Убийство Немцова: предыстория.

Кто пропал за два года до этого
Репортаж Дождя
2 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Как связано убийство Бориса Немцова и кавказский обычай кровной мести? Почему в списке возможных убийц Немцова оказались спецназовцы Кадырова? Мы отправились в Чечню и Ингушетию, чтобы изучить версии убийства Немцова. Неизвестные подробности из жизни основных подозреваемых — в репортаже Родиона Чепеля и Петра Рузавина «Крайний — „Север“».

UPD: После выхода этого репортажа, где гибель политика Бориса Немцова увязывалась с конфликтом между правой рукой Кадырова Адамом Делимхановым и главой его администрации Магомедом Даудовым, на следующий день, 3 марта,  в инстаграме главы Чечни Рамзана Кадырова появилось совместное фото с Делимхановым и Даудовым. Был опубликован коллаж из двух фотографий, первый кадр сделан в мечети во время коллективной пятничной молитвы, второй — на улице. На обеих фото рядом с Кадыровым стоят: по правую руку — депутат Госдумы Адам Делимханов, по левую руку — глава администрации Чечни Магомед Даудов, также известный как Лорд. 

Два года назад житель станицы Гребенской Асхаб ушёл из дома и не вернулся. Его больной отец Мухаммед не смог встать, но слышал, что сын ушёл не один. То, что подсказывала интуиция, подтвердили соседи.

Мухаммад Муртазалиев, отец Асхаба:  Забрали сына, забрали его на двух "Камри", "Тойота камри". Один-единственный сын был, его забрали и до сих пор не нашли.

Семья обратилась в полицию, потом в администрацию района, в администрацию республики. Там ответили, что сын получил по заслугам, потому что связан с ваххабитами. Впрочем, версии менялись.

Мадина Муртазалиева, сестра Асхаба: Они сказали он был ваххабистом, он был наркоманом. Мы сказали: "Если был бы наркоманом, он не был бы ваххабистом". Два года плакали, плакали.

Не дождавшись помощи, отец сам отправился на поиски сына. Он говорит, что так и не дождался бы справедливости, если не дело Немцова.

Борис Немцов был убит 27 февраля. Чуть больше чем через неделю следствие заявило о том, что в деле есть подозреваемые. Это шестеро чеченцев: три бывших силовика - бывшие бойцы батальона “Север” Заур Дадаев и Беслан Шаванов и экс-полицейский Тамерлан Эскерханов. И трое гражданских: троюродные братья Дадаева Анзор и Шадид Губашевы и снимавший с ними дом в Подмосковье Хамзат Бахаев. Никто из них не признаёт свою вину. Мы отправились в Чечню, чтобы найти ответы в прошлом этих людей.

Чечня встречает фасадом из новой турецкой плитки правительственных зданий. Сразу за ними - обычные пятиэтажки, отремонтированные после войны. Здесь находится офис Хеды Саратовой, одной из немногих чеченских правозащитников.

Хеда Саратова: С Наташей начинали. Мне тоже говорили: "А почему ты не уезжаешь, Хеда? Любая страна тебя приняла бы".
– Почему вы не уезжаете?
Хеда Саратова: Я не хочу никуда уезжать. Здесь моя земля, там я буду никем. Здесь я хоть что-то могу сделать.

Хеда не скрывает, что любое общение по делу об убийстве Немцова только с санкции администрации республики.

Хеда Саратова:  В Чечне есть некоторые люди, с которыми нам сейчас более-менее удобно работать. 
– Вы имеете ввиду администрацию? 
Хеда Саратова:  В администрации есть люди, которые нам помогают. 
– Думаю, без администрации сейчас вообще никак? 
Хеда Саратова: Абсолютно, конечно. Без тесного сотрудничества с властью нельзя решать те вопросы, которые есть.

Связь с родственниками - только через Хеду. В первую очередь она связывает нас с семьей Бахаева.

Хамзат Бахаев

Хамзата задержали в подмосковном Козино. Его сестра говорит, что единственная его вина - в том, что снимал дом вместе с Губашевыми.

Айна Бахаева, сестра Хамзата Бахаева: Ну да, в одном доме жили. Они же хочешь-не хочешь, будут общаться, видеться будут. А так, он сам по себе, они сами по себе. Ну он такой человек, я имею в виду, он такой, лишь бы его не трогали.

Сестра Хамзата Айна сейчас в Грозном сидит с его 6 детьми. Адвокат Бахаева считает, что лучше всего о невиновности его подзащитного свидетельствует его алиби.

Заурбек Садаханов, адвокат: 27 февраля, около 23 они созваниваются, договариваются о встрече, это метро Кунцевская, где-то 23:40 они там встречается.

Затем нас отправляют в Малгобек. Оттуда семья Губашевых.

Анзор и Шадид Губашевы

Для матери Губашевых дети тоже вне подозрений. Зулай живёт в новом микрорайоне в Малгобеке, построенном для переселенцев из оползневых зон. Расчерченные как по линейке аккуратные ряды коттеджей вокруг мечети. Именно сюда сыновья Губашевых приезжали из Москвы навещать мать и бабушку.

Зулай Губашева, мать братьев Губашевых: Они ко мне приехали. Он туда приехал 28, ко мне приехал второго. Шадид приехал четвертого. Они заезжали к маме, а потом ко мне.

Братья работали в Москве - один на КАМАЗе, другой перебивался случайми заработками. Вечером 6-го марта Зулай готовила для сыновей ужин. Всё изменил звонок от участкового.

Зулай Губашева, мать братьев Губашевых: Позвонили, сказали, что братья задержаны. Мы сразу поехали в Моздок, в ФСБ. И потом я не поняла, за что их задержали. Ну ничего не знают. Они даже ребятам не сказали, за что. Избить, избили. Издевались, что только не делали над ними.

Муса с детства дружил с Зауром Дадаевым и его троюродными братьями Анзором и Шадидом Губашевыми. В день задержания он был с ними, они как раз вернулись из Москвы.

Муса Гатаев: Мы с Шадидом сзади ехали. 
Хадишт Гатаева, соседка Губашевых: Там скорость снижают при подъеме – оказывается, поэтому.
– Они засаду на дороге устроили? 
Муса Гатаев: да. 
– То есть они знали, куда едут? 
Муса Гатаев: Да-да.

Губашевых задержали в родной станице Воскресенской. Посёлок производит впечатление: он седлает Терский хребет, и из-за частых оползней ее постепенно расселяют. Переселенцы разрушают свои старые дома по указу администрации - чтобы в них не селились бандиты.

– Жесткое задержание было? 
Муса Гатаев: Мы даже не поняли, что там происходило.
Хадишт Гатаева, соседка Губашевых: Как может быть не жестким задержание, когда они все они в глине приехали домой? Повалили, из машины вытащили и на землю? 
Муса Гатаев: Да, повалили, за то что я голову поднял, они меня тоже пару раз ударили.

Так выяснилось, что Анзора и Шадида обвиняют в том, что помогали Зауру готовить громкое убийство. Но для родных и близких даже военный с 10-летним стажем всё равно остаётся простым сельским мальчиком.

Хадишт Гатаева, соседка Губашевых: Человек который способен, что-то он должен где-нибудь – хоть собаку, хоть что, обидеть. Даже мне, рядовой домохозяйке, ясно, что это все ерунда, то что нам показывают.
– Но Заур был офицером, если у него был прямой приказ начальства, он должен был это сделать. 
Муса Гатаев: Не должен. 
Хадишт Гатаева: Почему? Пойти на пожизненное?

Родные и близкие никогда не поверят в то, что их дети могли оказаться наёмниками. Кажется, администрация Чечни заинтересована в том, что именно такие интервью журналисты увозили из республики.

Беслан Шаванов

Асма Шаванова, мать Беслана Шаванова: В нефтеполке он работал. 
– Что входило в должностные обязанности?
Асма Шаванова: Ничего не рассказывал.

Асма Шаванова, мать погибшего при задержании шестого подозреваемого, Беслана. Он тоже, как и Заур Дадаев, боец полка “Север”. Как было с Зауром, здесь тоже не верят, что сын мог пойти на убийство. Причин ненавидеть оппозиционного политика Бориса Немцова у семьи нет, а вот вопросы к федеральному центру есть. Дело в том, что Беслан уже третий сын, которого похоронила Асма. 24 сентября 2001, во время второй войны, исчезли двое старших - Маирбек и Асланбек. Асма показывает целую кипу документов - ее обращения во все инстанции в поисках детей.

– "Около 4 часов два БТРа выбили ворота, проникли во двор". Их забрали военнослужащие российские?
Асма Шаванова: Да, да. Они находились в урус-мартановской комендатуре.

Наконец, Европейский суд по правам человека в Страсбурге удовлетворил жалобу Шавановой и присудил семье 120 тысяч евро, призвав к ответу российское государство.

Асма Шаванова: Выиграла она, да конечно, как не выиграть! Там же еще деверь и тесть.

Истории, которые матери рассказывают про своих детей, похожи одна на другую. Отказывается говорить только семья Дадаевых, возможно, из-за единственного интервью, в котором они упомянули, что Заур был в Москве не один.
Заур Дадаев.

Заур Дадаев

Юсуп, бывший сослуживец Дадаева, попросил не называть его настоящее имя и скрыть лицо. Он подтверждает, что главный подозреваемый по делу Немцова Заур Дадаев в последнее время был в Москве со своим командиром Русланом Геремеевым.

– В последнее время и Дадаев и Геремеев были в Москве, это правда? 
Юсуп, бывший военнослужащий "Севера": Да, они дружили, как-то с характерами уважали друг друга. То, что они были вместе в Москве, это все знают, короче. Он ушел с работы, какую-то работу говорят там предложили, частное охранное где-то че-то. Они вместе ушли туда, уволились со службы, ушли. Нормально короче.
– Говорят что уволился он только 28 февраля, а уехал в Москву полгода назад. 
Юсуп: Не знаю, не интересовался.

По мнению Юсупа, кто-то хочет отомстить руководству полка “Север”, ведь его глава полка Алибек Делимханов, родной брат дептутата Госдумы Адама Делимханова, которого Рамзан Кадыров не раз называл своим ближайшим соратником и даже преемником.

– Это человек который напрямую командует всем личным составом.
Юсуп: Герой России, хороший, мужественный парень. Он всегда командовал, всегда на выездах бывал, сам командовал, много раз было когда он вперед шел. Смелый, очень мужественный командир. Спецзадания вот эти, где появляется группа шайтанов, боевые мероприятия, выезды, бывало на три дня, месяц, бывало на неделю, по разному.

Правозащитники утверждают, что зачистки шайтанов часто становятся просто оправданием для карательных операций против неугодных. И на счету полка “Север” таких командировок много.

Дискредитировать полк “Север”, значит дискредитировать правую руку Кадырова Адама Делимханова. Вне зависимости от того, убивали Немцова или нет люди из “Севера”, подставить их было целью другого ближайшего соратника Кадырова - главы его администрации Магомеда Даудова с оперативным позывным “Лорд”. Но это - версия событий, о которой в Чечне говорят исключительно не под запись.

Тамерлан Эскерханов 

Мать Тамерлана Эскерханова гордится своим сыном, называет его патриотом и, конечо, не верит в то, что тот способен пойти на убийство и остаивть семью с 6-ю детьми.
Зара Эскерханова, мать Тамерлана Эскерханова: Старший в седьмом классе, в пятом, во втором, в первый класс пойдёт, еще девочка 5 лет. И сейчас вот опять она в положении.

В их большой семье 18 мужчин работают в МВД. Старший Руслан, замначальника РОВД Шелковского района Чечни Вахи Геремеева. Ваха, родной дядя того самого Руслана Геремеева, командира из полка “Север”. Тамерлан тоже работал в Шелковском РОВД.

Зара Эскерханова: Он уволился полтора года назад – полтора года назад уволился, когда Эскерханова Магомеда убили. После этого он недолго работал, потому что не мог уже больше работать. 

В январе 2013 в Дагестане ваххабиты убили Магомеда Эскерханова, после этого убийства Тамерлан исчез из Чечни. Мухаммед Муртазалиев выяснил, что именно Тамерлан похитил его сына.

Мухаммед Муртазалиев, отец Асхаба: Старый Щедринский. Эскерханов, Тамерлан называемый, имя так его, он забрал его из этого дома. Его брат туда вроде ходил играть в игры, который работник работает с отдела. Потом его ваххабисты убили, а там замешан говорили мой сын. Двое наркоманов сдали его, чтобы себе деньги взять. Мой сын этим не занимался, оружие не держал в руках.

Мухаммед рассказал, что убийство Магомеда Эскерханова списали на его сына Асхаба, потом сработал закон кровной мести. За Асхабом пришёл брат убитого, тот самый Тамерлан Эскерханов, подозреваемый в подготовке убийства Немцова.

Мадина Муртазалиева, сестра Асхаба: Все, этот район тоже говорят так, я видела рожу этого Темерлана, я сразу звонила папе, я говорю: «Пап, ты смотришь», папа говорил: «Да, да, смотрю». Никто нам не помог в республике, за нашего брата, но Аллах есть, и он наказал вот этого Темерлана за моего брата, единственного.

Так невозбуждённое дело Муртазалиева становится еще одной стрелкой, которая указывает туда же - на Руслана Геремеева, близкого к руководству Чеченской республики. Который до сих пор скрывается под охраной в родовом селе Джалка.

Мухаммед Муртазалиев, отец Асхаба: Здесь жил, он начал строить, я докончил, мне говорили, что он придёт. Я докончил. Думал, два года ждал.

Мухаммед согласился говорить про убийство сына, несмотря на то, что понимает, с какими последствиями может столкнуться. Сколько еще таких показаний могло бы собрать следствие, если бы люди в республике не боялись того, что скрывается под фасадом из дорогой турецкой плитки.
 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.