«Конфликт между человечностью и начальником». Что нам хотел сказать Эльдар Рязанов

Republic на Дожде
30 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На 89-м году жизни умер режиссер Эльдар Рязанов. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Рязанова госпитализировали в одну из центральных московских клиник 21 ноября. Тогда сообщалось, что он находится в тяжелом состоянии. До этого режиссер проходил плановое лечение в сентябре и октябре.

Эльдар Рязанов родился в 1927 году в Самаре. Поступив во ВГИК, он работал в мастерской Григория Козинцева, а затем занимался документальным кино на Центральной студии докфильмов. Свой первый фильм с игровыми эпизодами — «Весенние голоса» — Рязанов снял в 1955 году, а уже через год появилась прославившая режиссера «Карнавальная ночь».После этого Рязанов снял несколько классических советских комедий: «Гусарская баллада», «Невероятные приключения итальянцев в России», «Старики-разбойники», «Ирония судьбы, или с легким паром», «Служебный роман». В 1966 году широкую популярность получил фильм «Берегись автомобиля».

30 ноября на портале Slon.ru вышла статья журналиста, редактора отдела культуры журнала «Огонек» Андрея Архангельского под заголовком «Страна между начальником и интеллигентом. Что нам хотел сказать Рязанов». 

«Страна между начальником и интеллигентом. Что нам хотел сказать Рязанов»

Есть два Рязановых: один романтический, всенародный, тут нет смысла упоминать фильмы, потому что они буквально часть пейзажа. Есть и другой. Эти его фильмы не будут вспоминать на государственных каналах и не будут – что-то нам подсказывает – показывать в течение недели. Назовем три из них: «О бедном гусаре замолвите слово», «Забытая мелодия для флейты» и «Дорогая Елена Сергеевна». Все они появились в 1980-е годы.

Гайдай, с которым Рязанов был обречен на сравнение, придумывал героев; Рязанова интересовали в первую очередь человеческие типы. «Карнавальная ночь» вообще-то была весьма политизированным фильмом для 1950-х, нешуточным сигналом сталинским элитам, что их время кончилось. С другой стороны, герой фильма, бюрократ Огурцов, – особенный чудак; другие начальники уже давно перестроились, в том числе и вышестоящий начальник Огурцова: он там весь такой передовой, постоянно усмехается в усы. А сам Огурцов – не начальник даже, а «и.о. начальника Дома культуры». Потому что нельзя смеяться над начальником в советском кино, кто бы он ни был. Можно только над «и.о.».

В этом – весь советский кинематограф. Снимать типичное, делая вид, что это нетипичное; что-то говорить, но с оговорками; что-то принципиальное компенсировать реверансами в сторону «положительных примеров», никогда не договаривать до конца.

Два измерения человеческого интересовали Рязанова всю жизнь: тип интеллигента и тип начальника. 

Поначалу – в соответствии с партийным курсом – два этих типа у Рязанова разведены по обе стороны ринга; вот интеллигент-журналист, а вот – начальник-самодур («Дайте жалобную книгу»). Вот интеллигент – чужой для своего племени, с рождения под подозрением («Человек ниоткуда»). Происхождение – не важно, говорит Рязанов: представитель дикого племени тоже может быть интеллигентом: главное – у него есть душа, сердце, совесть. А вот любой начальник – это и есть подлинный дикарь: в этом фильме есть сцена, где дикарь на полчаса превращается в начальника, и его дикость в глазах подчиненных выглядит как раз естественно: эка невидаль – начальник-самодур; они уже успели перестроиться и подстроиться (вечный, как мы видим, мотив у Рязанова).

Полную версию статьи читайте на портале Slon.ru

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.