Николай Басков о президентских корпоративах, дьявольской энергетике Тимошенко и дружбе с Рамзаном Кадыровым

Собчак
15 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (27:16)
Часть 2 (27:15)

Комментарии

Скрыть

Николай Басков в свой день рождения пришел на телеканал Дождь и рассказал Ксении Собчак, почему он ни о чем не жалеет в своей жизни, не боится бедности и почему пока не собирается давать концерты на Донбассе.

Собчак: Во-первых, спасибо тебе, что ты пришел к нам в свой день рождения. Это очень приятно. Я тебя поздравляю.

Басков: Спасибо огромное. Я просто подумал, чего у меня самого удивительного не было в день рождения. Наверное, интервью на «Дожде» у моей давней знакомой Ксении Собчак.

Собчак: Нам тоже приятно, что сегодня ты с нами. Сегодня у тебя такой большой праздник, попозже, наверное, будут поздравления, друзья. Ты в этом году как отмечаешь, в какой-то узкой компании?

Басков: Да, узкая компания, потому что я хорошо отгулял свои 35 лет.

Собчак: Это я помню.

Басков: Было такое событие, да. И я подумал, что надо гулять совсем с близкими людьми. Дни рождения никогда не знаешь, как их делать. Иногда хочешь закрытым побыть от всех в тишине, либо хочешь душу нараспашку, сердце навылет и с эмоциями.

Собчак: То есть никаких официальных лиц, только друзья сегодня?

Басков: Да, только друзья. Очень скромно.

Собчак: Это же такое время, неважно – 35, 36, 37 – когда люди подводят каике-то итоги. Чем ты главным гордишься в своей профессии, в своей карьере за эти годы? Подводя какую-то промежуточную черту, что ты можешь сказать, греет тебя больше всего?

Басков: Ты знаешь, в искусстве невозможно ставить планки какие-то, потому что это круговорот событий, и у любого творческого человека чаще всего бывают такие моменты, что он что-то сделает, потом смотрит и думает: «А зачем ты это делал?», а иногда на какие-то вещи смотришь – и тебе просто нравится. Я не тот человек, который любит пересматривать свои записи, слушать старые песни. У меня так: сделано – до свидания, пошли дальше. Я счастлив, что мне сегодня 38, слава Богу, я здоров, у меня есть работа, у меня есть концерты, у меня есть публика, у меня есть друзья, и я к этому очень философски отношусь. Ты знаешь, как никто, как я отношусь ко многим вещам, которые сопровождают атрибутику звездного человека.

Собчак: Это ты как-то скромно ответил для человека, у которого есть, чем гордиться. У тебя огромное количество званий: премия «Овация» три раза, лауреат испанского конкурса Grande Voce, Народный артист России, Украины, Чечни. Чего еще?

Басков: Молдавии. Ну неважно уже.

Собчак: Огромное количество всего. Из всего этого набора, он весь ценен, но есть же какие-то вспышки памяти твоей, какие-нибудь моменты счастья, когда ты понимаешь, что да в этот момент я сделал что-то, что навсегда останется гордостью моей жизни? Что это – может быть, какое-то выступление с Монсеррат Кабалье, может быть, какой-то заслуженный приз или чей-то орден?

Басков: Наверное, самая большая удача в жизни – это встреча с Кабалье. И то, что я – ее единственный ученик, кроме ее дочки, она мне дала самое главное. Она заложила фундамент для моего вокала. Я понимаю, что, дай Бог, и в 60, и в 70, и в 80 я всегда найду работу. Большинство педагогов, которые учат своих студентов, не всегда являются большими звездами или не всегда достигли большой карьеры в классике. Но мне повезло, потому что я получил уникальную школу, технику дыхания, ту, которая мне помогает за 10 лет, тьфу-тьфу, даже не обращаться к фониатру.

Собчак: Коль, может быть, не стоило уходить из оперы тогда?

Басков: Нет. Это тот вопрос, который мне очень часто задают. Я очень свободный человек. Я люблю принимать решения спонтанно, мне тяжело жить по шаблонам. Я же попел в опере, я начинал карьеру из Большого театра, я пел в Мариинке.

Собчак: А почему не продолжил?

Басков: Честно?

Собчак: Честно, прям совсем честно.

Басков: Нудно, тяжело, совершенно не оплачиваемо по тем масштабам, которые возможны для жизни, жизнь-то одна. И самое главное, что это все время всеобъемлющий страх за свою нервную систему, за свой голос, за свое здоровье. И каждый раз, выходя на классическую сцену, такое впечатление, что с тебя все время снимают кожу критики, зрители.

Собчак: То есть ты живешь под стрессом в опере, без денег и еще с постоянной критикой?

Басков: Не совсем. Надо пройти огромный путь. Опера на самом деле перешла в такой шоу-бизнес, который есть по всему миру. Если сравнивать те же гонорары высокооплачиваемых оперных певцов с мировыми поп-певцами, это то же самое.

Собчак: Но при этом я в одном твоем интервью прочитала, ты сказал, и было такое ощущение, что это крик души, ты сказал, что тебя в очередной раз стали пытать журналисты, что как же так золотой голос, ушли из оперы, и ты сказал…

Басков: Что я не уходил.

Собчак: И ты сказал дословно следующее, что ты не уходил, но помимо этого ты сказал: «Слава Богу. Если бы я там остался, у меня бы не было ни какой-то материальной помощи, ни джакузи», там идет смешное перечисление. Но суть в том, что, конечно, другие деньги, когда ты работаешь для людей на каких-то заказчиках, корпоративах, другая жизнь, все это легче, доступнее и так далее.

Басков: Классика для меня стала удовольствием и хобби. Если я хочу что-то сделать, я это делаю. Если я захотел спеть Канио из «Паяцы» в 31 год и уехал в Грецию, потом в Мадриде я просидел полтора месяца на постановке, я это сделал сам для себя. Когда мне предложили петь на Сицилии в Таормине постановку «Тоски», в тот момент я оказался завинченный в определенном тайфуне, огромный коллектив, огромное количество людей, определенные отношения с бывшим продюсером, определенные контракты, я не мог принимать тогда решения. Я смог принимать решения…

Собчак: А кто тогда принимал все решения?

Басков: У меня был продюсер.

Собчак: Ты имеешь в виду…

Басков: Моего бывшего тестя, да.

Собчак: Шпигеля.

Басков: Шпигеля, да, Борис Исаакович. Во-вторых, в проект Николая Баскова на тот период были вложены деньги. Я один из немногих артистов в наше время, кто очень хорошо отбил вложенные и принес прибыль.

Собчак: Я спрашивала про тебя, собирала информацию перед интервью, и очень многие наши с тобой знакомые общие говорили о том, что Коля вообще хороший парень, я его знаю 100 лет, это этот Шпигель ему судьбу поломал, во многом его покалечил.

Басков: Я бы не сказал так.

Собчак: Было такое?

Басков: Нет.

Собчак: Можно ли сказать, что он что-то очень сильно в тебе изменил, покалечил?

Басков: Нет. Если бы мне сказали повторить мой путь второй раз, я бы ничего не повторял. То, что я испытал на эстраде и испытываю, это совершенно… Понимаешь, если бы ты меня спрашивала, что я не сделал. Я в 21 год вышел на сцену Большого театра, я все это прочувствовал изнутри.

Собчак: Я могу тебе сказать, почему я всегда задаю, когда думаю о тебе, сама себе эти вопросы, потому что я знаю нашу эстраду, я часто, как и ты, работаю, разные мероприятия, артисты, премия. Я вижу, сколько бездарных, не умеющих петь, поющих только под фонограмму людей, много и талантливых, но таких все равно большинство. И я вижу тебя – человека, который от Бога награжден невероятными данными, у тебя, правда, сильнейший голос, которым ты играешь, поешь без фонограммы. Но при этом иногда есть ощущение, что тебе самому неловко, некомфортно за то, что тебе приходится этим голосом петь не «Памяти Карузо», а «Шарманку».

Басков: Ты знаешь, «Шарманка» - это мой хит, который мне принес огромную любовь публики. Понимаешь, в классике, если ее так сравнивать, в классике ты идешь по тому шаблону, который уже создали композиторы и создали определенные певцы, и ты там все время соревнуешься. Я никогда не стану Паваротти, Доминго, Каррерасом, потому что этому надо было посвятить жизнь. И та тембральность и красота голоса, которыми были наделены выдающиеся певцы, это все время идет сравнение и соревнование. В том, в чем занимаюсь я, нет соревнования, это мои песни, которые мне нравятся, это то, что я могу сделать сегодня, я могу спеть глубоко красивую музыкальную композицию, а на следующий день мне ударила в голову непонятно какая молния, и вдруг я захотел спеть совершенно смешную, дурацкую песню «Николай, Николай», которую поет вся страна и особенно дети. В этом существует какая-то свобода кайфа от того, что ты делаешь. Ведь очень тяжело сравнивать художников, вот представь, мы сейчас сравниваем современное искусство, импрессионистов, 19 век, 18 век. Ни к одному художнику никто не подходил и не говорил: «Вы не так рисуете картину».

Собчак: Так тебе никто не может сказать. Что значит «не так»? Это приносит хорошие деньги, ты востребован, тебя любит публика.

Басков: Но ты же знаешь меня как человека…

Собчак: Тут вопрос в другом. Знаешь, это как подойти к художнику уровня Сезанна или Ван Гога и спросить его: «Почему вы рисуете детские открыточки, когда вы рисовали до этого невероятные вещи? Почему теперь вы перешли на комиксы?». Вот это странно. Понимаешь? У вас подсолнухи есть, а теперь вы комиксы рисуете в журнальчике. Вот это про это.

Басков: Вообще творческую личность невозможно понять.

Собчак: Вот я и пытаюсь.

Басков: Я сам себя не знаю, я сам себя не понимаю иногда. Мне в душе каких-то 22-23 года, хотя сегодня 38. По сути, много сделано, достигнуто много, да, я безумно счастлив, благодарен Всевышнему, своим родителям за то, что я пошел этот путь, и тем людям, которые меня окружают.

Собчак: Я просто пытаюсь понять, как в тебе это все уживается. Я же тоже человек, который прошел большой путь, условно, от «Дома-2», от самого адского треша…

Басков: «Дом-1» вел я, так что ты пошла по моим стопам.

Собчак: Но я настолько там стала чувствовать плохо и страдать, что я поняла, что мне надо поменять свою жизнь так, чтобы иметь гармонию.

Басков: Ты хоть видела когда-нибудь, когда я страдал?

Собчак: Я удивляюсь. Мы с тобой часто летаем, болтаем в полетах и так далее. И я вижу абсолютно нормального, адекватного человека, с которым мы обсуждаем интересные философские темы, не стразы, не шопинг и не то, как вчера спела Нюша, условно. Но при этом, когда ты выходишь на сцену, эти перья, стразы.

Басков: Перья – это не мое.

Собчак: Шутки с Киркоровым, «Шарманка», «Николай» и так далее. И в этом для меня есть большой контраст тебя, твоей глубины, твоей личности и этого образа, который, очевидно, хорошо продается. 

Басков: Слушай, но мне еще не так много лет, чтобы я не смог это поменять. Биргит Нильссон, оперная звезда, начала свою карьеру в 41 год и сделала баснословную мировую карьеру в этом плане.

Собчак: Тогда давай о веселом поговорим. Помимо всего прочего Басков еще олигарх от шоу-бизнеса. Мы недавно сидели в компании, ведя какое-то мероприятие, и обсуждали, учитывая, что каждый из нас – я, Ваня Ургант постоянно с тобой сталкивался на разных мероприятиях, условно, я откуда-то приехала и только что вела с Басковым, Ваня Ургант оттуда-то приехал и только что вел с Басковым. Мы как-то все сели: «Сколько же этот Басков зарабатывает?». В итоге мы пришли к выводу, что ты очень неплохо живешь. Заглянули в Forbes и выяснили, что у тебя баснословный доход – 6,7 миллионов долларов в год по российскому Forbes. я не знаю, насколько это соответствует действительности.

Басков: Ну Forbes часто преувеличивает такие вещи.

Собчак: А в прошлом году – 9.

Басков: Видишь, получается, что плохо я работал в этом году.

Собчак: Давай не будем обсуждать конкретные цифры, но то, что было 9, а стало 6, тренд на снижение каких-то корпоративов и мероприятий, это правильно посчитал журнал Forbes?

Басков: Мне кажется, что некоторые вещи журнал Forbes вообще не может подсчитать. Ты же знаешь благосклонность иногда…

Собчак: Понятно – магические конверты. Не будем об этом.

Басков: Тебе как не знать. У тебя же они были даже не посчитанные. Я показываю мой официальный доход, который есть по моему ИП, и в налоговой у меня прозрачные истории уже в течение 10 лет.

Собчак: Условно, это сумма, соответствующая 6 миллионам?

Басков: Нет, это соответствующая сумма от миллиона до двух.

Собчак: Но можно сказать, что в этом году тренд стал на уменьшение праздников, корпоративов и так далее?

Басков: Я бы не сказал.

Собчак: Ну вот по сравнению с прошлым годом меньше стало или больше заказов?

Басков: Всегда по-разному.

Собчак: Ну давай сравним два года.

Басков: Дни рождения никуда не уходят, свадьбы.

Собчак: Декабрь, корпоративные мероприятия, которые запретили?

Басков: Ну у меня расписано.

Собчак: То есть корпоративы все равно есть? То есть уже сейчас весь Новый год расписан?

Басков: Ксюша, я же не только веду, я и пою еще. Как ведущий, ты знаешь, я очень веселый в компании. Когда у меня хорошее настроение, я радуюсь вместе с людьми, которые празднуют этот праздник. Это такое удовольствие, тебя пригласили, заплатили денег, еще покормили, посадили вместе за стол. Ну это же счастье. Люди получают удовольствие, ты поешь. Была для меня очень познавательная история, которую мне рассказывали по Елену Васильевну Образцову. Когда ей тоже звонили по поводу выступлений на корпоративах один известный певец, и говорил: «Леночка, ты не споешь? Ты же Народная СССР, «Ла Скала», «Метрополитен». Она говорит: «А денег-то платят?», он говорит: «Да, но они будут кушать, вилка, ложка», - «Да пускай все, что угодно делают. Я спою».  Не главная же цель чтобы выйти, заработать деньги.

Собчак: То есть тебе нравится, тебе в кайф общаться с людьми?

Басков: Я люблю концерты и корпоративы. У меня золотая медаль Фонда мира за 185 благотворительных концертов.

Собчак: А что нравится больше – вести или петь?

Басков: Петь легче. 40 минут – и ушел. А так сиди часов 6-8. Но когда настроение хорошее, когда люди попадаются такие, что сами гуляют от души, что, бывает, даже после мероприятия еще конверт дают, говорят: «Спасибо».

Собчак: С кем тебе больше всего нравится из артистов, я имею в виду исполнителей, работать на каких-то таких мероприятиях? Назови мне трех артистов, кого ты можешь предложить для идеальной программы на Новый год. Кто лучше всего работает, ведет?

Басков: Мужчина и женщина?

Собчак: Да, допустим, Николай Басков и Ксения Собчак. Твои рекомендации. Вот нас, может, смотрят богатые люди, которые, может, еще устроят корпоратив.

Басков: Я тебе сразу назову тех, которые очень дорогие.

Собчак: Давай. Вот тебе говорят: «Коля, посоветуй по дружбе. Ты у нас 100 лет ведешь, день рождения брата, сестры, Ирины Николаевны у меня вел. Посоветуй, будь другом, трех артистов».

Басков: Я трех не могу.

Собчак: Но программа не резиновая. Начинаем гулять часов в 9, трех артистов нормально, больше не надо. Но таких, чтобы зажгли.

Басков: Надо понять смысл мероприятия.

Собчак: Новый год, праздник, всем хорошо, шампанское рекой. Кого приглашаем?

Басков: Мужчина или женщина?

Собчак: Какая разница?

Басков: Это большая разница, потому что у меня есть категория женщин, которые на ура работают, и мужчин, которые на ура работают.

Собчак: Давай мужчин, которые на ура, и женщин.

Басков: Я буду называть по статусу, по песням, по всему.

Собчак: Ну да, идеальный Новый год по веселью.

Басков: Идеальный Новый год и чтобы вау?

Собчак: Да.

Басков: Я скажу так – Пугачева, Ротару, Аллегрова.

Собчак: Три женщины?

Басков: Я имею в виду, если женщины.

Собчак: А если мужчины?

Басков: Если мужчины, безоговорочно это…

Собчак: Неужели Кобзон, Лещенко, Киркоров?

Басков: Киркоров – 100%. Еще Лепс.

Собчак: И Стас Михайлов?

Басков: Нет. Стас Михайлов – замечательный артист, но если бы такой выбор, что совсем на ура, то Антонов.

Собчак: Такой неплохой концерт получится.

Басков: Такой у нас когда-то был.

Собчак: Расскажи мне что-то, связанное с твоими поклонниками. Кто твои главные поклонники? Я не имею в виду публику, тебя любит огромное количество народу. Есть, может, какие-то высокопоставленные люди, которые любят твое творчество. Например, Филипп Киркоров ко мне приходил и рассказывал о том, что Бортников старается не пропускать его концертов. Есть ли у тебя какие-то почитатели на таком высоком государственном уровне или среди крупных бизнесменов, которые действительно поклонники твоего творчества?

Басков: По прошествии лет те люди, которые были на моих концертах, это и Светлана Владимировна Медведева, и Валентина Ивановна Матвиенко, Сергей Владимирович Степашин, Геннадий Николаевич Селезнев, Миронов, Кожин.

Собчак: Кстати, про Кожина. Зачем ты Кожина запалил? Я же могу уже сказать, так как вся страна уже знает.

Басков: Это не я.

Собчак: Ну ладно? Все началось с твоего Инстаграма. Зачем ты выложил эту фотографию со свадьбы?

Басков: Запалила все подруга невесты, потому что она выложила фотографию, на которой было написано: «Поздравляем Владимира и Олесю». Конечно, люди знакомые тебе в журналистской системе встрепенулись, и у многих был инфаркт, потому что было имя Владимир.

Собчак: Но одно дело – Владимир и Олеся, а другое дело – селфи с Медведевым. Коль, все-таки есть разница.

Басков: Ну и что? Вот я на день рождения поздравлял нашего президента и выложил селфи с ним. Многие выкладывают.

Собчак: А где ты с ним сфотографировался?

Басков: На Новый год.

Собчак: У него в резиденции?

Басков: На приеме.

Собчак: На президентском приеме в Кремле?

Басков: Да.

Собчак: А в Ново-Огарево был на приемах?

Басков: Нет, я был под Питером. Как это называется?

Собчак: Константиновский дворец.

Басков: Нет, другой.

Собчак: Стрельна?

Басков: Когда едешь на поезде от Москвы до Питера. В общем, я не помню. Я ехал к президенту, и меня не волновало куда.  И в Сочи я был.

Собчак: Частное было какое-то мероприятие?

Басков: Ну…

Собчак: Сколько было человек?

Басков: Я не помню. Так прожектора светили в глаза.

Собчак: То есть два раза выступал в узкой компании при президенте?

Басков: Да нет, 4 или 5.

Собчак: Может быть, были ситуации, когда Путин или Медведев, может быть, президент какой-то другой страны…

Басков: Я еще при Ельцине пел.

Собчак: Вот. Может, вспомнишь. Может, кто-то делал специальные заказы, может, кому-то из высокопоставленных лиц какая-то песня нравилась?

Басков: Борис Николаевич почему-то после моего выступления однажды на одном мероприятии попросил спеть меня «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина». Он подпевал вместе со мной. Ему почему-то нравилась эта песня. Я запомнил фразу, ему потом передали конверт, он мне дает конверт, сует мне и говорит: «Это наши доллары».

Собчак: То есть заплатил долларами?

Басков: Наши доллары, да.

Собчак: Ничего себе, какие новорусские замашки. Я думала, это так бизнесмены только деньгами с артистами рассчитываются.

Басков: Ну Борис Николаевич был широкой души.

Собчак: А Путин давал так деньги?

Басков: Владимир Владимирович – нет.

Собчак: Может, дарил что-то?

Басков: Да, часы.

Собчак: Которые ты у Лепса, так сказать, увел?

Басков: Я не увел. Об этом писала в своих комментариях одна известная певица. Так получилось. Когда под Новый год были подарки.

Собчак: Это где селфи с президентом было сделано?

Басков: Нет, это раньше еще. Я помню, он спросил Филиппа: «Филипп, у вас украли часы?», Филипп, округлив глаза, сказал: «Да». И в это время Долина, вмешавшись, сказала: «Так нашли же». И Владимир Владимирович сказал: «Нашли?», и Филипп сказал: «Да», - «Ну тогда мы эти часы подарим Николаю Викторовичу».

Собчак: И что за часы?

Басков: Rolex, и самое главное, что подписной.

Собчак: Подписной с подписью президента?

Басков: Да, на паспорте часов.

Собчак: Потрясающе. А что это за история, я не знаю, правдива она или нет, что Янукович разворачивал самолет с тобой, чтобы ты спел ему еще раз песню «Шарманка»? Это правда или нет?

Басков: Это было с Леонидом Даниловичем Кучмой. Был концерт, было мероприятие, он очень любил всегда артистов, очень любил гулять. Это был человек, который сам любит петь, который любит играть на гитаре. Кучма для меня остается одним из ярчайших президентов Украины, я был с ним знаком.

Собчак: Более яркий, чем Янукович, как президент?

Басков: Да, более яркий. И президент, который приезжал ко мне на день рождения, на 30 лет, кстати.

Собчак: Ну расскажи.

Басков: Был момент такой – я пел свое выступление и заканчивал «Шарманкой». Это была его любимая песня, я ее спел огромное количество раз.

Собчак: А почему огромное количество?

Басков: Просили еще раз. Ну а мне то что? Как говорят «Не остановить поющего Кобзона», так и для меня тоже в удовольствие петь. Ты знаешь, я же везде пою, даже когда мы с тобой на лодке отдыхали, я тебе пел, пока ты в джакузи лежала.

Собчак: Это правда.

Басков: В ночь мы вылетели, так как я должен был лететь в Киев, Форос – Киев, и из Киева на Москву. Я заснул, потом проснулся, а мне говорят, что мы опять в Форосе. Просто Леонид Данилович сказал: «А где Басков?».

Собчак: То есть развернули самолет, чтобы ты опять спел «Шарманку»?

Басков: Чтобы я вернулся, потому что праздник продолжился.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.