Вячеслав Фетисов: наши спортивные чиновники стали нерукопожатны во всем мире

О том, возможен ли спорт без допинга, о Ночной хоккейной лиге Путина, о подмене понятий и мочи
27 июля 2016 Ксения Собчак
86 873 34
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Гостем программы Ксении Собчак был член Совета Федерации, двукратный олимпийский чемпион, хоккеист Вячеслав Фетисов. Поговорили о том, кто виноват в отстранении российской сборной от Олимпиады в Рио, об эффективности работы Мутко и остальных спортивных чиновников в РФ, о том, существует ли коррупция в МОК, о мельдонии, «чистом пофигизме» менеджеров Марии Шараповой и о том, как «чьи-то недоработки ломают карьеры и жизни спортсменам». 

Собчак: У нас такая программа сегодня чуть-чуть  «О, спорт, ты — мир», говорим о спорте, и, конечно, о той ситуации, которая будоражила нашу страну все последние месяцы, связанная с допинговым скандалом. Вячеслав Александрович, я знаю, что когда вы работали во Всемирном антидопинговом агентстве, уже тогда у России, в принципе, были некие проблемы и сложности и с допингом, и с неоплатой взносов. Как тогда решались эти проблемы?

Фетисов: Могу сказать, как все началось. Это, конечно, с 2002 года, когда мне президент доверил пост руководителя российского спорта, у нас не было министерства, у нас был Госкомспорт сначала, потом преобразовали в агентство, поэтому статуса министра как такового у меня не было никогда, но нам, тем не менее, много что удалось сделать. И когда я пришел в должность и поехал неформально на первое заседание министра спорта Европы, где обсуждалась как раз тема борьбы с допингом, я понял, что мы нигде не участвуем и нигде никаким образом не обозначены.

Я на этом совещании обратился к ведущему, а вел его один из руководителей Совета Европы, я говорю: «Каким образом Россия дискриминирована и нигде не участвует, не принимает вообще ни в работе, ни в решениях и т.д.?».

 Он говорит: «Вы не платите взносы, вы не участвуете в работе, вы сами отстранились», поэтому у нас в 2002 году на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити было достаточно проблем, в том числе связанных и с допингом, и со всеми этими неудобными для всех темами. Тем более я как раз был тренером этой Олимпиады, тренировал нашу команду хоккейную, и я сказал, что это некая дискриминация, и добился права дополнительного места для Восточной Европы, таким образом, я представил ситуацию.

Собчак: А каким образом вы добились этого места? Какая проведена была работа?

Фетисов: Я как раз на этом заседании потом взял слово в конце. «Вы знаете, - говорю, - я считаю, что это тот самый момент, когда мы должны попросить дополнительное место для Восточной Европы».

Собчак: Но выступить — это важно, но помимо этого наверняка надо иметь какие-то связи, контакты, возможность лоббирования того или иного.

Фетисов: Естественно, я только пришел в должность и, понятно, представился, кто я такой. Те, кто из хоккейных стран, конечно, меня знали, те, кто из Испании, из Италии, может быть, не так. Я сказал, что я, в общем, провел жизнь в спорте и понимаю, о чем разговоры, поэтому могу быть вам полезен. И таким образом я попросил возможность провести заседание следующее, которое не было в плане, для того, чтобы получить дополнительное место в Москве. И приехал, Валентина Ивановна была тогда вице-премьером, пришел к ней, говорю: «Такая ситуация, нам нужно срочно найти деньги на организацию этого мероприятия и начать платить взносы, иначе у нас будут большие проблемы».

То есть решение правительство приняло, мы нашли средства для того, чтобы принять министров спорта здесь, прилетел Паунд, кстати, тогда я с ним познакомился, он был президентом Всемирного антидопингового агентства, поддержал мою кандидатуру, нашу инициативу, и я с этого момента работал в WADA, представлял Совет Европы. Потом меня избрали одновременно председателем Комитета спортсменов Всемирного антидопингового агентства, я был переизбран три раза. Работал, отстраивал отношения, вернул Россию в правовое поле, и я думаю, что это послужила главным поводом, одним из главных, чтобы нам дать право проведения Олимпийских игр в Сочи. Если бы мы не попали в эту историю, то я думаю, что нам бы точно не дали.

Собчак: Вы сказали, что вы ввели Россию в это правовое поле, новое на этот момент для нее. Как была устроена до вхождения в WADA история контроля за допингом, что пришлось изменить, чтобы, собственно, вступить в WADA? Наверняка, многое изменилось

Фетисов: В конце прошлого века, по-моему, в 1998 году Международный Олимпийский комитет инициировал создание Всемирного антидопингового агентства. Они поняли, до этого, в общем, Федерация спорта контролирует процессы и каким-то образом МОК был задействован тоже. Они поняли, что настолько сейчас проблема стала в связи с коммерциализацией Олимпийских игр, большими деньгами, большой аудиторией, им, понятно, надо было сохранять свой имидж и ни в коей мере не дать возможность большим компаниям, которые спонсировали все эти игры, уходить оттуда, где есть все время скандалы. Поэтому они обратились через ЮНЕСКО к странам-участникам Олимпийского движения, было инициировано создание как раз этого антидопингового агентства. Сегодня это агентство работает на паритетных началах, то есть 50% финансирования идет из Международного Олимпийского комитета, а 50 идет из бюджета стран. Мы в отдельных странах больших налогоплательщиков...

Собчак: Понятно. Как раньше в России боролись с допингом до вхождения в WADA? Другие же были методы борьбы, правильно?

Фетисов: Нет, та же самая лаборатория. Нет, методы одни и те же, здесь же все просто.

Собчак: То есть стандарты поменялись?

Фетисов: Да. Но еще когда я выступал, спортсмен после соревнования идет в определенное помещение, где он под присмотром сдает.

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера