Жизнь после нефти. Что будет с ценами, добычей и бюджетом

Россия после
20:35, 29 февраля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Что ждет нефтяную промышленность в будущем, и как это отразится на нас? Эти вопросы Сергей Медведев обсудил с партнером консалтинговой компании RusEnergy Михаилом Крутихиным, научным сотрудником Центра мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН Екатериной Грушевенко, заместителем директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексеем Гривачем и директором Института энергетической политики Владимиром Миловым.

Медведев: Здравствуйте! Это программа «Россия после». «После кого или чего?» ― спросите вы. У каждого из нас есть свой ответ на этот вопрос. Проблема в том, что мы разучились думать о будущем. Мы хотим начать этот разговор. Что с нами будет через 10-15 лет? Мы ищем ответ в программе «Россия после». Тема сегодняшнего разговора: «Что будет с нефтью?». Или точнее, что будет без нефти. Кончается ли эпоха дорогой нефти и что это значит для России?

Наши сегодняшние гости: Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, Екатерина Грушевенко, научный сотрудник Центра мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН, Владимир Милов, директор Института энергетической политики, и Алексей Гривач, заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности.

Я вспоминаю уже не столь далекие времена, когда (вам это лучше известно, наверно) у нефтяников была такая поговорка: «― Как дела? ― Сто за баррель». Собственно, это практически мифологические времена, потому что сейчас нефть уже опускалась ниже 30, 35, тоже можно вспомнить, как Алексей Миллер говорил, что капитализация «Газпрома» будет триллион долларов. Сейчас она 45 пять миллиардов долларов. Что это значит? Мы вступили в эпоху дешевой нефти?

Крутихин: Я думаю, что дешевой нефти и дешевого газа. Да, действительно, если посмотреть на объективные фундаментальные показатели, то есть баланс спроса и предложения, то мы увидим, что мир развивается. Когда-то мы считали на два года вперед, я посмотрел на выкладки других, вполне авторитетных экономистов, которые смотрят на 10 лет вперед, до 2025 года. В принципе, все сошлись на том, что 100 долларов за баррель мы уже не увидим. Скорее всего, нефть останется в довольно низком коридоре с прыжками вверх и вниз, которые будут всех ужасно нервировать. Коридор будет где-то 45 долларов за баррель марки Brent на протяжении ближайших двух лет. Дальше я просто не хочу заглядывать.

Медведев: Вопрос, который меня больше всего интересует: насколько российская внутренняя политика, российский социальный контракт зависит от цен на нефть? Владимир, есть ли эта привязка, если посмотреть на то, что происходило в последние 30 лет?

Милов: Очень зависит, потому что в последние 15 лет у нас была возможность сделать выбор магистральной стратегии развития. Мы, к сожалению, вместо того, чтобы сделать выбор в пользу резкого повышения производительности труда, по которой мы сильно отстаем от развитого мира, ― мы хотим жить как на Западе, но производительность труда у нас в 2-3 раза ниже, ― мы выбрали другой, рентный путь. Всем это нравилось, потому что денег хватало. Но многим, мне в том числе, было очевидно в течение десятилетия высоких цен, что это неустойчивый путь. Сверхдорогая нефть имеет обратный эффект: стимулирует перестраиваться спрос, выводят на рынок совершенно новых игроков, которые сейчас создали избыток предложения. Но у нас все так увлеклись распределением ренты, что, к сожалению, мы сейчас немножко находимся у разбитого корыта и не можем нащупать какого-то пути в этой обстановке.

Медведев: Меня больше всего волнует, что будет дальше. Два, три, четыре года продержится такая низкая цена. Что будет происходить с российским бюджетом? Что будет происходить с социальными обязательствами российского государства? Как это повлияет на нашу политическую систему? Ждать ли нам нового 1985 года ― перестройки или нового 1991 года ― распада?

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.