Украинский национализм, скипидар и пули. Репортаж Тимура Олевского «Коктейльная вечеринка»

Репортаж Дождя
23 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Как один народ перестал верить разом и власти, и лидерам оппозиции – в репортаже Тимура Олевского.

Четверг, 16  января. 150 оппозиционных депутатов не могут остановить голосование за законы, по которым спецподразделение «Беркут» освобождается от ответственности за избиение людей на Майдане, более пяти автомобилей за раз не могут ездить по дорогам без милиции, а СМИ могут быть закрыты по первому требованию властей. В общем, то, что в России Дума принимала на протяжении нескольких лет, в Киеве решили сделать разом за один день.

Воскресенье, 19 января. Митинг на Майдане Незалежности так и называется – «Последний шанс». В самом этом уже было что-то отчаянное. Однако даже праворадикальная молодежь, которая собиралась послушать ораторов в углу площади, с палками и касками, пока еще — ждёт.

Пока мы здесь разговариваем, наверху у Банковой улицы, напротив баррикады на Майдане, сообщают, что выстраиваются сотрудники милиции, мы проверим.

Днём в воскресенье еще кажется, что ничего необратимого не происходит. Все ждут. Ждут, что лидеры оппозиции предложат какой-то выход. Яценюк, Кличко и Тягнибок обещают расправиться с властью уже 2 месяца, каждый раз уступая. Результатов нет. Ни отставки правительства, ни евроинтеграции, ни одного бойца «Беркута», наказанного за первый разгон на Майдане. Только факельные шествия и обещания, что на будущих выборах будет одержана победа.  

Опрос:  Люди хотят действий. У нас не опозиция, а импотенты.

Но лидера, готового вести вперед, нет, протест слит, законы подписаны и скоро вступят в силу.

Опрос:  Понимаете, мы не терпилы. У оппозиции нет никакой силы. Каждый раз на Народное вече приходит все меньше народу. Это доказывает то, что нужно действовать. Януковичу уже все равно. Он понимает, что погода не на нашей стороне, что морозы ударят, Майдан разойдется.

В этот момент не Яценюк, Кличко и Тягнибок, а совсем другой человек, один из активистов так называемого автомайдана Сергей Коба со сцены заявляет, что в отсутствии лидера сопротивления они будут прорываться к Верховной Раде, это в двух шагах от Майдана Незалежности, вверх по улице Грушевского.

На холме, с которого видна улица, улица по дороге к кабмину на уровне стадиона «Динамо», именно здесь сейчас происходят основные события. Люди с Евромайдана дошли до Европейской площади и поднялись сюда, где стоит кордон милиции. Там происходят столкновения, по крайней мере, несколько взрыв-пакетов уже взорвались.

Взрыв-пакетами закидывают милиционеров бойцы из «Правого Сектора». Так называют себя националисты из разных организаций – «Тризуб», УНА-УНСО и других. Начали с малого: палками погнали первый ряд солдат-срочников за припаркованные автомобили, потом отняли у них небольшой автобус. Автобус загорелся одним из первых. Это первое пламя, с него в воскресенье вечером и начнётся многодневная кровавая драма – штурм Грушевского. Главные герои — коктейли Молотова, камни и гранаты, занавес – дым от покрышек, зрители из числа более умеренных-майдановцев на холме, как в амфитеатре.

Националисты  за несколько дней сумели применить весь свой опыт лесных сборов. Они больше не боятся гранат и резиновых пуль. Их взрослые наставники выстроили практически безотказный конвейер по забрасыванию противника. В тылу Грушевского молодежь ждут родители, которые утирают им лица, и немолодые женщины с парным молоком. С улицы команды правых радикалов в масках уходят отдыхать в штаб Майдана, на 5 этаж в дом профсоюзов.

Андрей Тарасенко,  замглавы «Тризуб» им.Степана Бандеры, сооснователь «Правого сектора»: Сперва мы жили только на пятом этаже, а теперь народу стало так много, что приходится расширяться. Мы уже заселяем другие этажи. Мы выходим сотнями, а превращаемся в тысячи. Это может быть и взрослый пятидесятилетний дядька, и 18-летний хлопчик, девчонка, метр шестьдесят с кепкой. Мы живем на то, что собирают на Майдане.

Вокруг баррикад правые построили целую инфраструктуру. Действуют контрольно-пропускные пункты — через них к баррикадам не пускают женщин, пускают только бойцов, способных нести покрышки и метать коктейли. У некоторых на щитах фашистская свастика – такие есть. Но ни на Грушевского, ни на Майдане никаких призывов к межнациональной розни нет. Как нет погромов и мародёрства. Все происходит на одной единственной площади, где из кассы стадиона «Динамо» чьи-то руки выдают бутылки с зажигательной смесью, которые через минуту летят в портрет Лобановского или заставляют живьем гореть милиционеров.

Опрос: Власть, которая нарушает законы, перестаёт быть легитимной, но нет человека, который бы взял на себя ответственность. То что сейчас здесь происходит, это фрустрация людей, которые не видят человека, за которым могли бы пойти. Это отчаяние. Люди пытаются показать, что не уйдут.

Удар на себя принимают солдаты Внутренних войск. Пушечное мясо, они зажаты между приказом и огненной баррикадой. Их не пускают назад и не командуют вперед.

Опрос: Мы за мирный протест, мы за то, чтобы эта власть взяла и ушла. Я не хочу чтобы жгли автобусы, не хочу, чтобы калечили людей, потому что там стоят наши ребята, они просто не знают, за что они стоят.

Они не идут в наступление, как будто берегут ненавидящих их людей от безумных жертв. За их спинами прячется «Беркут». Ждет, пока им разрешат работать, а пока перебрасывает неразорвавшиеся бутылки обратно в толпу. 

Полковник внутренних войск МВД Украины: Это обыкновенные люди, который служат своему государству, и делают все, чтобы не пролилась кровь.

Милицейская граната — оружие стерильное: не оставляет ни мусора, ни воронки. Только увечья настоящие. А коктейли Молотова — штука негигиеничная . Коктейли жгут людей заживо. Но у средневековых гопников, как видятся им люди в масках — нет стерильных гранат. Ощущение средневековья в воздухе станет совсем отчётливым, когда активисты оппозиции выкатят на баррикады катапульту. Этим участникам столкновений грозит по 15 лет. И отступать им теперь в сущности некуда.

Общество расколото не только линией горящих покрышек, перекрывающей улицу Грушевского. Каждый вечер дружины самообороны и активисты Автомайдана отправляются на охоту за провокаторами, так называемыми «титушками». По Киеву молниеносно распространяются слухи о сотнях приезжих боевиков, нанятых властью для имитации погромов и избиения киевлян. Вот эти боевики на допросе в штабе Майдана в Доме профсоюзов — очень простые парни из глубинки, которые объясняют, что их семьи уже 3 месяца без зарплаты, а тут обещали 200 гривен в день, это 25 долларов.

Титушки каются и мало кто сомневается, что они говорят правду. В понедельник первые итоги столкновений среди журналистов публикует украинский Институт массовой информации – 27 человек пострадали. Журналист и оператор «Радио Свобода» были ранены после взрыва светошумовых гранат и избиты милиционерами во время задержания.

В сводках пострадавших есть отдельная страшная строка, на Майдане их называют «похищенные». Арестованные в больницах или вокруг улицы Грушевского, которых люди в штатском увезли в неизвестном направлении. Участковые сообщают, что в Бориспольском лесу найдено тело со следами пыток. Родственники опознают в убитом активиста Юрия Вербицкого. Его вместе с другим правозащитником Игорем Луценко днём ранее похитили из больницы люди в масках.

Сам Луценко пришёл в себя в лесополосе за городом, и теперь помещён в закрытую частную клинику. В среду медпункт Майдана подводит итоги: 5 убитых, официально подтверждают смерть только двоих. 21-летний Сергей Нигоян, который приехал на «Евромайдан» из Армении. Второй — Михаил (по другим данным, Алексей) Жизневский — покинул Белоруссию из-за «политических проблем». В Украине, возможно, жил в Киеве и Белой Церкви и был членом УНА-УНСО. Эти жертвы означают – черта пройдена, насилие уже не остановить. Поэтому, когда в среду вечером Кличко, Яценюк и Тягнибок выходят с переговоров с Януковичем, они призывают остановить провокации и предъявляют ультиматум действующему президенту.

Днём Кличко всё же договорится с офицерами «Беркута» о перемирии. «Беркут» очистит улицу Грушевского от потушенных покрышек. Манифестанты мешать не будут, как их просил Виталий Кличко. На Майдане священники проведут массовый молебен. А вот в Западной Украине призыв Кличко к забастовке воспримут серьезно, и к вечеру во Львове и Ровно толпа активистов Майдана захватывает здания администрации, а в Донецке, вотчине Януковича, фанаты «Шахтера», клуба самого приближенного к власти олигарха Рината Ахметова, обещают охранять Евромайдан. Неожиданно Янукович объявляет о внеочередном заседании Рады. Вечеринка продолжается.

Фото: AP

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.