Закат или возвращение Российской Империи?

Сценарии для постсоветского пространства
Россия после
19:45, 14 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Как изменится постсоветcкое пространство в будущем, и кто может стать союзником России? Эти вопросы Сергей Медведев обсудил с доктор исторических наук, профессором МГИМО Валерием Соловьем, доцентом кафедры политической теории МГИМО МИДа России Кириллом Коктышем и руководителем Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктором Мироненко.

Медведев: Я хочу начать с цитаты британского историка Джеффри Хоскинга, который когда-то написал, по-моему, потрясающую совершенно фразу по емкости своей: «У Британии была империя, а Россия была империей и, кажется, ей по-прежнему остается». Так вот я хочу спросить: Россия в нынешнем своем территориальном формате и в нынешней проекции своей, в своих планах остается империей или все-таки 20 век и Российская империя осталась в 20 веке? Она рухнула сначала в 1917 году и затем в 1991 году?

Коктыш: Вопрос очень сложный. Но на самом деле, надо договориться, что полагать империей, строго говоря, когда даже два и более нации живут вместе, то уже можно назвать имперским государством. Поэтому да, Россия, с одной стороны, по этому критерию обречена быть империей, наверное, такой и будет оставаться, а с поиском общих смыслов, которыми мы стягиваем все это воедино, конечно, существует пока проблема. Потому что если мы посмотрим, Российская империя, потом Советский союз, всегда строились на надындивидуальных смыслах, то есть в Российской империи понятие «русский» это было понятие «православный». Ты разделяешь ценности — значит, ты русский, притом, что ты мог быть грузином, армянином, белорусом, кем угодно и т.д. В Советском союзе был, опять же, наднационально идентичный советский народ. Сейчас формулы такой нет и, собственно говоря, что озадачивает, поисков этой формулы тоже нет. И мне кажется, что как раз поиск ответов на этот вопрос он будет, наверное, очень важным для форматирования, для самоосознания будущего России.

Медведев: Валерию вопрос. Я хочу здесь другую цитату вспомнить — о величайшей геополитической катастрофе 20 века. И то чувство, которое иногда называют постимперским ресентиментом — чувство потерянной империи. Россия пережила за 25 лет это процесс, она переварила или по-прежнему эти постимперские фантомные боли мучают и будут продолжать нас мучить? Напомню, что мы смотрим на 2025 год.

Соловей: Вы знаете, у меня устойчивое ощущение, что на самом деле Россия именно этот период уже переварила, то есть распад империи. Россия ведет уже постимперское существование, и доказательство тому — это как раз война в Донбассе и вся история с Украиной, поскольку эта история не имела никакой массовой общественной поддержки, она русским не очень понятна, несмотря на близость двух этих стран, действительно, это были еще несколько лет назад братские народы, сейчас они таковыми перестали быть. И на мой взгляд, вся эта история вообще ставит жирную точку не в истории существования империи российской и советской, а уже в постимперском синдроме. Россия — это национальное государство, которое себя еще не осознало как национальное государство и которое еще следует пока, точнее, следовало имперской логике, хотя ему пора уже следовать логике национального государства, очень большого национального государства.

Медведев: То есть нам не следует в ближайшее десятилетие ждать новых всплесков этой постимперской активности? Те же вопросы — Приднестровье, Абхазия, Осетия.

Соловей: На это нет ресурсов. И главный ресурс — это не военная мощь. Россия — прекрасная военная машина, но империя строилась, Российская империя и советская, за счет высокой демографической динамики русских и вообще восточных славян. Сейчас такой динамики нет. Сейчас некоторые из наших соседей на юге, на западе развиваются быстрее, чем Россия, и главное, что подавляющее большинство русских там больше 90%, они не хотят ничем жертвовать, они не хотят нести никакой имперской ноши, просто не хотят. А империя существовала только за счет эксплуатации русских этнических ресурсов, это, в общем-то, особым секретом не является. И Хоскинг, которого вы процитировали, об этом как раз много очень писал.

Медведев: Виктор Иванович, для вас донбасская история, украинская история, она тоже закрывает эту имперскую главу или как раз она говорит, что Россия еще готова играть на этом поле? И ожидаете ли вы каких-то новых телодвижений?

Мироненко: Во-первых, я ближе к точке зрения Валерия. На мой взгляд, действительно прощание России с империей началось давно, оно началось еще в начале прошлого века, оно довольно затянулось на все это время.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.