В чем главный промах Путина?

Интервью с автором бестселлера «Почему одни страны богатые, а другие бедные»
Шанецкая
14:50, 28 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Книга Дарона Асемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные» стала одним из главных политэкономических бестселлеров 21 века. Марк Цукерберг включил ее в свой Топ-20 книг, обязательных к прочтению, в России ее впервые издал Герман Греф в качестве главы «Сбербанка», а вступление к ней написал Анатолий Чубайс. Однако это далеко не первая книга, объясняющая причины неравномерного распределения богатств в мире. Почему же именно она оказала такое колоссальное влияние на умы политиков, экономистов и предпринимателей, и какие изменения необходимы России, Наталья Шанецкая спросила у самого автора исследования Дарона Асемоглу. 

Watch the English-language version of the interview here​

Дарон, в своей книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные» вы утверждаете, что основной фактор, который определяет уровень благосостояния той или иной страны – это инклюзивность экономических и политических институтов. Что определяет уровень развития этих институтов и их истинную демократичность?

Я хочу это разобрать на примере, близком  мне. Четыре года назад, когда Владимир Путин переизбирался на пост президента России, он одержал очень уверенную победу. У него тогда было примерно 64% голосов. Сейчас его поддерживает примерно 86% населения, если верить последним опросам. Разве это не проявление демократии?

Я думаю, что определения, которые люди дают понятию «демократия», очень отличаются. В нашей книге мы старались очень аккуратно обойтись с этим термином, так, чтобы не идентифицировать инклюзивные институты с понятием демократии. Необходимый для демократии минимум ― это свободные выборы, которые, конечно же, подразумевают, что те, кто набирает наибольшее количество голосов, побеждают и занимают должность. Это очень важное и самое главное условие для демократии. Если у вас не будет этого, у вас будет либо передача власти по наследству, либо какая-то монархия, либо военная хунта. Все вышеперечисленные, конечно, будут монополизировать власть в руках какой-то очень небольшой группы людей, поэтому они, конечно же, будут очень далеки от инклюзивности.

С другой стороны, просто наличия  выборов недостаточно. Я думаю, что Россия, так же, как Венесуэла Чавеса и страна, из которой я родом, Турция с Эрдоганом, ― это прекрасные примеры того, почему одной лишь демократии просто недостаточно. Сам факт того, что тот или иной человек оказывается выбранным на должность, недостаточен. Тут важно, чтобы политические возможности были в равной степени распределены по всему обществу, чтобы все голоса имели возможность быть услышанными.

Для этого есть две причины. Первая, которую мы встречаем в некоторых типах демократии, заключается в том, что если кого-то выбирают, он может вступить в свою должность и начать заниматься своими прямыми обязанностями на основании конституции, но при этом по своей сути быть диктатором, потому что у него есть на это мандат. Это, конечно, очень сложно назвать равным распределением политических сил, которое в нашей концепции абсолютно необходимо.

Нужно посмотреть на те условия, которые лежат в основе поддержки этой демократии. Например, свободные средства массовой информации. Если нет свободы слова, если оппозиционные партии задавливаются, если государственные бюрократы, например, занимающие должности судей, боятся политиков, выбранных на те или иные должности, потому что эти политики наделены такими полномочиями, что они имеют возможность им угрожать, ― это все такие условия, которые не позволяют инклюзивности существовать. Она в данном случае просто испарится.

Давайте я еще раз покажу вам пример, чтобы продемонстрировать, как могут существовать якобы демократические выборы. Кстати, Иран ― интересный пример, потому что, несмотря на всю критику, которая звучит в адрес этой страны, это государство, в котором большая часть государственных должностей является выборной. Даже позиция духовного лидера является на самом деле избираемой. Президента избирают на всеобщем голосовании.

Но так получается, что в Иране до того, как оказаться на выборах, отсеивается примерно половина всех кандидатов, потому что у них не те взгляды, их позиции не соответствуют той догме, которая доминирует в исламской республике, которой, очевидно, Иран хочет быть. Этих людей просто выкидывают. Даже тем, кто смог добраться до непосредственно выборов, не дают выражать свои мысли надлежащим образом. Их тоже донимают и во время выборов, и после них. И конечно, у них нет доступа к СМИ.

В этом случае выборы вроде как есть, но они не будут являться решением тех социальных проблем, которые есть в стране. Эти социальные проблемы будут мешать экономическому росту в стране.

Очень интересно, что вы используете именно этот пример, потому что лично мне он демонстрирует, что очень важны мнения и отношение к разным вопросам, преобладающие в том или ином обществе. Кстати, один из известных российских экономистов, Сергей Гуриев, который станет скоро главным  экономистом Европейского банка реконструкции и развития, говорит, что многие люди из стран в разных частях света, в том числе и в Европе, очень разочарованы рыночной экономикой и ее основополагающими идеями. Давайте послушаем, что он сказал, мне бы хотелось услышать ваше мнение.

Сергей Гуриев: Если выгода от рыночной экономики, достоинства экономического роста не будут потребляться, доставаться большинству населения, то эти реформы и достижения будут обращены вспять. У стран, которые построят рыночные институты и не смогут сделать так, чтобы большинство населения получило выигрыш от них, скорее всего, произойдет откат назад в рыночных реформах. Мы видим это во многих странах, в том числе и в Европы, к сожалению, к востоку или югу от Европы в том числе.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.