Егор Просвирнин, создатель «Спутника и погрома», у Ксении Собчак: «Если Путин решит сливать Новороссию, меня посадят. Заодно похудею»

25 июня 2014 Ксения Собчак
73 168
Часть 1 (21:27)
Часть 2 (18:47)
Часть 3 (12:10)

В гостях у Ксении Собчак — главный редактор интернет-издания «Спутник и погром» Егор Просвирнин.

Собчак: Первый вопрос у меня связан с тем, что, по сути, война закончилась, Путин сказал свое веское слово Совету Федерации. Вы разочарованы?

Просвирнин: Я бы не сказал, что война закончилась, я бы сказал, что война только начинается. То, что он сказал веское слово Совету Федерации, это на самом деле может значить все, что угодно. Что именно это значит, мы узнаем через пару дней, потому что если границу начнут жестко блокировать со стороны России, то тогда это действительно некий курс на слив. А, может быть, это просто некий дипломатический шаг.

Собчак: Егор, вы всегда казались человеком, который пишет вещи откровенные, может быть, вызывающие много вопросов, но казалось, что вы пишите то, во что вы по-настоящему верите. Вы всерьез думаете, что возможно продолжение войны с Украиной в России?

Просвирнин: Я знаю, что в России есть серьезная партия войны - партия «Ястребов», которая не хочет окончания войны. И я знаю, что сейчас у руководства России нет никакого стратегического курса, там все решения ситуативные. Там был стратегический курс на взятие Крыма, а после Крыма вся стратегия, все некое большое планирование кончилось. Они думали, что после этого будет все, как раньше, только плюс Крым.

Собчак: По-моему, очевидно, что дальнейшая стратегия стала нам ясна. Естественно, нужно провоцировать ситуацию в Украине тем или иным образом, нагнетать ситуацию и при этом не переходить определенные рамки. Мне кажется, что вы-то здесь в роли злого полицейского. Есть у Путина добрые полицейские, есть злые, вот вы такие злые, которые нагнетают ситуацию.

Просвирнин: Во-первых, я не за Путина, поэтому нельзя сказать, что я есть у Путина. Во-вторых, сам Путин пока что в данный момент еще плохо понимает, какие тектонические процессы пошли, потому что сейчас начинается национализация России. Сейчас начинается превращение многонациональной РСФСР, в которой мы жили в последние 20 лет, в Россию. Как бы один из признаков это того, что поднялся вопрос о том, что, оказывается, есть какой-то русский народ, который, оказывается, крупнейший разделенный народ в мире, оказывается, у нее есть какие-то проблемы, этот народ нужно защищать за пределами России.

Люди думали, что они могут покидаться этими словами, как такой политтехнологический трюк, эту риторику через месяц забудут. Вместо этого на Украине развернулась гуманитарная катастрофа, там сейчас более 10 тысяч прорусских повстанцев, которых Путин, может быть, и рад бы был слить, но они не сливаются. Они вместо этого сегодня очередной вертолет подбили. К сожалению, наше общество не понимает, что это не очередной какой-то конфликт, как у нас в Грузии было, что это именно пошла полная трансформация нашего социума, причем вопреки желаниям и Путина, и толерантного телеканала «Дождь».

Собчак: Вопреки ли? Я вас слушаю, и есть ощущение, как будто Дмитрий Песков в студию «Дождя» пожаловал. Вы так говорите о русском народе, о русской государственности абсолютно схожие вещи. Вы сами это ощущаете в себе, что вы говорите, как будто вас путин уполномочил?

Просвирнин: Как говорит Владимир Владимирович Путин: «Россия для русских – это лозунг придурков и провокаторов». Попутно с этими движениями они приняли новую стратегию, они еще не приняли – обсуждают, борьбы с экстремизмом до 2025 года, она будет принята к ноябрю, в которой предполагается введение нового понятия, доселе отсутствующего в общем дискурсе, это экстремистская идеология. Причем экстремистская идеология – это любые противоправные идеи и взгляды, то есть это не какие-то призывы, никакие-то призывы, это идеи и взгляды.

Собчак: Ну вы пока не попадали со «Спутником и погромом» в поле зрения Роскомнадзора.

Просвирнин: Если Владимир Владимирович решит серьезно сливать Новороссию, то нас, конечно, посадят.

Собчак: Просто мне кажется, на данном этапе есть полное ощущение, что вы как раз вольно или невольно отражаете кремлевскую политику и стали за последние полгода мейнстримом.

Просвирнин: Я всегда отражал только прорусскую политику, я годами говорю одно и то же, я требовал раздавить Украину еще в 18 лет. Поэтому можно сказать, что это не я отражаю прокремлевскую политику, это Кремль, наконец, начал делать то, что …

Собчак: «Раздавить Украину» вы имеете в виду… Без раздавленной Украины русский народ не может спокойно жить?

Просвирнин: Украина – это абсолютно антирусское государство, которое последние 20 лет занимается насильственной украинизацией, при этом государство абсолютно нежизнеспособно, это единственное из всех государств постсоветского пространства Восточной Европы, у которого самый низкий показатель роста ВВП, меньше, чем в Молдавии. Молдавия за 20 лет добилась большего, чем Украина.

Собчак: Я, мягко говоря, совсем не разделяю то, о чем вы говорите. Я бы даже хотела обратиться к нашим украинским телезрителям и сказать, что я совсем не поддерживаю то, что говорит Егор Просвирнин. Но каждый человек имеет право высказывать свое мнение, я уважаю это ваше право.

Просвирнин: Это чистые факты, это не мое мнение, что рост на Украине ВВП самый наименьший из всех стран постсоветского блока в Восточной Европе.

Собчак: Сейчас складывается ситуация, в которой гибнут реальные люди, не хотелось бы говорить об этом с каким-то пафосом, но это реально так, льется кровь. У меня вопрос такой – не чувствуете ли вы за это свою личную ответственность? Вы, человек, который последовательно призывал к военным действиям с 18 лет. Вы сейчас, когда приходят новые сообщения о смертях, о невинно гибнущих людях украинцах, русских…

Просвирнин: Во-первых, я считаю, что виновато украинское руководств