Ни слова о выборах с Михаилом Прохоровым. Полная версия Собчак живьем

1 марта 2012
187 011
В гостях у Ксении Собчак еще один кандидат в президенты России. Михаил Прохоров вспомнил свои последние походы в секс-шоп с друзьями, признался, как отомстил Владимиру Жириновскому за Аллу Пугачеву, и рассказал, почему некоторые считают его геем.

Собчак: Добрый вечер. «Собчак живьем» с Михаилом Прохоровым. Как приятно, когда вот так звучит название программы. Сегодня, Михаил, мы будем говорить обо всем, кроме выборов. Здравствуйте.

Прохоров: Добрый вечер.

Собчак: Ну, конечно, начать нужно с самых актуальных событий, а именно со вчерашних дебатов с Жириновским. Конечно, «похороны» перед всей страной Владимира Вольфовича, которые, на мой взгляд, совместно состоялись. Но у меня все-таки один вопрос к вам на эту тему. Я помню, что когда были первые дебаты с Жириновским, вы публично заявили о том, что если он обидит вашу женщину, то вы ему, грубо говоря, ответите – набьете морду. Собственно, на вчерашних дебатах это произошло. Почему же вы не заступились за Аллу Борисовну?

Прохоров: Ну, во-первых, я извинился за Жириновского перед всеми. А во-вторых, вы видели Жириновского после дебатов?

Собчак: Что-то все-таки состоялось? Вы его ударили?

Прохоров: Не знаю, идите, посмотрите.

Собчак: Куда?

Прохоров: Ну, увидите живьем Жириновского, а потом посмотрим: выполнил я свое обязательство или нет.

Собчак: Значит, вы его все-таки ударили?

Прохоров: Ну почему же сразу ударил. Вы подойдите поближе, поговорите с ним – узнаете.

Собчак: Нет, ну это какой-то таинственный ответ. Вы скажите - да или нет? Вы как-то физически его остановили или, не знаю, за шкирку вывели куда-то, пощечину дали? Или нет?

Прохоров: Я хотел бы, чтобы это прокомментировал Владимир Вольфович. Так будет честнее и интереснее для всех.

Собчак: Но это вы как-то говорите загадками. Я к чему, собственно, веду: мне просто кажется, что в жизни мало бывает таких удобных моментов и пасов, когда ты можешь проявить то или иное свое сильное качество. Это касается любого человека. И вы, как мы действительно все знаем, много лет занимаетесь боксом, вы очень спортивный человек. И вот тут Жириновский, который в вашем присутствии оскорбляет женщину – любимую артистку, певицу России. И у вас такой шанс: не просто дать, простите, в морду Жириновскому, но показать свою физическую силу, сделать то, что многие хотели бы, но не могут. И сразу получить как минимум десять процентов голосов. Почему не воспользовались?

Прохоров: Вы же говорили, что мы сегодня не про политику.

Собчак: А это разве политика?

Прохоров: Конечно.

Собчак: Это про кулачные бои.

Прохоров: Десять процентов голосов – это чистая политика.

Собчак: Ну, а мысли такой не было и сейчас не жалеете, что этого не сделали?

Прохоров: Я подошел к Алле Борисовне и сказал: «Что нужно сделать?». Алла Борисовна – сердобольная, она – великая, сказала: «Не надо трогать старика – пусть живет».

Собчак: Это было после программы уже?

Прохоров: Ну конечно.

Собчак: А во время такой мысли не было?

Прохоров: Во время невозможно – надо вести себя прилично. Поэтому я извинился.

Собчак: Вести себя прилично...ну вот, кстати, вы знаете, наверно цинично так об этом говорить, но в политике ведь как: уже никто не помнит кто кому плеснул, за что - с Немцовым и Жириновским. Но сцену запомнили. Какие-то яркие моменты - Хрущева, бьющего ботинком – тоже. О чем говорил - не все вспомнят, но сцену запомнили. Ведь это был такой большой шанс сделать нечто, что бы совсем в другие тона окрасило вашу предвыборную кампанию.

Прохоров: Честно говоря, мне не хочется быть запомненным, когда стоишь и бьешь каблуком, например, с трибуны ООН. А так же мне не хочется плескать друг другу воду или сок в лицо. Это что-то из разряда клоунады.

Собчак: То есть вы посчитали, что заступиться в этот момент будет неправильным? В прямом эфире, ну, не в прямом, в записи.

Прохоров: Я заступился в прямом эфире: попросил прощения. А затем решил вопрос по-своему - так, как я умею. Но это касается только нас троих.

Собчак: Ну, я думаю нам всем запомнилась ваша сестра – Ирина Прохорова. Скажите, это был ваш продуманный план – выпустить ее на авансцену уже в разгаре вашей предвыборной гонки? Или просто так сложились обстоятельства?

Прохоров: Прежде всего, я очень рад, что теперь вся страна знает какая у меня талантливая сестра. Я это знал всегда – теперь это знают все. А то, что это было наше секретное оружие – да, это, конечно, очевидно. Все нужно уметь делать вовремя.

Собчак: Многие недоумевают почему вы ее на президентство, так сказать, не сподвигли?

Прохоров: Это уже вопрос к сестре.

Собчак: Не ревнуете?

Прохоров: Абсолютно нет. Все успехи моей сестры – это мои успехи. И наоборот.

Собчак: То есть ревности и соперничества внутри семьи нет?

Прохоров: Абсолютно нет. У нас полная гармония. Своего рода такой, в хорошем смысле слова, тандем. Вы же знаете, что мы в принципе живем в смешном государстве, у нас тоталитарное сознание. Потому что люди искусства, люди культуры, с большим предубеждением относятся к бизнесменам. Ну вот так сложилось. А у нас, представляете, в семье сестра занимается культурой: является одной из ведущих литературоведов в части славистики. А я занимаюсь бизнесом. Поэтому мы обсуждаем почти любые темы и взаимно обогащаем друг друга - вот такое, знаете, соединение культуры и капитала в одной семье. На очень хорошей, непротиворечивой базе. Мы друг другу помогаем, обсуждаем различные темы – и вместе у нас получается неплохо.

Собчак: А что вы имеете в виду под «тоталитарным сознанием»?

Прохоров: Ну, тоталитарное сознание потому, что все мы считаем, что разбираемся во всем.

Собчак: Это принцип тоталитарного сознания?

Прохоров: Ну конечно. Если я занимаюсь чем-то одним и у меня это получается – значит, я должен разбираться во всем. Вот я так не считаю. Поэтому когда у меня была идея сделать фонд, который поймал бы новую мировую систему развития, которая говорит о следующем: мир становится более глобальным, а культура, защищая свои особенности, становится более локальной. Поэтому у меня появилась идея создать фонд, который поддерживал бы локальную культуру. Мы с Ирой довольно долго спорили как его делать, но, в связи с тем, что я хорошо понимаю, что сестра в этом деле специалист, то моя задача ограничивается следующим: я определяю стратегические направления – потому что культура это та важнейшая часть, которая укрепляет страну, это принцип и основа экономики. Именно культурное развитие скрепляет всю страну вместе и экономика без культуры не может быть производительной.

Собчак: В этом смысле это хороший тандем, я согласна. Просто мне кажется, что здесь удивление общества еще связано с тем, что вы, по ощущению, из своих каких-то разных миров. Вот если почитать интервью Ирины или ваше интервью – это как будто люди, совершенно не связанные друг с другом, у них нет ничего общего. То есть я читала ваше интервью, когда готовилась, где вы говорите, что ваш любимый фильм – «Бригада», художественную литературу считаете в принципе бесполезной, а Ирина – человек, который придержива