Один из авторов программы «500 дней»: покупайте доллары, не берите валютные кредиты, будет кризис как в девяностых

Republic на Дожде
1 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Экономика

Комментарии

Скрыть

Рубль достиг «дна» и дальше будет только укрепляться. Об этом, в частности, заявил в интервью Интерфаксу заместитель министра финансов Алексей Моисеев. 

По словам Моисеева, ослабление рубля уже позволило адаптировать экономику к снижению цен на нефть и закрытию внешних рынков капитала. Сегодня же Центробанк опровергал сообщения о возможности временного ограничения на трансграничное перемещение капитала – эти слухи вызвали новое падение рубля.

Выгодно ли Центробанку падение рубля Мария Макеева обсудила с одним из авторов программы «500 дней», обозревателем Slon.ru, автором публикации «Почему Центробанку выгоден обвал рубля» Алексеем Михайловым.

Макеева: Вы считаете возможным такой запрет на трансграничные перемещения, пусть и временный, несмотря на все эти опровержения ЦБ и Минфина, которые сегодня поступили?

Михайлов: Валютные ограничения вряд ли будут введены. Я думаю, что это последнее, на что пойдет Центральный банк и наше экономическое руководство, по простой причине, потому что тогда начнется мощнейшая валютная паника, все побегут из страны. Нет, не пойдет на это руководство.

Макеева: Что касается ослабления рубля, это действительно выгодно сейчас Центробанку? Вроде бы столько Центробанк заботился об укреплении рубля, и вдруг выясняется, что в его интересах совсем другой поворот событий.

Михайлов: Понимаете, какая штука. Центробанк не может в настоящее время, несмотря на свои валютные резервы, удержать рубль. Он просто не в состоянии это сделать. Почему? Последние пару лет, даже дольше, наша страна жила, наш бизнес жил на основе финансовой пирамиды. Он должен был выплачивать по внешним долгам порядка 100-150 миллиардов долларов ежегодно. И эти 100-150 миллиардов долларов он привлекал на внешних рынках.

В этом году случилось огромное несчастье, конечно, Крым наш, зато все внешние рынки оказались отрезаны. В результате в этом году идет не привлечение капитала, а идет чистый отток капитала. Внешний долг наш сокращается вместо того, чтобы, как в последние годы,  он ежегодно рос порядка 100 миллиардов долларов. То есть мы 100 миллиардов долларов потеряли. Эта пробоина ниже ватерлинии. Ему все равно надо отдавать эти долги, ему надо покупать эту валюту на внутреннем рынке. Если он не может привлечь ее с внешнего рынка, значит, он должен покупать ее на внутреннем рынке. В четвертом квартале бизнес должен купить порядка 55 миллиардов долларов. Откуда взять эти деньги?

Макеева: К чему стоит готовиться гражданам в таком случае, если этот прогноз реализуется, к какому курсу, например?

Михайлов:  Давать прогнозы по курсу – это дело очень неблагодарное.

Макеева: Те, кто составляет федеральный бюджет, вынуждены этим заниматься. Средний курс на следующий год прогнозируют 37 и 70 копеек, если я не ошибаюсь, в проекте бюджета. Как вы считаете, это вероятный прогноз?

Михайлов:  А средний курс на 2017 прогнозируют 39,5, он был превышен еще вчера. Я имею в виду рыночные котировки, не фиксинг Центрального банка. Естественно, это сильно заниженное значение, Минфин делает это специально, потому что при падении рубля он очень хорошо зарабатывает. Самый крупный спекулянт в стране – это Минфин, потому что его резервные фонды, порядка 170 миллиардов рублей каждый, они формально хранятся в валюте, и при девальвации он получает очень хорошую оценку, очень хороший доход получает от переоценки валютных резервов своих.

Поэтому Минфину очень выгодно, он будет иметь большие незапланированные доходы от падения рубля. Конечно, на следующий год курс не будет 37, он в этом году будет выше 40, это очевидно. Вполне возможно, что к концу года он и до 45 добежит.

Макеева: Как это скажется на инфляции, на росте потребительских цен к концу этого года? В принципе и так уже очевидно, что дорожает на глазах и будет дорожать, граждане к этому как-то морально подготовились, это к вопросу «Крым наш», по крайней мере, они декларируют, что готовы затянуть пояса, к чему им реально стоит готовиться. К какому росту цен, как вы думаете?

Михайлов:  Инфляция будет, инфляция будет ускоряться. Инфляция по году будет составлять 8-9%, что бы там ни говорил Минфин. Центральный банк стал очень скромный в своих оценках, его оценка по году составляет не менее 7%, а более – сколько угодно. Инфляция будет, но инфляция, прежде всего, связана не с девальвацией рубля, не с падением рубля. Инфляция имеет свои собственные внутренние причины, которые были очень сильно обострены в августе из-за наших введенных контрсанкций. Мы ударили по себе, по своему потребителю.

Макеева: Как вы считаете, что острее сказалось на инфляции: история, которая стартовала в феврале этого года – крымская, или именно эта мера? Если бы не ответные меры, не эмбарго, может быть, было бы чуть-чуть получше экономически, вы это хотите сказать?

Михайлов:  Санкции очень больно ударили по нашему крупному бизнесу, по крупнейшему бизнесу: по госкорпорациям, по госбанкам. В ответ правительство приняло меры, которые ударили по нашему потребителю, по нашим гражданам, по человеку, который ходит в магазин. Инфляция растет в большей степени из-за контрсанкций, а рубль падает в большей степени из-за санкций. То есть мы сами себя дважды ударили. Конечно, Крым наш, я понимаю, но, тем не менее, с экономическими трудностями, которые возникли после этих геополитических рисков, мы будем разбираться и до конца этого года и весь следующий год. В экономике очень тяжелая ситуация. Наша экономика находится на грани рецессии, она вот-вот может начать падать.

Макеева: Если она начнет падать, что увидят люди? Нас сейчас смотрят зрители многочисленные «Дождя» и не понимают, к чему им готовиться. Какая-то темная угроза, по-моему, всеми ощущаема. А что конкретно будет?

Михайлов:  Падение рубля – раз, инфляция – два, правительство будет увеличивать налоги и зажимать граждан – три, возможен всплеск безработицы – четыре. Все, что вытекает из спада экономики. Мы все это проходили во время кризисов, мы все это помним по 90-м годам. Вот что-то подобное вполне нас ожидает.

Макеева: Еще один любимый вопрос человечества – это что можно сделать, чтобы личную подушку безопасности хранить. Побежать купить доллары – это уже поздно?

Михайлов:  Да нет, это никогда не поздно. Я думаю, что с падением рубля нам придется теперь жить достаточно долго. Конечно, было бы здорово купить доллары летом.  Но как бы то ни было, я думаю, что никогда это не поздно. Что касается личной подушки безопасности, не берите валютные кредиты, естественно. Рублевые кредиты брать можно, но надо смотреть на условия этих кредитов.

Если вам предстоят валютные расходы, то лучше валюту купить заранее. Если вы хотите сохранить деньги, наверное, сохранять их надо все-таки в валюте. То, что наши высшие чиновники начали говорить, что волна падения рубля у нас закончилась, это верный признак того, что она будет продолжаться. Так было в 2008 году, так было зимой и весной этого года. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.