«Мне всегда было наплевать на все санкции: в школе я была плохой ученицей». Актриса Фанни Ардан о европейских ценностях, русском кино и французском гражданстве

Собчак
14 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (10:06)
Часть 2 (10:25)
Ведущие:
Ксения Собчак
Теги:
Кино

Комментарии

Скрыть

В гостях у Ксении Собчак — легендарная французская актриса Фанни Ардан.

Собчак: Я знаю, Фанни, что вы часто бываете в России. Это связано с тем, что здесь много интересных бизнес-предложений или вам нравится эта страна?

Ардан: Я часто приезжаю в Россию, и всегда по работе. Я представляла разные кинокартины, приезжала для выступления на концерте у Владимира Спивакова, участвовала в Неделях французского кино в Москве. На этот раз я приехала, чтобы представить свою режиссерскую работу, а 17 мая сыграю роль в спектакле «Корабль ночи» в Доме музыки. Видите, все время по работе.

Собчак: Расскажите о вашем фильме, что это за работа?

Ардан: Это история любви о конце отношений. Действие происходит между Новым годом и Пасхой, в это время строится гостиница и разрушается любовь. Героиня все время пытается спасти эту любовь с помощью музыки, но ей не удается.

Собчак: Как называется фильм?

Ардан: Фильм называется «Навязчивые ритмы». Главную роль исполнила итальянская актриса  Азия Ардженто.

Собчак: Какой ваш любимый российский режиссер?

Ардан: Трудно сказать, кто любимый режиссер, потому что если один любимый, то других ты ценишь меньше. Но это не так. Я, конечно, была поражена российским классическим кино, мне очень нравится Эйзенштейн, Тарковский, Бонадрчук, много других, но я не хочу перечислять. Мне всегда не нравился вопрос, чтобы вы взяли на необитаемый остров, потому что я не люблю выбирать.

Собчак: К нам также часто ездил сюда Жерар Депардье. Сейчас он уже стал российским героем, получил гражданство и так далее. У вас случайно нет планов получить российское гражданство, учитывая, что налоги во Франции по-прежнему очень высокие?

Ардан: Есть две вещи, на которые нельзя жаловаться – на старость и на слишком высокие налоги. Я считаю, что налоги – это недостаточное основание для того, чтобы покидать страну. А на самом деле я не очень привязана к гражданству, мне приятно, когда говорят, что любят Францию, потому что я чувствую, что человек немного любит и меня. Но вопрос гражданства меня мало волнует, но я знаю, что если бы меня выгнали из Франции, я бы поехала в Италию, потому что говорю на итальянском языке, а будучи в Италии, выучила бы русский, чтобы потом приехать в Россию.

Собчак: Видите, в Италии Дольче и Габанну все-таки в тюрьму посадили за налоги, поэтому там тоже ситуация сложная. Может быть, вы уже встречались с нашим президентом или кто-то уже подбивал под вас клинья, чтобы переманить такую звезду, такую легенду для всех русских? Были попытки?

Ардан: Нет. Знаете, я с 15 лет полюбила Россию из-за российских артистов. Меня не надо было заманивать - я и так любила Россию. И я люблю русских, потому что я люблю ваших музыкантов, я люблю ваших поэтов, я люблю ваших писателей.

Собчак: Сейчас в России идет большая дискуссия по поводу европейских ценностей, как противостоящих российским ценностям. Для вас, французская актриса, что вы понимаете под европейскими ценностями? И чем, на ваш взгляд, они отличаются от ценностей традиционных российских?

Ардан: Сложно сказать, что такое европейские ценности, но есть какие-то ценности европейские, наверное, но они у нас получены уже с давних времен, с греческих времен – демократия, юстиция, свобода мысли. Это то, что характеризует Европу. А я, как генерал де Голль, считаю, что Европа идет от Атлантики до Урала. Очень сложно рассуждать о России, потому что это огромная территория, ее разные части находятся в одной стране. Поэтому я считаю, что европейские ценности – это когда мы находимся в одном пространстве. И мне кажется, что между русскими и французами есть понимание в этом смысле. Наши истории разные, история России не похожа на историю Франции. Вы познакомились с демократией позже, чем мы, но я не говорю, что надо брать с нас пример, наоборот.

Запад не может читать лекцию и учить другие страны, как жить. Надо отличать утопию от реальности.  И надо понимать геополитическую реальность, которая существует в мире. Всегда есть борьба между утопией, мечтой, идеалом и прагматизмом разных держав. Можно разделить мир по частям, но в одном пространстве мир одинаковый, но мир все-таки разделен между державами. И у каждой державы есть своя политика, свой прагматизм и своя политическая реальность. Возможно, американцы далеко от нас, но они могут мыслить, как и мы. Политика США отличается от политики Европы и от политики России. В этом они разные. Но это не мы разные, это политика стран разная.

Собчак: Что вы думаете о санкциях, которые введены против России? Это правильно или нет?

Ардан: Я не достаточно владею информацией, чтобы говорить об этом. Если рассуждать о санкциях, то когда я была в школе, я была очень плохой ученицей, и мне всегда было плевать на все санкции.

Собчак: Вы говорите, что Россия, как де Голль еще говорил, это до Урала. Но у нас даже на уровне министра культуры говорится о том, что Россия – это не совсем Европа, у нас есть свои традиционные ценности, а Европа сейчас находится в некой деградации, она изжила себя, изжила свою культуру и находится в стадии умирания за счет того, что их ценности привели их к некой такой деградации. Что вы думаете по этому поводу? Вы согласны с этим? Вы согласны, что Европа находится в состоянии упадка и может заразить Россию неправильно своими ценностями, которые вы перечислили?

Ардан: Да, вы говорите про упадок ценностей, но это было всегда и везде. Если говорить о религиозных войнах, о революции, мир постоянно меняется, и ценности тоже меняются. За последнее время мир стал более материальным, другие ценности появились – деньги, бизнес, успех. Возможно, так и есть. Когда я сказала, что между русскими и французами есть что-то общее, несмотря на разную, противоречивую историю наших стран, у нас сохранились свои идеалы. Вы упомянули вашего министра культуры, я считаю, что если говорить о странах, нельзя их ставить в оппозицию, это благодаря культуре как раз. В Италии думают, что если человек прочитал российскую книгу, российское произведение, это объединяет разные народы. Благодаря культуре нельзя говорить об оппозиции между Европой и России.

Собчак: Что вас расстраивает в современной России? Есть ли такие вещи? Вы часто здесь бываете, общаетесь с людьми, видите мир. Есть ли что-то, что вас расстраивает в современной России?

Ардан: Я не так хорошо знаю страну, чтобы отвечать на этот вопрос. Если честно, я немного боюсь читать газеты и журналы, не доверяю СМИ. В общем-то, боюсь. Я не смотрю телевизор давно. Я не люблю, чтобы мне рассказывали, как мне надо думать. Я более охотно верю в то, что в подполье, что скрыто, чем в то, что опубликовано, чем в догму, когда пишут о том,  во что нужно верить.

Собчак: Возвращаюсь к вашей кинокарьере. Вы принадлежите к тому поколению легендарных актрис, которые были настоящими дивами, дивами кино. Как вы думаете, почему сейчас в современном мире это уже не так? Появляются старлетки, исчезают, новые фильмы, звезда на один день, и она пропадает. Уже нет тех див кинематографа вашего поколения, которые были бы абсолютными легендами?

Ардан: Можно об этих старлетках сказать, что это как с вином, надо подождать несколько лет, чтобы посмотреть, созреют ли они или нет.

Собчак: Это хорошая фраза. Я думаю, что наверняка в прошлом, не знаю, как сейчас, вы конкурировали со многими теми легендарными женщинами, которых мы тоже знаем по французским фильмам, по голливудским фильмам. Есть ли сейчас, спустя время, какая-то женщина-актриса, может быть, она жива, может быть, нет, которой вы бы хотели отдать дань и сказать, что ты действительно, может быть, в чем-то превзошла меня, в чем-то профессионально я могу тебе позавидовать?

Ардан: Среди актрис, наверное, нет. Меня поразила монахиня – Мать Тереза. Это было давно, наверное, вы знаете о ней. Она меня действительно поразила. Но я не могу сказать, что я когда-то хотела бы быть похожа на какую-то актрису. Нет. Я не актриса.

Собчак: Чем поразила Мать Тереза – своей добротой?

Ардан: Наверное, она меня своей добротой поразила, потому что я эгоистка, я всегда возвращаюсь к одним и тем же темам. И видеть человека, который только о других заботится, который готов отдавать жизнь другим, она меня поразила своей чистотой, правдой и величием.

Собчак: Хочу затронуть сложную тему, не могу вас об этом не спросить, мне было бы это очень интересно узнать. Зигмунд Фрейд считал, что красивой женщине очень тяжело. Потому что первую половину жизни ей все так легко дается из-за того, что люди подсознательно всегда расположены к красивым людям, что им надо меньше стараться, чем людям не очень красивым. Но потом в какой-то момент у них происходит большая трагедия, потому что внешне мы все равно все как-то со временем становимся менее интересны, а вот эта привычка, что все к тебе относятся как к очень красивому человеку, остается навсегда. Согласны ли вы с Фрейдом в этом?

Ардан: Я не знаю, кто сказал, но есть такая фраза, что красота – это обещание счастья. Мне кажется, что немножко по-другому все происходит - на уровне ума, и что красота без ума бесполезна.

Собчак: Но ведь есть очень много умных женщин, которые как раз страдают от того, что из-за того, что внешне они не очень привлекательны, у них гораздо меньше признания, поклонников и даже актерских шансов. Как с этим быть? Получается, красота сильнее?

Ардан: По-моему, один француз, тоже не помню кто, сказал, что красота – это и то, что вас приводит к отчаянию, и то, что вас в то же время утешает. Это правда. Потому что если вы видите что-то очень красивое, вам приятно, и в то же время вам хочется плакать. Не участвовать в них – это довольно модно. Но мне не очень интересно говорить о красивых женщинах, потому что, на мой взгляд, красота – это очень субъективная вещь. Когда вас любят, вы уже красивы. На сегодня мне кажется, что есть два вида фашизма – это законы о красоте и о здоровье.

Собчак: И что с этим делать? Действительно такой фашизм существует. Еще фашизм третий – фашизм худобы. Как с этим бороться? Как с этим жить в современном обществе? Как вы с этим справляетесь, вы тоже часть этой культуры фашизма, будучи красивой и стройной женщиной?

Ардан: Я всегда считала себя некрасивой женщиной, не хочу об этом говорить, потому что потом скажут: «Нет-нет, вы не такая», но я чувствовала себя такой – некрасивой. Я просто себя строила такой, как некрасивая женщина. Когда я была моложе, я была такая худая, что никто не хотел со мной потанцевать. Но в какой-то момент я успокоилась, мне один мужчина сказал: «Не беспокойтесь, вы некрасивая, но, возможно, как вино, вы со временем становитесь лучше».

Собчак: А кто тогда красивая женщина, по-вашему? Кто для вас чисто внешне идеал красоты?

Ардан: Нет идеала.

Собчак: Но все равно, мы же все мечтаем в детстве, как у Альмодовора есть фильм «В твоей коже». Если бы у вас была возможность на день оказаться в коже другой женщины любой – актрисы, фотомодели, кого-то еще, какую вы бы женщину выбрали?

Ардан: Монику Витти.

Собчак: Почему?

 Ардан: У нее такое обаяние, у нее тоже фигура особая. Эта эпоха итальянского кино, я ее очень люблю.

Собчак: Тарковский в своих мемуарах  написал, когда их награждали на фестивале серьезном, пригласили туда Тарковского, Антониони и Бергмана. И он в своем журнале написал: «Меня пригласили вместе с Бергманом и Антаниони, я все понимаю, но при чем здесь Антаниони?». В связи с этим у меня к вам вопрос – если бы вас захотели наградить самой большой наградой, признать тремя самыми главными актрисами кинематографа мирового, вы бы хотели, чтобы рядом с вами с двух сторон были какие великие женщины, какие имена?

Ардан: Я тогда выберу еще одну итальянку – Анна Маньяни и наша подруга Моника.

Собчак: Мы с вами сегодня обе в Prada. Расскажите немного о вашем любимом дизайнере, кого вы любите из моды? Я знаю, что вы тоже связаны с миром моды, вы всегда красиво и элегантно  одеты. Какие вы еще любите марки?

Ардан: Я люблю моду так же, как и гастрономию. Я считаю, что раз надо есть и раз надо одеваться, лучше это делать со вкусом. Я люблю итальянцев, я люблю Prada, Dolce & Gabbana, Гальяно очень любила. Я думаю, что это очень здорово, идя по улице, даже если никогда вы не сможете купить какую-то вещь, что вы можете увидеть ее в витрине, можете просто посмотреть, можете быть в курсе, можете интересоваться модой.

Собчак: Не буду вас больше задерживать, у меня последний вопрос. Можете описать свой идеальный день, вот прямо подробно, где вы проснулись, какой это город, какая это гостиница, какое время года, что вы едите на завтрак, куда вы идете? Опишите ваш идеальный день, где вы делаете только то, что вы хотите.

Ардан: Я проснулась в Париже, но поздно, в своей квартире. Я бы долго лежала в постели с книжкой, сейчас я читаю замечательную книгу это 800 страниц, поэтому такое счастье, если дочитать ее до конца. Я потом бы пообедала с умным человеком, с умным мужчиной, чтобы от него что-то интересное узнать. Потом я бы пошла гулять, потом, наверное, в кино. Я бы приняла ванную, а потом я бы пошла поужинать с мужчиной, даже если он не умный. И потом я бы уснула.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.