Милла Йовович рассказала Ксении Собчак о мужчинах, бриллиантах и борьбе со злом

Собчак
31 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (13:16)
Часть 2 (13:47)
Ведущие:
Ксения Собчак
Теги:
Кино, мода

Комментарии

Скрыть

В гостях у Ксении Собчак актриса Милла Йовович призналась, кого хотела бы сыграть из великих женщин, рассказала о своей семье и о том, чего мужчины не понимают в женщинах.

Собчак: Сегодня у нас в гостях известная, можно сказать российская актриса Мила Йовович. Спасибо Вам за интервью.

Йовович: Спасибо Вам.

Собчак: Мы знаем о Вас не так много. Вы известная актриса, любимая женщина Ивана Урганта. Вы иногда бываете в России. Какой раз Вы уже в России?

Йовович: Я родилась здесь, в Украине, жила в Москве с мамой. Прошло много лет. Первый раз, когда я сюда приехала, мне было около 18, и каждый год-два я сюда приезжаю.

Собчак: У Вас уже есть что-то, что Вы очень любите в России? Приезжаете и думаете: «Точно иду в баню в районе Бибирево», или есть какой-то любимый ресторан?

Йовович: Конечно, у меня есть пара любимых ресторанов. «Пушкин», «Сад», «Sixty» - великолепный вид! Я здесь много работаю, и у меня такая жизнь, что я везде путешествую, во всем мире, но где-то я из отеля даже не выхожу, или в студию и обратно в отель.

Собчак: Сегодня Вы были ангажированы еще одним мужчиной, и он тоже отчасти русский, его зовут Джейкоб, Вы в его украшениях. Поговорим о бриллиантах. Первый раз, когда Вам мужчина подарил какое-то украшение, вспомните, расскажите нам.

Йовович: Это был мой папа. Я очень люблю старые украшения, коллекции старых вещей: мебель, бижутерию, чтобы была история. Мой папа купил мне очень красивое маленькое колечко.

Собчак: Я прямо вижу, как все прильнули к экранам, чтобы услышать историю. Нет, Мила, так мы тебя не отпустим.

Йовович: Есть романтическая история. Мой второй бриллиант подарил мне бойфренд, великолепный фотограф и близкий друг. Он поговорил с моей мамой, знал, что мы любим старые украшения. Они вместе купили очень красивое колечко с розовым жемчугом и маленькими бриллиантами. А я, дурная девочка, пошла в ресторан, помыла руки, подумала, что надо снять кольцо, и оставила. Рыдала, днями спрашивала тот отель, может, кто-то нашел. Это был отель в Париже.

Собчак: Дорогие друзья, знайте, тот, кто скоммуниздил в отеле кольцо Милы Йовович, у такого человека забрали! Она вернется к вам из Обители зла и отомстит. Кстати об «Обители зла». У российских зрителей ты ассоциируешься с этим фильмом, даже уже не с «Пятым элементом».

Йовович: Это хорошо, потому что у мен каждое десятилетие что-то новое. А что будет, когда мне будет 40? Скажу, много этого уже, она всегда делает комедии. Сколько комедий ты можешь сделать в жизни? Я думаю, я как кошка, имею девять жизней.

Собчак: Главное, Мила, я тебя очень люблю и смотрю все твои фильмы, я тебя прошу, когда тебе будет 90, не принимай предложение играть в 148 части «Обители зла» монстров. Я знаю, они попросят тебя.

Йовович: В 90 уже не понадобится черный латексный костюм, я обещаю, ты меня не увидишь в латексе в 90 лет.

Собчак: Я боюсь, Иван Ургант сейчас расстроится, но тем не менее. Про «Обитель зла». Сейчас для России это очень актуальный вопрос. Сейчас многие россияне не знают, как бороться со злом, когда зла намного больше. Скажи как специалист, как бороться со злом, когда ты в меньшинстве?

Йовович: Нужно смотреть в определенную точку и только это делать, быть целеустремленным человеком. Моя героиня в «Обители зла» хочет только уничтожить это зло. Нужно иметь эмоциональное оружие. В жизни монстры не выглядят как монстры. Нужно знать, кто монстр, а ко хороший. В жизни это намного тяжелее знать. Книги – хорошее оружие.

Собчак: А для тебя в жизни кто главный монстр?

Йовович: Все люди, которые делают плохие вещи другим, - монстры.

Собчак: В новостных сводках пишут, что у Фиделя Кастро инсульт, и он при смерти. Что ты чувствуешь? Тебе жалко, что с ним уходит какая-то эпоха, или ы считаешь, что он воплощение одного из таких людей, кого можно было бы назвать монстром?

Йовович: Есть много людей, кто скажет одно о Фиделе Кастро, другие скажут другое. А я мало о нем читала, чтобы вести о нем разговор.

Собчак: А какой образ тебе больше нравится – Фидель Кастро или Че Гевара?

Йовович: Какие странные вопросы. Я думаю, Че Гевара, он хорошо смотрится.

Собчак: У тебя есть с ним майка?

Йовович: Конечно. Даже есть майка с моей собачкой, которая выглядит как Че Гевара.

Собчак: Ты чувствуешь, что Россия, Украина – это часть тебя, твоей родины? Близки ли тебе проблемы, которые здесь есть, или это далеко от тебя?

Йовович: Мне стыдно сказать, что я мало читаю текущих новостей. Я много работаю, и я мама и жена, и жизнь так идет, я просто забываю открыть газету. Если, конечно, это не кричит в лицо. Я хочу знать все, что происходит в России.

Собчак: Тебе бы хотелось сыграть Юлию Тимошенко?

Йовович: Да. Может быть, было бы здорово, у нее сильный характер, и о ней кричали везде, она везде на телевидении была. Она строгая женщина.

Собчак: Помнишь фильм Мэрил Стрип «Маргарет Тэтчер»? Представь, что к тебе приходит твой самый любимый режиссер, на твой выбор. Кого бы ты хотела сыграть из женщины-политических деятелей? Для Мерил Стрип это мечта, которая сбылась, а для тебя?

Йовович: Я всегда хотела сыграть Екатерину Великую. Постоянно говорят, что собираются снимать большой фильм, и так и не снимают. Было бы хорошо сыграть такую сильную, современную, умную женщину.

Собчак: Екатерина Вторая славится не только перепиской с Вольтером, но и бурной личной жизнью.

Йовович: Современная женщина. Это не черно-белая история.

Собчак: Я желаю тебе этой роли. Многие твои коллеги – Анджелина Джоли, Мадонна – путешествую по миру и усыновляют и удочеряют детей в большом количестве и занимаются благотворительностью в Африке, Азии. Твои поездки в Россию можно назвать благотворительностью стране третьего мира, или ты по-другому на это смотришь?

Йовович: По-другому. Я сюда приезжаю как домой. Для меня это не страна третьего мира. Я чувствую себя русской женщиной. Здесь все для меня близко. Когда я слышу, как все говорят в аэропорте по-русски, я хочу, чтобы моя дочка это слышала, чтобы у нее было ощущение, что мы приехали домой, что все говорят как мы. Россия наполняет мое сердце.

Собчак: Ты часто бываешь в Африке, Азии?

Йовович: Я никогда не была в Африке, но я работаю с фондом, с которым мы уже построили одну радиостанцию в Конго, маленькую школу. Повстанцы сожгли радиостанцию. Я хочу туда поехать с дочкой. Когда я могла туда поехать, я была беременна, потом дочка была маленькая. Сейчас ей 5 лет, я думаю, это было бы для нее интересно, увидеть то, что она никогда не видела. Я хочу, чтобы моя дочка побывала во многих странах, отличных от западных.

Собчак: Она похожа на тебя?

Йовович: Да.

Собчак: Опиши свой идеальный день. У тебя есть день, который ты можешь провести в любом месте. Что это будет?

Йовович: У меня очень скромные и скучные желания. Для меня быть дома – это уже чудо. Быть дома, когда ничего не надо делать. Я просыпаюсь, муж приносит мне чай, приходит дочка, улыбается, показывает мне рисунки. Потом я готовлю всем заврак, мы завтракаем всей семьей. Потом мы идем в горы - мы живем в горах – пойдем в бассейн. Я очень  люблю готовить. Пригасим друзей, сделаем барбекю.

Собчак: В этом дне нет шумных вечеринок, съемок?

Йовович: Нет. Быть рядом с семьей дома, без стресса, работы – очень хорошо.

Собчак: Сегодня помимо мероприятия Джейкоба ты намерена посетить еще открытие «Гаража» Даши Жуковой. Знакома ли ты с ней, что ты думаешь об этом проекте?

Йовович: Да, я знакома с Дашей,  я думаю, она великолепный художник, она смотрит вперед, очень современная, самостоятельная женщина, красивая, интеллигентная, умная. С такими людьми радостно находиться рядом.

Собчак: Кто красивее – Ургант или Абрамович?

Йовович: Абрамович?

Собчак: Роман Абрамович, ее муж.

Йовович: Мой муж.

Собчак: Хороший ответ, ни тот, ни другой не обидятся. Ты любишь современное искусство?

Йовович: Да, но как я уже сказала, я не часто попадаю в музеи. Ребенок растет, мы будем сейчас больше ходить.

Собчак: Все говорят о том, что скоро конец света. Ты в это веришь?

Йовович: Не очень, но все равно немножко неудобно.

Собчак: Представь, что в этот Новый год, последний, майя были правы, какое ты загадаешь последнее желание?

Йовович: Посмотреть в глаза моей дочке, сказать, что я люблю ее.

Собчак: Я надеюсь, что до этого не дойдет, впереди будет масса фильмов и вечеринок. Следующая «Обитель зла» уже снимается?

Йовович: Нет. Для нас это очень близкие фильмы. Мой муж пишет, режиссер, продюсер, иногда он для меня пишет эти сценарии. Нам очень весело делать эти фильмы. Компания никогда не говорит, что нужно снимать фильм. Он пишет, когда у него вдохновение. Это не фабрика. Люди любят их, потому что мы любим их делать, это для нас настоящая страсть.

Собчак: Я сейчас ужасно растрогана и удивлена, потому что я увидела, что мой вопрос про конец света и твой ответ про дочку вызвали в тебе настоящую эмоцию, слезы на глазах. При этом во всех известных твоих фильмах ты всегда играешь роковую боевитую девушку, девушку-супермена. Как ты думаешь, почему люди видят в тебе эту грань и ее эксплуатируют, а не ту трогательность, которую я сейчас вижу в тебе?

Йовович: Много зависит от меня тоже. Когда я была молода в Голливуде, только быть женщиной – это только плакать, или быть с мужчиной, или быть секси. Все уже играли эти роли, а я хотела делать что-то другое, чтобы показать, что женщины сильные, могут нести фильм на плечах. Я думаю, для женщин важны мои роли. Это необычно. Я очень люблю, что я делаю. Это первый раз, когда женщина в таком приключенческом фильме, в пяти фильмах, это важно для женщин. Я очень горжусь этим. Все могут трогательно играть девушку. Когда мы с мамой смотрели «Выкрутасы», мы плакали над сценой с мамой, трогательной сценой, но все помнят, как я разбила этот торт.

Собчак: Для тебя не было понижением сняться в «Выкрутасах» после всемирно известных голливудских фильмов?

Йовович: Я очень хотела сняться в этом фильме. Иван Ургант мой близкий друг. Костя Хабенский великолепный актер, с Тимуром хотела работать. Говорит по-русски – тоже уникально. Когда я хочу что-то делать, это не для денег, это потому что я люблю этих людей, сценарии, я думала, будет весело.

Собчак: Ты говоришь, что проблема женщин очень важна и важно быть в другом образе. Если бы ты могла присудить главную премию женщине года, кто бы ей был? Мерил Стрип, Анджелина Джоли?

Йовович: Только актрисы делают важные вещи?

Собчак: Ангела Меркель спасает кризис Европы.

Йовович: А это интересно.

Собчак: Есть много слухов про твою дружбу с Иваном Ургантом. Я хорошо знаю Ваню. Мне кажется, он выдает желаемое за действительное. Когда ты приехала, ты с ним созвонилась?

Йовович: Я написала ему e-mail, потому что мы хотели петь русскую песню на концерте. Я ему написала, что я прихожу для Шанель и я не хочу выступать, может мы друг с другом что-то сделаем. Мы обговорили идеи, а потом у него столько работы было.

Собчак: Он говорит: «Милая, извини, я не могу с тобой общаться».

Йовович: Ему очень сложно, я его понимаю. У меня ребенок и у него ребенок.

Собчак: Какой любезность в его адрес. В заключение скажи, пожалуйста, что главное мужчины не понимают в женщинах?

Йовович: Мужчины не понимают, что, когда говоришь с женщиной, нужно их слушать, потому что женщина хочет, чтобы ее слушали. Если выслушать женщину, ей будет намного лучше. Нужно всегда говорить женщине да. Даже не надо слушать по-настоящему, но делать вид, что слушаешь.

Собчак: Все мужчины теперь готовы слушать Милу Йовович.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.