Почему одни и те же новости воспринимают по-разному в России и на Украине.

Журналист Павел Казарин о «военном перевороте сознания»
Republic на Дожде
23 марта 2016
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку
Новости
8:50
Омбудсмен по правам ребенка пообещала разобраться с задержанием мальчика в центре Москвы
8:40
Умер политолог и бывший советник президента США Збигнев Бжезинский
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стtнт
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стtнт

На портале Slon.ru  опубликована статья внештатного корреспондента Павла Казарина, которая называется «Военный переворот сознания. Почему Россия и Украина не понимают друг друга». Ее автор в нашем эфире рассказал, когда возникло, по его мнению, это непонимание, и почему одни и те же события воспринимаются в двух соседних государствах совершенно под разными углами. Мы также приводим здесь фрагмент статьи Павла Казарина. 

Искать отличия между Украиной и Россией сегодня модно. В принципе ничего удивительного: народы пусть и не братские, но близкие, с большим багажом совместно нажитого имущества. Если они начинают воевать, то виртуальный раздел приданого – дело сложное, способное еще долгое время давать пищу для наблюдений. Но при этом у Киева и Москвы есть одно существенное отличие, о котором обычно не говорят. И совершенно зря.

Потому что именно оно делает возможным ситуации, когда условный Ходорковский фотографируется с не менее условными Валерией и Пригожиным, а в ответ на удивленное «как же так?» отвечает «а вот так». Просто потому, что Россия продолжает жить в постмодерне, в то время как Украина вернулась в модерн.

И это действительно важно. В разные времена слово имеет разный вес. В одни эпохи оно не стоит ничего, а в какие-то приравнивается к поступку. И ответственность за сказанное такая же, как за сделанное. Так уж получилось, что все нулевые Россия и Украина совпадали в своих самоощущениях: по обе стороны границы царило ценностное пограничье. Тот самый постмодернизм – эклектика стилей, девальвация убеждений, тотальное пересмешничество и кич как самостоятельная ценность.

Это было время, когда можно было сидеть на стольких стульях, на сколько хватит ягодиц. Эпоха, в которую было принято смеяться над словом «рукоподатность». Принципы и убеждения воспринимались как анахронизм, репутация – как пережиток, любой, кто пытался быть цельным, обвинялся в кондовости. Время размытых идентичностей и убеждений. Тотальная мимикрия.

Полную версию статьи читайте на портале Slon.ru

Фото: Алексей Абанин / Дождь

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.