Говорухин: «С людьми, которые отрицают всякие достоинства Путина, бессмысленно говорить»

Собчак
8 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Ведущая Ксения Собчак спросила режиссера и бывшего главу избирательного штаба Владимира Путина Станислава Говорухина про имидж Владимира Путина, попросила на конкретных примерах объяснить, что такое настоящая интеллигенция, и подарила книгу Ивана Гончарова «Обыкновенная история» про романтического юношу, «которому обрезали крылья».

Собчак: Слушайте, очень интересный разговор, спасибо вам, большое. Хочется, конечно, Станислав Сергеевич, извините, банально, не могу не спросить по поводу вашей цитаты. Процитировали вы Ленина по поводу интеллигенции, все это перецитировали тут же. Вот у меня вопрос такой, может быть, он вам тоже покажется молодежным, но я не могу не спросить. В последнее время есть ощущение, что анально-фекальный тренд вот таких слов, «интеллигенция - говно», Путин говорит про «понос Венедиктова». Вот вся эта анально-фекальная тема, она как бы перехвачена властью из современного искусства, их нового арта, так сказать, потому что это же действительно давно, Сорокин пишет об этом в «Голубом сале», художники делают композиции из куриного помета. Вот скажите, вот перехват этой анально-фекальной темы в этих фразах, откуда это?

Говорухин: Я вообще даже не употребляю это слово.

Собчак: Ну как, вы сказали, «интеллигенция», процитировали…

Говорухин: Это я Ленина тебе цитировал, Ленина.

Собчак: Смотрите, вы же не процитировали Довлатова, вы не процитировали Солженицына.

Говорухин: У Довлатова я мог бы похлеще найти что-нибудь.

Собчак: Но почему вы именно Ленина решили процитировать?

Говорухин: Потому что, во-первых, эта фраза часто цитируется. Потому что всегда очень часто есть повод процитировать Ленина по этому поводу.

Собчак: То есть вы не пытались встроиться в тренд с этими словами?

Говорухин: Потому что у нас есть часть интеллигенции, я сейчас не про Болотную площадь, которая всегда, которая такая проституированная часть интеллигенции. Она всегда существовала.

Собчак: Именно на эту тему я и хотела вас спросить, я вот даже вам приготовила бумажку и ручку, давайте я вот так начерчу, потому что я знаю, что вы человек конкретный, человек слова. Вот вы сказали о том, что есть настоящая интеллигенция, и не настоящая, в этом же, собственно, отрывке. Вот я приготовила список и хотела бы, чтобы вы как-то разделили конкретных людей. Вот, например, Акунин - это настоящая интеллигенция или не настоящая?

Говорухин: Черт его знает. Писатель он плохой, между нами говоря.

Собчак: Давайте конкретно: настоящий или не настоящий? Вот блиц-опрос. Не настоящий. Хорошо. Сорокин?

Говорухин: Ну это фамилию даже не употребляй.

Собчак: Хорошо. Быков?

Говорухин: Хороший писатель, но…

Собчак: Но интеллигент плохой?

Говорухин: Человек, который позволяет себе употреблять, скажем, «вот мне звонит наш», обожди.

Собчак: Хочется блиц-опрос.

Говорухин: Не хочу я ни на какой блиц-опрос отвечать. Вот у нас есть такой замечательный артист Валентин Гафт. Звонит мне Валя Гафт и говорит: «Знаешь, меня всего трясет. Меня просто всего трясет от гнева. Сейчас вот Миша Ефремов, читая стихи Быкова, обращаясь к Путину, сказал, что, извини, за бздел? Кого он испугался, вот эту шпану?». Это я слова Гафта тебе передаю. Мы с Олей, говорит, просто сошли с ума, когда это услышали. Президенту, премьер-министру великой державы эта шпана позволяет так говорить. Ну такая…

Собчак: То есть Ефремов тоже шпана, и тоже не интеллигентный человек?

Говорухин: Ефремов - мой любимый артист, он у меня очень часто снимается. Но чистая шпана в этом эпизоде.

Собчак: То есть не настоящая интеллигенция.

Говорухин: Не настоящая, конечно.

Собчак: Хорошо. Улицкая?

Говорухин: Замечательная писательница.

Собчак: Настоящая интеллигенция?

Говорухин: Настоящая.

Собчак: Была только на Болотной. Парфенов?

Говорухин: А кто он такой?

Собчак: Настоящая интеллигенция или не настоящая?

Говорухин: Я просто не знаю его.

Собчак: Журналист.

Говорухин: Журналист какой-то. Ну и что, я не знаю его. Что он сделал для страны.

Собчак: Надежда Бабкина.

Говорухин: Хорошая артистка.

Собчак: Настоящая интеллигенция?

Говорухин: Да не знаю я, настоящая…Что ты меня пытаешься, этот со мной фокус не пройдет. Я тебе сейчас не разделю...

Собчак: Вы сказали, нужно противопоставить настоящую интеллигенцию…

Говорухин:…на друзей и врагов. Ты меня не купишь. Что это, я сейчас буду делить на друзей и врагов?

Собчак: Вы же сказали, что есть настоящие, а есть не настоящие. Нам нужны настоящие.

Говорухин: Есть настоящие, но я не собираюсь их сейчас никого делить, тем более публично.

Собчак: Почему?

Говорухин: Вот я тебе уже сказал свое мнение о замечательном артисте Мише Ефремове, и хорошем писателе Дмитрии Быкове. Вот так интеллигентные люди не поступают. Так поступает уличная шпана. Вот и все, что я мог сказать.

Собчак: А вы сами интеллигентный человек?

Говорухин: Нет. Я нет. Об этом даже речи нет. Никогда себя к этой породе людей не относил.

Собчак: Мне кажется, вы просто стесняетесь.

Говорухин: Нет, нет, никогда себя не относил к этой породе.

Собчак: А я?

Говорухин: Ну и ты, наверное, из той же породы, что и я. Сказать, что ты такая уж интеллигентная девушка.

Собчак: Я бы тоже не сказала, опишите, что это за порода?

Говорухин: Не знаю. Александр Савич Солженицын он интеллигент. Ну вот это пример интеллигента. Лихачев.

Собчак: А Стругацкие?

Говорухин: Стругацкие, я с ними был знаком. Стругацкие, множество таких.

Собчак: Но разве среди этих настоящих интеллигентов нету настоящих оппозиционеров…

Говорухин: Есть, конечно, почему нет?

Собчак: То есть они тоже говно, получается?

Говорухин: Люди, которые вышли на Болотную площадь. Я тебе сказал, что я разделяю тех, кто стоял на трибуне и руководил парадом, и тех, кто…

Собчак: Улицкая тоже стояла на трибуне.

Говорухин: Да, ну, значит, нет правил без исключений. Что, она стояла, выступала или организовывала?

Собчак: Она выступала на Сахарова.

Говорухин: Выступала, так и ты выступала. Ну и что? Я говорю про тех, кто руководил парадом. Вот я их делю на тех, кто пришел осуществлять свое конституционное право на митинги, право выразить недовольство власти и так далее. И на тех, кто уже рулил ею, и организовывает просто бузу.

Собчак: Вы ведь сами тоже не рулите. Вот вам было не обидно, что вы…

Говорухин: Ну скажи мне, вот тебе стоило было приглашать меня для того, чтобы говорить только об этих митингах?

Собчак: Но это интересно, интересна ваша позиция.

Говорухин: Я хочу поговорить обо всем, о политике, о том, о сем.

Собчак: Конечно.

Говорухин: И куда бы мы ни шли, мы тут же сворачиваемся на митинг, на этот митинг.

Собчак: Почему? Мне было очень интересно то, что вы про фильм рассказали, про ваш образ. А сейчас я не про митинги хочу спросить, а в целом про путинскую кампанию. Вот вы сами сказали, что вы не совсем рулите. А вам не было обидно, вы же правда великий режиссер, и получается, что вас использовали просто как фигуру с большим именем в роли статиста, не было такого ощущения?

Говорухин: Ксения, мне совершенно все равно как они меня использовали, и я пошел туда, потому что я очень уважаю, если не сказать, восхищаюсь этим человеком. Мне хотелось ему помочь. Все, что я мог сделать, я сделал. С ошибками, возможно, я помог, а может быть даже не помог. Хотя результат у нас хороший. Но я пошел туда вовсе не для того, чтобы быть главным, и тем более ставить какой-то спектакль.

Собчак: Слушайте, скажите, а вот этого токаря из Перми это не вы придумали? Вот честно?

Говорухин: Да я вообще ничего не придумывал.

Собчак: Он какой-то был очень такой постановочный вот этот вот.

Говорухин: Который?

Собчак: Ну вот, как его, Трапезников.

Говорухин: Трапезников депутат Государственной думы рабочей.

Собчак: Не вы придумали его на эту встречу пригласить?

Говорухин: Да не, он депутат Государственной думы.

Собчак: Слушайте, а как вы думаете, кто вас придумал как человека, который первый сказал, на съезде, как начальника штаба потом?

Говорухин: Чего?

Собчак: Кто вас придумал в этой роли, как вы думаете? Кто придумал назначить вас начальником штаба?

Говорухин: Путин. Владимир Владимирович Путин.

Собчак: То есть не Володин, вы думаете это лично.

Говорухин: Даю тебе честное слово, что это идея Путина, которая мне показалась, я ему это сразу сказал, показалась мне не очень уж такой умной.

Собчак: А как вы думаете, почему? Потому что он любит «Место встречи изменить нельзя»?

Говорухин: Потому что я, вот именно потому что, ты мне это уже цитировала, что я его воспринимал негативно, что я его воспринял как приемника преступной власти. Я его много критиковал, вот это он и сказал. Станислав Сергеевич, я его прошу, потому что он человек объективный, он меня много раз критиковал, но…

Собчак: А Путин понимает, что его многие воспринимают как преступную власть? Он когда-нибудь на эту тему с вами говорил? Он понимает, что есть люди, которые так его воспринимают по-прежнему?

Говорухин: Конечно, он понимает больше чем мы с тобой. Он умница, Путин. Я думаю, что он все понимает. К тому же у него профессия предыдущая такая, чтобы все понимать.

Собчак: Вы сказали, что он в том числе, вам кажется, вас назначил, что вы относились к нему определенным образом, потом мнение поменяли. Он понимает, что есть люди, которые не поменяли свое мнение, или наоборот, поменяли его в обратную сторону?

Говорухин: Я думаю, что с мнением этих людей можно и не считаться. С людьми, которые отрицают всякие достоинства Путина, вообще. У него нет никаких заслуг перед обществом, только недостатки и только ошибки, с этими людьми бессмысленно говорить, также бессмысленно, как мне бессмысленно говорить с этими идиотами, которые пишут.

Собчак: Я же не задаю вам эти вопросы именно поэтому.

Говорухин: Смотри, он сошел с ума, он идиот, он …

Собчак: А что делать с этими людьми? Что, их выслать из страны или репрессировать? А что с ними, как вот их не слушать?

Говорухин: Я ничего с ними не собираюсь делать, и Путин с ними ничего не будет собираться делать. Надо было думать раньше. Надо было раньше, когда 20 лет назад, когда начинал, когда эти люди только начинали произносить первые буквы алфавита. Вот тогда нужно было бить тревогу.

Собчак: Что нужно было тогда делать?

Говорухин: Воспитывать. Воспитывать граждан – так, как Америка воспитывает своих детей, граждане Америки.

Собчак: То есть они просто не воспитанные?

Говорухин: Конечно. Нет, они могут быть умными, образованными, начитанными.

Собчак: Подождите, они не воспринимают Путина, потому что они не воспитаны, правильно я понимаю?

Говорухин: Если ты говоришь о молодежи, да.

Собчак: То есть если бы они были воспитанными, то Путина бы…

Говорухин: Воспитанный человек умеет оценить другого человека, который ему не нравится объективно. То есть, учесть его достоинства и ошибки. А эта публика, которая только говорит, что Путин это вот…

Собчак: Ну, пожилые люди тоже есть, которые не любят Путина, что с ними делать?

Говорухин: Не знаю, придумай что-нибудь сама, что с ними делать. Я на эту тему не думал и не собираюсь думать. Я же не прокурор и не Чайка.

Собчак: Не, но просто это достаточно разные люди, мне кажется, в том числе, и на Болотной, на Сахарова, и совсем не экстремисты.

Говорухин: Мы говорим с тобой о молодежи, я тебе сказал какое отношение вот к этим, которые вот таким языком общаются между собой в Twitter’е. Это я тебе сказал. А что делать со взрослыми? А что там делать с ними? Я не знаю.

Собчак: Слушайте, вот вам самому, такое ощущение, что не очень интересна политика, зачем вы туда пошли? Я вам задаю какие-то политические вопросы, вы говорите, я не знаю, мне не интересно.

Говорухин: Ксения, это не политические вопросы.

Собчак: Ну как? Что делать с людьми, которые не любят Владимира Владимировича?

Говорухин: Это такое ля-ля-ля на публику. Это совершенно никакого отношения к политике наш диалог не имеет.

Собчак: Ну почему? Может быть, у вас есть какие-то конкретные предложения, что делать с этими людьми.

Говорухин: Ты мне вот сейчас говоришь это, разделите людей на плохих и хороших.

Собчак: Нет, это вы сказали, настоящая и не настоящая интеллигенция. Мне стало интересно кто конкретные люди. Потому что одно дело, вы понимаете, Станислав Сергеевич, сказать фразу какую-то, а другое дело, конкретно…

Говорухин: Честно говоря, я купился. Я думал, что мы в самом деле поговорим о политике, я не знаю, там о Сирии, о программе Путина…

Собчак: Предложите тему, я с удовольствием. Предложите вашу тему.

Говорухин: Потом, какой наша страна будет в ближайшем будущем. Что мы будем делать. То есть я думал, что мы будем действительно говорить о политике. А если хочешь ля-ля, давай ля-ля.

Собчак: Нет, я просто хочу конкретику. Вот смотрите, по поводу программы Путина. Как вы считаете, эта программа, мы ее все читали в различных изданиях, в газетах. Эта программа она предусматривает диалог и какие-то реальные шаги по отношению к креативному, так называемому классу, к тем людям, которые на сегодняшний момент оказались в оппозиции.

Говорухин: Во, вот это мне очень всегда нравится. Креативный, значит, есть такой французский глагол creare - создавать, созидать. Вот этот класс созидающий, вот это создающие, созидающие.

Собчак: Хорошо. Давайте назовем их по-другому. Ну вот рассерженные горожане, как говорится.

Говорухин: Ну вот креативный ваш…Так что, опять мы вернулись к вашему креативному классу, опять.

Собчак: Нет-нет. В программе, вы сказали, что вам было интересно обсудить политику программы Путина.

Говорухин: Да-да. Ты сказала, что креативные там.

Собчак: Я сказал, что в этой программе на ваш взгляд, есть для вот этих вот молодых людей? Им сейчас 25-30, они получили образование, они хотят работать и хотят чего-то добиваться. И не имеют социальных лифтов, не имеют…

Говорухин: Вот большинство, как я общался с социологами, большинство публики на Болотной - это, в общем, такой средний класс. Между прочим, средний класс поднялся, как бы встал на крыло, именно в путинские времена.

Собчак: Так это де с де Голлем была такая ситуация. Те, кто в 68-м году вышли на улицы, тоже до этого выросли как раз при де голлевской политике, экономике.

Говорухин: Ну что хорошего вышло из того, что они вышли в 68-м году на улицы Парижа?

Собчак: А что плохого вышло из этого? Давайте я так спрошу.

Говорухин: Вышла современная Франция с ее толерантностью, с тем, что в Париже уже не…

Собчак: Вы считаете, что Париж живет хуже, чем Москва?

Говорухин: Да причем здесь Москва? Париж уже не Париж.

Собчак: Ну как причем, Париж и Москва притом.

Говорухин: Да не, я не собираюсь сравнивать Париж ни с Москвой, ни с Лондоном.

Собчак: Нет, вот то что, что хорошего в Париже?

Говорухин: Но Париж - это моя мечта. Я в детстве читал о Париже, когда я приехал в него в первый раз, это был еще Париж. А сегодня это уже не Париж, это уже не пойми что.

Собчак: В смысле?

Говорухин: Ну там целые арабские кварталы, там негритянские. Там уже парижан-то не видно, там другие порядки, другие обычаи, там женщины ходят в хиджабах.

Собчак: Так и у нас то же самое, Москва тоже не та, Арбата нет, кругом таджики, узбеки, тоже разные национальности.

Говорухин: Париж - это Париж. Я говорю о Париже, о том Париже, который был мечтой каждого читающего человека.

Собчак: А что вы больше любите - Париж или Москву?

Говорухин: Ну конечно, Маяковского помнишь: «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если бы не было такой земли - Москва». Вот и я примерно так.

Собчак: На это я всегда говорю, что очертаниями Тверская область очень похожа на Францию, ничем другим Тверская область на Францию не похожа. К сожалению…

Говорухин: Кое-чем она лучше Франции.

Собчак: Вы серьезно?

Говорухин: Конечно.

Собчак: Расскажите чем?

Говорухин: Например, там природой, дичью, которая там в разнообразии водится и людьми, замечательные люди в нашей глубинке. Жалко, что ты с ними не встречалась.

Собчак: Я вам в конце программы, мы, к сожалению, заканчиваем, я всегда нашему гостю дарю книгу. Вот мне кажется, главная претензия всей аудитории к вам заключается в том, что вы из романтического юноши…

Говорухин: Скажи, какую ты мне подаришь, скажи, какую книгу ты мне подаришь, и я скажу кто ты.

Собчак: «Обыкновенная история» Ивана Гончарова.

Говорухин: Любимый роман.

Собчак: Вам нравится это произведение?

Говорухин: Да. Я очень много раз читал. И вообще, в последний раз…

Собчак: Мне просто кается, что эта история как раз про романтического юношу, который во многом предал свои идеалы.

Говорухин: Да, которому обрезали крылья, который постепенно превратился в обыкновенного человека.

Собчак: Превратился в консервативного ворчуна.

Говорухин: Спасибо, моя дорогая, это очень правильный выбор.

Собчак: А вы согласны с этим, что эта книга в чем-то отражает вашу судьбу или нет?

Говорухин: Мою? Нет, абсолютно. Абсолютно не похожа. Абсолютно.

Собчак: Спасибо, огромное, что вы пришли. Это было очень интересный содержательный разговор, правда. И какие-то вещи вы очень откровенно сказали.

Говорухин: Да. Особенно он был содержательным.

Собчак: Правда. Особенно про фильм «Асса», я навсегда запомню то, что вы сказали.

Говорухин: Он может быть, и интересным был, но уж не назовешь его содержательным.

Собчак: Спасибо, вам, огромное и в следующий раз приходите на Болотную, Сахарова, может быть вам там понравится.

Говорухин: Я обязательно приду полюбопытствовать. Я боюсь, что вы уже не сможете собраться там.

Собчак: Да?

Говорухин: Ну конечно. Потому что…

Собчак: Время покажет.

Говорухин: …истерия эта закончится.

Собчак: За нас не бойтесь. Спасибо.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.