а набор цифр, и говорят: «Вот этому набору цифр я могу присвоить такой кредитный лимит. Я дам ей тысячу рублей вместо двух тысяч». Или этому набору цифр я покажу вот такую рекламу. Это все обезличено. Наш сотрудник или сотрудник Google не может понимать, кто это. Это просто цифры. Бояться этого не нужно.

А как ты добиваешься при очень рискованном бизнесе краткосрочного кредитования таких достаточно хороших показателей возврата кредитов? У тебя какое-то свое ноу-хау, некая система? У тебя более 40%.

Самый успешный бизнес ― тот, когда клиент ощущает, что он поимел продукт. А когда обратная ситуация, это плохой бизнес. Когда человек думает, что его поимели, обычно такие бизнесы плохо заканчивают. Наши потребители думают, что они нас поимели, так быстро получили деньги ― это для нас очень хорошо, маркетинговый питч.

Быстро ― не значит всем подряд. Мы одобряем порядка 20% заявок. У нас много заявок, мы их быстро анализируем. Как ты говоришь, мы на ходу собираем данных.

Сверяете фотографии.

Много что делаем, но это уже на этапе верификации, доставки карты. Мы все делаем онлайн и пытаемся делать быстро. Для клиента это выглядит просто и быстро, но на самом деле за этим стоит серьезная аналитическая работа. Что называется, «быть» и «казаться» ― две разные вещи. Мы не просто взяли и раздали. Те, кто раздавал, ― а такие были, ― сейчас зализывают раны.

Ты несколько раз в интервью пытался подколоть или уязвить банк «Открытие» и лично Вадима Беляева в связи с той сделкой, где ты хвастался, что ты как бы принес ему, на самом деле пытаясь помочь ребятам…

Троянский конь.

Да. Что ребята из «Рокетбанка» кинут в него смузи.

Мне кажется, они уже кинули, нет? Я сомневаюсь, что они еще там работают.

А почему у тебя такое отношение к твоему конкуренту?

У меня, кстати, ко всем конкурентам очень плохое отношение.

Неправда, открой любое твое интервью ― ты постоянно восхищаешься «Альфа-банком» и Фридманом. А почему ты не восхищаешься Беляевым и банком «Открытие»?

Прежде всего я не считаю, что «Открытие» ― это банк.

А что это?

На мой взгляд, это некий хедж-фонд.

В чем отличие в твоем понимании?

Мы сейчас в дебри уйдем.

Объясни для блондинки в двух словах, почему это не банк.

Потому что банк ― организация, которая берет деньги у кого-то и раздает их еще кому-то. В этом ее функция.

И зарабатывает с процентов. А чем занимается «Открытие», на твой взгляд?

У них какие-то бесконечные пирамиды РЕПО, облигации, покупка государственных облигаций, скупка.

На твой взгляд, это какие-то мутные дела?

Может, они не мутные, но в лучшем случае это инвестиционный банкинг, в худшем случае это просто фонд. Это не банк в понимании банка. У него свое понимание.

Для того, чтобы у тебя был инвестиционный портфель и возможность вкладывать, ты же должен зарабатывать эти деньги.

Есть какие-то депозиты, он санирует в бесконечное количество банков. Я бы сказал, занимается финансовыми операциями. Я думаю, он гений, один из лучших в России построителей финансовых схем. Я не сказал, что он делает что-то незаконное, обрати внимание.

Махинатором пока не назвал, и то хорошо.

Я думаю, он грамотно вычитывает в рамках закона. Он хороший юрист и достаточно грамотный финансист, что-то делает на стыке юридической и финансовой истории.

Но почему ты так злорадствовал, что ты подложил ему «троянского коня»?

Он пытался с нами конкурировать, что немножко смешно, на мой взгляд, потому что это вообще не его конек. Это примерно как я бы пошел сейчас бы строить пирамиды РЕПО. Я думаю, меня бы ждало такое же фиаско, какое ожидает его на рынке карточек. Я все-таки считаю, что сфокусированность ― это очень важно. Важно понимать, что ты делаешь. Нельзя делать все подряд, в нашем бизнесе очень важен фокус и понимание, что ты делаешь.

Но при этом Вадим является очень талантливым парнем, он сильно богаче меня, зарабатывает больше. Тут личностный выпад был очень прост ― в какой-то момент они стали «пылесосить» у нас много кадров.

Но это же тоже здоровая конкуренция. Кто больше платит. Если это хороший руководитель, который так любит своих сотрудников и считает их лучше себя, согласись, они вряд ли уйдут.

У него, кстати, очень низкая текучка.

Ты сам говоришь, «пылесосил» кадры. За счет чего?

«Пылесосил» или пытался, может быть, два человека ушло из двадцати.

А ты никогда никого не переманивал?

Я таким вообще не занимаюсь. Если от тебя уходит по человеку в один банк, в другой, в третий, я это допускаю, но когда банк начинает целенаправленно звонить всем твоим топ-менеджерам (и такие ситуации у меня были).

Именно из-за «Открытия»?

В частности.

А из каких еще?

Много было попыток. «Почта Банк», он раньше назывался «Лето Банк». Они пытаются пойти по простому пути: мы сейчас перекупим всех людей у Тинькова. На мой взгляд, это очень слабая позиция. Олег Бойко сейчас этим занимается, кстати, твой друг, постоянно пытается у меня массово переманивать людей.

Российский такой подход, заехать в рай на чужом горбу. Но это же пораженческая позиция. Я верю в то, что компания ― это метафизика. Есть лидер, есть команда. Есть выдергивать оттуда какой-то бриллиант, ― Фридман мне рассказал про книгу «Человек места», ― в этом месте он блестит, а вот тут уже не блестит. Поэтому пытаться переманить хороших людей, а то и команду ― это лузерская позиция. Это так не работает.

На твой взгляд, где ты блестишь лучше всего? Ты блестел в разных местах: в пельменях «Дарья», в пивзаводе. Все это удачно продавал, но там переставало блестеть без бриллианта. Ты лично, Олег Тиньков, где блестишь лучше всего?

Я не знаю, я про это не думал. Я никогда не думаю про себя очень много, это разрушает мозг. Пускай другие судят об этом.

Но ты же должен себя адекватно оценивать? Какова твоя самая сильная сторона и в чем ты лучше всего раскрываешься?

На мой взгляд, моя сильная сторона в том, что я умею делать долгосрочные стратегии. Если я делаю, я фокусируюсь и делаю это, а не мечусь. И я достаточно трудоспособный, я не ленивый. Отчасти мне это дал велоспорт, отчасти это врожденное качество. Я люблю работать, работаю много. Я понимаю, что быстро денег не заработать, тем более сейчас.

А есть такие подходы: у нас есть тема, мы сейчас что-то слепим, заработаем. Я сразу подальше от этих людей, потому что быстро не бывает.

Скажи, ты человек, склонный к самолюбованию?

Я не знаю, мне трудно сказать. Если ты хочешь, скажу «да».

Ты считаешь это своим самым большим недостатком?

Нет, я вообще это не считаю недостатком.

Тебе не кажется, что когда-то женщина занимается самолюбованием, это еще как-то может вызвать улыбку, а когда мужчина слишком занят самолюбованием, это…

Я не знаю, что значит самолюбование. Я не делаю селфи в лифте каждый день.

Самолюбование бывает более сложным.

Я вообще считаю, что амбиции ― это хорошо. В моем понимании это глубоко позитивное слово. Я понимаю, что в российском обществе это негативное понятие.

Ты считаешь себя самым умным, сексуальным, успешным, прекрасным? Ты живешь в этом ощущении?

Если бы я так считал, наверно, мне нужно было бы сходить в дурдом.

Почему? Многие люди, которые с тобой общаются, в том числе твои друзья, которые к тебе хорошо относятся, говорят, что это в тебе ярко выражено, в тебе есть самолюбование, поэтому я об этом тебя и спросила.

Значит, мне это помогает. Слушай, я успешный человек. У меня был успех во всем, что я делал. Но я это делал своим трудом. Я горд тем, что и как я делаю. Я умею подбирать команду, людей, выбирать бизнес, строить бизнес. Я не украл ни копейки, все свои деньги заработал сам. Я примерно понимаю себя в системе координат с точки зрения того, как я выгляжу как мужчина. И рост, и вес, и цвет глаз. Я вообще в этом смысле человек без комплексов.

У многих ребят проблема в том, что у них есть комплексы. Я вижу эти комплексы.

У всех людей, кто заработал большие деньги, есть комплексы. У тебя они в чем-то другом, видимо.

Я могу ошибаться, но мне кажется, что у меня нет комплексов.

Это тоже комплекс.

Наверно, я согласен. Но тем не менее я себя так чувствую, у меня нет проблем.

Ты просто нарцисс, очень себя любишь.

А почему это негативно?

Я не знаю, не то что я не могу давать оценок, но с женской точки зрения я могу точно сказать, что женщинам в основном нравятся мужчины, которые обладают невероятной внутренней силой, заслугами, успехом, но при этом они не стремятся быть в центре внимания. Такие «серые кардиналы», они не бегут на сцену. Бежать на сцену ― женская черта. Есть мужчины, которые хотят быть на сцене: Чичваркин, Полонский, ты. Фридман не хочет, он на другой сцене.

Все разные.

Он сидит в царской ложе, а на сцене, в его бизнесе, происходят какие-то истории. Ты же сам чувствуешь эту разницу?

Что меня радует, это для меня естественно. Я не борюсь с собой. Я не толкаю себя на эту сцену и в то же время не удерживаю.

Что естественно, то не безобразно.

Для меня это совершенно естественное состояние. Я не просыпаюсь и не думаю, как бы мне сегодня поэпатировать и вылезти на сцену. Я так живу.

Ты себя так чувствуешь, ты рожден для сцены.

Все люди разные. Я такой. Зачем мне с этим бороться? Это органичное состояние для меня. Если я кому-то не нравлюсь, кого-то раздражаю, отлично, флаг в руки. Меня раздражают такие, которые молчат в углу, щеки дуют.

А у меня такой человек вызывает уважение. Он носит тайну, если есть, что носить, конечно.

Наверно.

Твои дети, я так понимаю, проходят стажировку в твоем банке, учатся, ты привлекаешь их к бизнесу с младых лет. Тебе нравится концепция, когда дети должны пройти весь путь с нуля? Считаешь ли ты, как Михаил Фридман, которого ты часто упоминаешь в интервью, что не надо оставлять детям наследство? Каков твой подход к этому? Ты все-таки уже имеешь большой капитал и наверняка думал, как воспитывать своих детей.

У меня два сына здесь, тринадцатилетний Рома сидит в Snapchat-аккаунте. Мы первый бренд в России, который его завел, а я считаю, что эта штука сметет Facebook. Рома ведет наш перископ, занимается социальными сетями. А сын постарше работает с мобильными приложениями, в частности, разрабатывает Family Banking. Он ко мне приходил и спрашивал: «У меня есть дополнительная карта, почему я не могу пользоваться приложением?». Я отвечал, что у нас предусмотрено, что только владелец основного счета может пользоваться приложением. Он предложил сделать. Он здесь на полтора месяца, программирует это. С сентября дети будут иметь возможность пользоваться нашим приложением с дополнительной картой.

Для меня очень важно, чтобы они почувствовали с детства, что деньги важно зарабатывать, они с неба не падают. Они у меня летают экономическим классом, несмотря на то, что я сам летаю на своем Falcon 7X. Я не даю им самолет.

А ты зачем летаешь на нем?

Потому мне нравится, у меня есть деньги, есть такая возможность. На мой взгляд, это самый лучший, самый быстрый, самый красивый самолет. Я летаю 300-400 часов в году, для меня это очень важно.

А что по поводу наследства? Оставишь?

Моя задача ― вырастить их, показать какие-то пути. Дочка сейчас закончила King's College в Лондоне, она будет год работать в винной компании. Неплохо торгует, зарабатывает хорошие деньги, кстати, я ей вообще не посылаю деньги года два. Ей двадцать два года.

Я считаю, что они должны поработать, сделать что-то. Я их выучу, университет и школа за мой счет, квартира. Но, естественно, никакого наследства. Зачем я летаю на Falcon? Чтобы тратить деньги. Я хочу потратить деньги при своей жизни.

То есть ты им ничего не оставишь?

Квартира.

Что ты им оставишь?

Написать сейчас, что ли?

Квартиру и миллион долларов?

Да.

А остальное все потратишь? На что можно потратить остальное? Даже летая каждый день на самолете…

Не знаю, придумаем что-нибудь с женой. Жена у меня креативная, поможет. В последнее время она мозги мне компостирует, говорит: «Купи мне Graff», куплю ей.

Вот, до сих пор нет его. На что же тратить тогда?

На самом деле есть два, но она просит какой-то…

Ну какие, по три каратика? Где шикарные украшения на жене?

Ты можешь судить, есть ли у нее украшения?

Говорят, что у нее с украшениями не так хорошо, как у тебя со спортивными автомобилями.

У меня нет ни одного спортивного автомобиля. У нее есть, а у меня нет. Я примерно понимаю, кто это говорит, нищеброды говорят. Я думаю, что 3% ее сейфа не снилось всем твоим подружкам, с которыми ты фоткаешься с инстаграме.

А почему такие слухи про тебя ходят? Про Прохорова нет, а про тебя ходят. Может, ты и прижимистый человек, я считаю, что это хорошо. Для настоящего протестантского бизнесмена это хорошо.

У тебя были женихи, они тебя обвешивали чем-то. Это комплексы.

Почему сразу комплексы? Они щедрые, это хорошо.

Это моя точка зрения.

Так, может, у тебя комплексы, что ты не хочешь ни на кого тратить, кроме как на себя и самолеты, на Falcon 7X?

Это не та передача, где я должен рассказывать, сколько и на кого я трачу. Поверь, я трачу на кого нужно.

На кого? Можешь не отвечать, это личное дело.

Ваша тусовка вся, Tatler, Шматлер ― это зависть. Не по Сеньке шапка.

Они тебя не могут достать.

Мою супругу. По сравнению с ними, она умнее и красивее их раз в пять. С точки зрения денег, она их богаче их в сто раз.

Приятно, что ты так говоришь о своей супруге.

Где она и где они? Они это понимают и лают что-то, как шавки.

Сколько лет вы женаты?

Двадцать восемь.

А почему только сейчас всплыло некупленное кольцо Graff?

Они все не стоят ничего, понимаешь.

Ты как-то не на шутку завелся, почему?

Ты начала с этой темой, что я жадный…

Это не мое мнение, это взгляд со стороны.

Эти твои подружки смотрят на мою жену, как она выглядит в 45 лет. Они в тридцать… Хоть что ты на них навешай.

Вопрос не в твоей жене.

Это все неправда. Меня бесит неправда.

Почему тебя раздражает?

Потому что это неправда. Зачем я должен сидеть и доказывать, что я трачу на свою супругу?

Ты же сам начал эту тему.

Я сказал, что буду тратить. Ты теперь начинаешь передергивать, что я жадный. Как ты можешь судить, жадный я или нет? Я должен тебе что-то дарить?

Это не мое суждение. Про тебя ходят в этой тусовки такие слухи.

Слушай, ты у меня брала интервью в GQ лет десять назад, мы эту тему там прожевали, пускай почитают.

Ты до сих пор помнишь! Уже два интервью сделали.

Уже все рассказано. Я сказал, покупают бриллианты и обвешивают ими те, у кого не стоит. Наверно, они как-то сублимируют недостаток секса.

Ты считаешь, что все мужчины…

Почему все?

Ты же сказал, что покупают те, у кого не стоит. Я задаю уточняющий вопрос.

Не все, а которые обвешивают. Или они какие-то свои физические комплексы пытаются компенсировать материально. У меня нет физических комплексов, мне их не надо компенсировать. Я эстетичен и гармоничен в том, что я есть. Любовниц нет, проституток нет, некому дарить. Супруга у меня находится в полном шоколаде.

Что мы сейчас будем обсуждать? Какие-то твои подружки, какие-то слухи… Зачем это обсуждать? Мы никуда не ходим, никого не трогаем.

Как вы отмечали последнюю годовщину вашей свадьбы?

Отлично.

Ты романтичный человек? Ты можешь устроить вечер при свечах с музыкантами?

Не очень, это не мое. К сожалению, в этом смысле я грешен. Она мне напоминает иногда. Я не очень романтичный, не обращаю на это большого внимания. Равно как и она, если она не поздравит меня с чем-то, я спокойно к этому отношусь. С днем рождения, наверно, будет перебор не поздравить.

Ты не обидишься, если тебя твои дети или твоя супруга не поздравят с днем рождения?

Если с днем рождения, может, и обижусь, а с какими-то другими событиями… Я спокоен. Например, день рождения я очень редко справляю.

Самый трогательный поступок от твоих детей, от твоей супруги, который ты можешь вспомнить? Что по-настоящему тронуло твое сердце?

Я не знаю. Меня трогают мои дети, я считаю, они очень хорошие, воспитанные, талантливые. Это заслуга моей жены, конечно. Понятное дело, не я их воспитывал, я был где-то в боях, в заработках и работах. Я очень доволен своими детьми, я вижу их в контексте других детей, например, на отдыхе. Мне есть чем гордиться. У меня есть обратная связь: «Ой, мы не могли представить, что у такого богатого человека такие простые и скромные дети».

Мне кажется, у нормальных людей все так. Проблема избалованных детей, как правило, у middle-класса, которые могут купить себе яхту в 20 метров.

Ничего себе, средний класс и такая яхта! Тебя придут, на вилы поднимут. Это средний класс?

В моей системе координат.

Ты сейчас всерьез это говоришь? Ты понимаешь, насколько ты оторван от русских березок, которые так ты любишь, если ты говоришь, что яхта в 20 метров ― это средний класс? Я уже вижу, как люди с вилами пошли на твой офис. Какая двадцатиметровая яхта?

2: Их дети ― это самое ужасное, что я видел.

Сейчас мы договоримся до того, что те, у кого нет яхты длиной 20 метров, нищеброды.

У меня никакой нет вообще, для меня яхта ― непонятная штука.

Но ты же все-таки банкир, кредиты выдаешь. Ты понимаешь, что такое в России средний класс?

Я прекрасно понимаю, но я говорю про средний класс в твоем понимании.

Не надо меня приписывать к вашим проблемам. В моем понимании средний класс ― это люди, которые зарабатывают 100-150 тысяч рублей.

Все твои друзья, с которыми ты инстаграмишься…

Это богатые люди. Люди, у которых есть двадцатиметровые яхты, очень богатые по моим меркам, потому что у меня такой яхты нет.

В моем понимании это средний класс. Богатые люди ― это Мильнер, Усманов, Фридман, Абрамович.

Себя ты тоже причисляешь к богатым людям.

Нет, я скорее тоже средний класс. Такой upper middle class.

А то, что не входит в это, уже бедные люди, правильно?

Операторы.

У меня нет яхты, я получаю какие-то деньги, могу накопить на машину и отдых, но на самолет ― нет. Я как, upper-бедный? Какая классификация?

Ты it-girl.

Это не по деньгам.

Ты, как говорится, famous because of famous, известная, потому что известная.

Понятно. Мы сейчас про деньги, а не про известность. Где я нахожусь с точки зрения денег? Чтобы найти себя в этой системе координат. Ты у нас в среднем классе, Мильнер ― богатый, операторы ― бедные. Я чуть богаче, upper-бедная.

Ты уже без меня разобралась, ты уже нашла себя.

Расскажи, ты же банкир, ты же кредиты будешь выдавать.

Это не мои люди вообще.

То есть ты им кредиты не выдаешь?

Нет.

Выяснилось, что три человека, которые приехали тебя снимать, имеют в твоем банке кредит, как ты им не выдаешь?

Это же не твои друзья. Я имею в виду, что не выдаю кредиты этим твоим друзьям.

У меня очень много друзей, это и режиссер Кирилл Серебренников, и бизнесмен Хачатуров, и Наташа Синдеева. Они очень разные. Каких конкретно друзей ты имеешь в виду?

Тех, с кем ты в инстаграме. Гламур этот.

Они кредиты у тебя не берут?

Нет.

Почему?

Потому что это не наша категория. У нас кредит в среднем ― тридцать тысяч рублей. Я могу дать Синдеевой тридцать тысяч, на кухне она снимает, цветок поставит. Еще на кухне вещает или уже куда-то переехала? Я видел, она на кухне сидела.

Она там сидела, потому что, к сожалению, наша власть ее туда загнала. Это не имеет отношения к тому, где бы она сидела, если бы мы были в ситуации свободной экономики. Поэтому я тебе, Олег, желаю, чтобы тебя власть не загнала в эту ситуацию. Учитывая, что ты перестал говорить о политике, я думаю, что ты там и не окажешься.

Потому что меня это искренне ― и это ключевое слово ― не интересует. Мне неинтересно говорить о балете, потому что я в нем ничего не понимаю. Так же неинтересно мне говорить о политике.

В нашей стране очень мудро не интересоваться политикой.

Это не про мудрость. Это не рациональная штука, просто мне это не интересно и никогда не было. Я давно познакомился с первыми политиками, еще в Петербурге, и как-то сразу понял, что мне это неинтересно. Зачем мне заниматься политикой, если я успешен в том, чем я занимаюсь? Это бред, клише, что человек должен заниматься политикой, если он заработал три копейки. Это унижение меня, почему я должен заниматься политикой, с чего?

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.