Наши солдаты. Сирия
Дождь рассказывает истории погибших российских военных

Война и кризис глазами 84 процентов. Готово ли путинское большинство выйти на улицы

Репортаж Дождя
17 января 2015
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Что бы ни говорили во всех телевизорах страны, кризис уже пришёл. Что бы ни говорили во всех телевизорах страны, он уже повлиял на качество жизни путинского большинства. Как встретил кризис ядерный электорат нынешней власти? Мария Эйсмонт съездила в моногорода Северного Урала, чтобы оттуда посмотреть на кризис глазами 84-х процентов. Специальный репортаж из России, утонувшей в телеэфире, смотрите на телеканале «Дождь» и читайте на портале «Сноб». 

Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск: «Да тут вообще все битком забито было, народу море было. Потом всё закончилось. Мы раньше в соседнем магазине работали, большой был магазин. 60 метров. Потом переехали сюда, к себе, в маленький».

Эта предновогодняя распродажа в магазине Александра - последняя. На стенах - остатки со склада. Это следы потребительского бума нулевых. Он ощущался и тут, на Северном Урале. Даже в 60-тысячном Краснотурьинске казалось, что цепочке из кредитов, покупок, новых кредитов и новых покупок не будет конца.

Краснотурьинск - моногород вокруг Богословкого алюминиевого завода империи Олега Дерипаски. На этом заводе всю жизнь проработали родители Александра. И он сам до того как открыть свое дело провел 12 лет в электролизном цехе. Вернуться обратно он уже не сможет - цех закрылся немногим раньше его магазина. Успешность бизнеса в моногороде зависит от успешности градообразующего предприятия. 

Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск: «Сейчас закроемся, помещение в аренду тоже сдать не можем. Вон уже полтора месяца висит объявление, никто даже не позвонил. По всему городу объявления, по телевизору постоянно крутят – бегущая строка, помещение  в аренду, помещение там, помещение сям, никому ничего не надо. Кто сейчас будет что открывать? Впереди сплошная неизвестность. Вернее известность, в которой мы не можем сами себе признаться».

Два года назад Краснотурьинск попал в составленный минрегионом список моногородов, нуждающихся в поддержке: низкие цены на металл и высокие - на электроэнергию сделали производство алюминия здесь нерентабельным. После закрытия электролизного цеха несколько сот высокооплачиваемых рабочих были уволены. А индустриальный парк Богословский с новыми высокотехнологичными рабочими местами пока существует только в проекте. Казалось, кризис первым почувствуют именно здесь. Но когда кризис пришёл, выяснилось, что у населения уже выработались к нему антитела.

Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск: «Вообще у людей денег стало реально меньше, реально меньше покупают одежды. Никто никакого не испытывает неудобства и неудовольствия абсолютно. Все как загипнотизированы. Все вот только это повторяют, что все против нас. Мы самые лучшие и все такое. Мы выстоим. Чего выстаивать? В 21 веке?»

***

Руслана Трохова, предприниматель, Краснотурьинск: «Я считаю -  правильно, когда вот это все началось, я считаю – честно, я бы сама в ополчение пошла. Вот то безобразие, которое там творилось, - я б сама взяла в руки оружие и пошла бы защищать. Первый такой порыв был, да, поехать, взять в руки оружие и защищать людей своих. Бороться с фашизмом.  Ну потом решили не ехать, да».

У Русланы и Алексея тоже свой магазин одежды в Краснотурьинске. Бизнесом они занимаются 10 лет - начинали с палатки на рынке. Большую часть прибыли от торговли они вкладывали в акции российских компаний: Сбербанка и Аэрофлота. 

Руслана Трохова, предприниматель, Краснотурьинск: «Когда начал происходить эти события, в связи с Украиной, с Крымом,  резко же обвал произошел. Буквально в пятницу акции купили, а в субботу Аэрофлот рухнул, Сбер рухнул, а мы сидели с поддержкой. Мы потеряли на глазах почти половину суммы. У нас лежало 900 тысяч. Практически на следующий день санкции против нас применили и рухнул рынок. А потом вот сейчас последнее когда было падение рубля, тогда Леша последнее на бирже потерял.  Рубль обвалился, Леша мне позвонил, говорит, я остался на бирже и потерял, то, что было.  Мы на этих санкциях потеряли, все, что у меня было детям отложено за 10 лет».

Алексей Трохов, предприниматель, Краснотурьинск: «В любом случае, даже мы потеряли - все равно мы поддерживаем, ну а как? Я считаю, что в любом случае вся наша внутренняя и внешняя политика, она правильная.  Ну вводят они эти санкции, но они просто пытаются Россию прогнуть под себя, что бы мы выполняли то, что они хотят. А для чего? У нас Россия – очень сильная держава, очень богатая держава, мы можем в принципе жить автономно полностью».

На падение курса рубля  Руслана и Алексей ответили тем самым импортозамещением, к которому призывают российские власти. Вместо товаров из Турции и Китая они стали продавать одежду отечественного производства. И даже свой новый американский автомобиль они готовы, если понадобится, поменять на отечественный.

Руслана Трохова, предприниматель, Краснотурьинск: «У нас сейчас машина в кредите, машина выставлена на продажу - кредит давит, продадим, надо будет - возьмем нашего производителя, наш автопром».  

***

Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск: «На чем основывается вера в рубль? На чем основывается вера в будущее? Это психическое какое-то, я считаю, расстройство. Какая-то болезнь, которой заражаются через телевизор, средства массовой информации. Я прошу бога, чтобы на меня подействовало. Я прошу бога, чтобы я был счастлив, доволен жизнью и верил в рубль. Я не могу жить в этом уже во всем. Я вот маме тоже говорю: ты видела, сахар стоит 54 рубля килограмм. Нет, я видела дешевле, еще по 38 покупала 2 дня назад. Я говорю: ты понимаешь, что больше не будет 38 рублей. – Ну и что.  Я говорю: ты видела яйца, 60 самые дешевые. – Ну и что. И все, ничего вообще их не пронимает и не проймет никогда».

Мама Александра: «Я не люблю Дождь. Вот когда Максим Шевченко приходит, и кто-то с ним разговаривает, мне очень нравится смотреть, а иногда такие подонки-подпевалы. Я не против того, чтобы люди имели свое мнение. Я против того, чтобы как Саша обсирают-обсирают, если ты такой умный, то ты предложи что-нибудь. Я не говорю, что у нас все прекрасно. Много плохого. Я бы на месте Путина каждого олигарха заставила, чтобы не было вот этих вот офшоров. Потом если бы я была Путиным, я бы не остановилась на Крыме. Мало ли, что Крым выразил свое мнение, хотим к России. Пусть там Одесса не успела выразить, пусть там еще кто-то не успел, до Киева я бы дошла. Вот прямо войсками.

***

Наталья одна воспитывает трёх детей, муж ушёл из семьи всего неделю назад.  Её скромный бюджет складывается из алиментов, пособий и пенсии на младшего ребенка - инвалида.

Наталья Шабанова, жительница поселка Воронцовка: «Как в военные годы делят иногда булку хлеба, чтобы нам хватило. Хотя бы на чем-то сэкономить. Я уже детей укоряю, что много то не ешьте! Надо экономить, денег нету, надо как-то жить. На всем экономим. И тоже вот. Пищевая кость у нас есть если где-то супик сварить. Не до курицы. Вот, раньше было все битком. Сейчас все экономим». 

Когда служба опеки признала ее жилье непригодным для проживания дочери-инвалида, Наталья решила сделать ремонт. Она взяла кредит в 300 тысяч рублей - крышу отремонтировали, дочь по-прежнему с ней. Чтобы погасить кредит досрочно, Наталья обратилась в фирму «ПрОИнвест» - там за треть от суммы кредита предлагали погасить его полностью. Ни странным, ни подозрительным предложение «ПрОИнвеста» ей тогда не показалось.

Наталья Шабанова, жительница поселка Воронцовка: «Ну вот я им отдала 163 тысячи. Вот мы с ними договоры подписывала, что я им отдаю 163 тысячи. Вот будем вам платить, с ноября-месяца ни одной выплаты не было. Говорят, что компании больше не существует в Екатеринбурге, так как этого адресата больше там не существует».

При этом кредиты банкам нужно гасить - иначе идут начисления штрафных пенни. После того, как Центральный банк поднял ставку кредитования до 17%, кредиты в банках стали слишком дорогими - Наталья уже не может взять новый, чтобы оплачивать старые. Но ее ежемесячный доход вместе с пенсией дочери - 35 тысяч рублей, а ежемесячные платежи по кредитам - 40 тысяч.

Наталья Шабанова, жительница поселка Воронцовка: «Сегодня они мне позвонили говорят ‘продайте что-то из квартиры’. А я говорю, что я продам? Нечего продавать. Квартира и то на материнский капитал куплена ребёнку. Если себя только на органы а больше никак!»

Сегодня многие из тех, кто прогорел в «ПрОИнвесте» идут к новым фирмам, открывшим свои офисы в городах Урала. Те обещают юридическую помощь в рестуктуризации долгов. Только в здании городского бизнесинкубатора таких фирм две: каждая занимает по комнатке.

Людмила Шарифуллина, сотрудник ООО «Эскалат»: «Дают и дают и дают!! В общем население у нас очень закредитовано. Очень. ..как можем помогаем… Не знаем, как будет. …. У меня конечно тоже кредиты».

Наталья Шабанова, жительница поселка Воронцовка: «То что Украина разорилася  - вот из-за этого пошло. А мы им помогаем. Как бы в убыток же нам идет.  А им то нормально!.. Вон тут новости показывали. Где это видано: у них война прошла, у них дети в детском саду едят гречу и такую большую котлету, а наши гречка что такое и не знают - ее толком не дают потому что она дорогая. Потому что мы Украине все свое отдаем. Мы уже ни чуда не ждем ни деда Мороза не ждем. Ни во что не верим. У нас все надежды уже сгорели».

***

Еще полтора года назад у Александра Ушакова из Качканара, это еще один моногород в Свердловской области, была хорошо оплачиваемая любимая работа в правоохранительных органах. Зарплата позволяла брать кредиты и вовремя платить по ним. А потом он с семьей и другом поехал на машине в отпуск, но в дороге  заснул за рулем. В результате ДТП его друг погиб, сам он получил травмы и срок по уголовной статье: три года условно. С работы Александра уволили, а за то время, что он лечился и искал новую работу, набежали платежи по кредитам. Тогда от отчаяния Александр обратился за помощью в тот же самый «ПрОИнвест» - и прогорел еще больше.

Александр Ушаков, рабочий: «Те кредиты, которые сейчас сдали, сейчас опять прибавились. Еще больше получается сумма. Ну не унываем вроде бы, более или менее. Чай, кофе есть. Как бы так. Вот подрабатываю Дедом Морозом, детишек поздравляю».

Вообще люди здесь следят за всей ситуацией, что происходит. Вот видите, я даже сейчас смотрю канал. Следим, но то, что говорят там и то, что происходит здесь – разные вещи совершенно. Цены растут, вот жена у меня работает в магазине. Цены растут довольно-таки быстро и часто. Вот как началось с курсом доллара вот это вот все, цены прям подпрыгивать начали. Каждый день все меняется.Бытует мнение такое в народе, просто так, среди мужиков. Зачем нам этот Крым уже, столько народу там погибло на этой Украине. Все из-за этого Крыма. Ну опять же не знаю. Я даже не думал об этом. Присоединили – правильно сделали».

***

- Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск:  «Если Крым и последовавшие санкции приведут к ужасной катастрофе в экономике, что не будут зарплат, не будет пенсий и вот такие гады, как я выйдут на улицы. Я буду вооружен и опасен».

- Мама Александра: «Ты нарисовал нереальную картину, этого не будет. То, что сложнее ситуация будет, помнишь, мы с тобой это обсуждали. А теперь говорю наплевать, ремень туже, Крым наш. Ремень затянем».

- Александр Жуков: «Ты думаешь, что люди не выйдут?».

- Мама Александра: «Нет, не выйдут. И не потому что люди быдло».

- Александр Жуков: «А почему?»

- Мама Александра: «А потому что людям нужен Крым».

Александр Жуков, предприниматель, Краснотурьинск: «Пока телевизор не выключится, это ничего не пройдет. Никакая голодуха, ни че с рублем, ни че с едой, это полностью люди не в себе просто, реально не в себе. Как наркоманы какие-то».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Партнерский материал
Полная версия
Полная версия