Мария Баронова о «болотном деле»: Среди сидящих есть один провокатор - Максим Лузянин

Собчак
18 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Гражданская активистка, фигурант «болотного дела» Мария Баронова о провокаторах на митинге 6 мая.

Собчак: Маша, не могу не задать несколько вопросов по поводу твоего уголовного дела. Ты написала странный твит по поводу встречи с родственниками, которые сейчас сидят в тюрьме. Что ты не сдержалась и вела себя плохо. Что ты имела в виду?

Баронова: Один телеканал нарезал мое интервью, и получилось так, как будто я называю всех, кто сидит, провокаторами. Я этого, безусловно, не заявляла. Это было бы непозволительным хамством с моей стороны.  И тут я взорвалась - уже несколько раз мне родственники с разным уровнем образования и характером предъявляли мне эти претензии.

Собчак:  Провокаторы есть среди сидящих, как ты считаешь?

Баронова:  Да, считаю, что один человек, который нас не знает - не буду называть его фамилию - но по косвенным признакам дает на нас показания, безусловно, не является случайным человеком.

Собчак: Почему бы назвать его фамилию? Странно, вы все обвиняете власти в том, что они не называют фамилии, а сами не называете фамилий.

Баронова: У него очень большие мышцы и он был в черной маске.

Собчак: Как его фамилия?

Баронова: Зачем вы не едите на конференцию в Торонто?

Собчак: Серьезно, почему не назвать фамилию?

Баронова: Мне не понятна история Максима Лузянина по той причине, что по косвенным признакам он дает на всех показания, а его никто не знает. Я его точно не знаю. Как может давать на меня показания человек, которого я не знаю? Я никаких подписок не подписываю. Поэтому могут говорить, что угодно. Мне действительно эта история не нравится. Я действительно видела людей в масках. Кто они были, и зачем они вышли? Непонятно.

Собчак: Кроме Лузянина среди сидящих есть те, кто там оказался по заслугам? 

Баронова: Я не считаю, что Лузянин сидит по заслугам. Я считаю, что всех надо выпустить, и всю историю закрыть. Я прошу власти понять и перестать держать людей в невыносимых условиях. Хотя бы поднять их статус до моего. Не закрывать уголовные дела, но просто выпустить их.

Собчак: То есть, ты не веришь, что среди этих людей были те, которые били омоновцев, бросались асфальтом и кого-то избили?

Баронова: Там был один Луцкевич, который защитил девушку, пытался ее оттащить, и был жестоко избит. А все остальные были реально случайные люди. Видела ли я что кто-то кого-то бил? Да. Только этих людей нет среди сидящих. Ну, за исключением Максима Лузянина. На видео все его видели.

Собчак: То есть, все остальные люди оказались там случайно? На видео, все- таки, большое число людей в масках…

Баронова: Там трое были вообще на Площади Революции, а они проходят по «Болотному делу»: Соболев, Архипенков и Каменский. Это абсолютно случайный набор людей. Есть некоторые люди, про которых омоновцы говорят: «Его на меня толкнули». И это в показаниях омоновцев! И при этом человек сидит. За что? Он впервые оказался на митинге, был недалеко от тех  туалетов, которые начали переворачивать. Лучше уж меня б тогда посадили.

Собчак: Ты  лично ответственность перед родственниками  чувствуешь?

Баронова: Я чувствую. Более того, мне стыдно, что я на свободе сижу, хожу в салон красоты после Следственного комитета. А дети – их 20 человек – сидят в дичайшей жаре, + 40, и с печеночным сосальщиком в качестве соседа. Это все ад для меня. И я чувствую свою ответственность, и мне очень хочется им помочь, но, к сожалению, на  прошлой неделе я была «забита» этой историей. Но я хочу, чтобы родственники понимали, что, как минимум, я не забыла.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.