Не Россия и не Китай. Кто для Америки «враг номер один»?

Все хитросплетения американской политики в разговоре с журналистом Майклом Томаски
Шанецкая
15:03, 27 июня
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Майкл Томаски занимается журналистикой более 20 лет, является спецкором в Newsweek, главным редактором журнала Democracy, автором книг «Левые обречены: жизнь, смерть и возможное воскресение прогрессивной политики в США» (1996) и «Время Хиллари: ее невероятно успешная парламентская кампания — взгляд изнутри» (2001). О том, как медиа поляризуются, на каком месте среди врагов для американцев Россия, и почему в Америке, в отличие от России, фигура президента не воспринимается как фигура отца.

Watch the English-language version of the interview here​

В России и США президентский цикл подходит к концу. Люди в России воспринимают своего президента скорее как фигуру отца, и это всегда мужчина, конечно. И все их надежды и мечты тесно связаны с его надеждами и мечтами. Как воспринимают президента в США и как это отношение меняется сейчас, во время предвыборной кампании?

В Америке также был период, когда президента воспринимали как отца. К примеру, Франклин Рузвельт, наверное, был воплощением такого образа в американской истории, по крайней мере в новой истории, потому что во время его президентства страна была в очень сильной депрессии. Но много чего поменялось, и мы сейчас намного более разделённая, поляризованная страна. Наверное, половина Америки очень любит Обаму и очень рада, что он их президент, а вторая половина каждое утро просыпается и не может поверить, что он их президент. Та же ситуация, только обратная,  была с Джорджем Бушем.  Поэтому президент не может больше стать такой объединяющей фигурой в Америке в существующей политической системе. Ситуация может поменяться, но это займет какое-то время. Так что президент не является отеческой или материнской в этом смысле, поскольку США действительно очень неоднородная страна, и эта разделенность начинается от общества и заканчивается президентом.   

Это хорошо или плохо?

Это плохо для страны. Было время после Второй мировой войны, до 70-ых годов, когда также было разделение на демократов, республиканцев, либералов и консерваторов, но был культурный код, который объединял общество, тот опыт, через который прошло бок о бок то поколение, они прошли вместе через войну и великую депрессию. Это сплотило людей и дало возможность лучше понять, что политика – это, конечно, важно, но это всего лишь политика. Когда произошла смена поколений, новое поколение уже утратило гражданскую сплоченность. Кроме того, политика занялась вопросами этики и культуры: с 1960-ых годов Демократическая партия вступила в борьбу за гражданские права афроамериканцев, права женщин и за право на аборт. В это время в республиканской партии появилось большое количество консерваторов, придерживающихся идей христианства. Теперь эта часть очень влиятельная, а стала активной в политической жизни в 1970-е годы, чтобы выступить против легализации абортов. Сейчас, в дополнение к этому, продолжается борьба за права геев. Наша политика очень тесно связана с этикой: существуют наболевшие вопросы, в ответах на которые общество никак не может договориться. Это его и разделяет. Поэтому поляризация - это плохо, но неизбежно.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.