Русь, которую мы (почти) потеряли.

Денис Синяков снял руины речной цивилизации
Репортаж Дождя
10 сентября 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку
Новости
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:30
Семейное безумие как главная тема: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля. Седьмой выпуск дневников Каннского кинофестиваля
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
1:16
«Хотели замазать «Гоголь-центр»: театральный критик и экс-замминистра культуры Москвы о показательной операции силовиков в театре
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стtнт
0:54
«Что бы не происходило, во всем виноваты россияне»: как Москва стала главным козлом отпущения в американской политике. О смене риторики Трампа и поменявшихся взглядах демократов и республиканцев рассказывает американский советолог Анджела Стtнт
0:47
Последний джокер в рукаве Кирилла: почему мощи Николая Чудотворца привезли в Россию к началу президентской кампании
0:47
Последний джокер в рукаве Кирилла: почему мощи Николая Чудотворца привезли в Россию к началу президентской кампании

Россия была речной цивилизацией. Реки были своеобразными торговыми путями. Вдоль их берегов ставились поселения, организовывались хозяйства. До недавнего еще времени реки занимали свое важное место в транспортной системе России. Множество кораблей ходило по ним, сплавляли лес, доставляли грузы и стройматериалы. Кипела жизнь. Теперь в их водах отражаются деревянные дома умирающих деревень, каменные церкви поселков. А когда опустеет деревня, то рубленные бревенчатые дома исчезнут. Но людей все меньше, и деревень все меньше, и домов все меньше. Все это исчезает, меняется.
Фотограф Денис Синяков проплыл на лодке по российской глуши и снял невероятно красивый репортаж о том, как умирает русская деревня. 

Отец Тито, настоятель церкви Рождества Иоанна Предтечи в селе Мыелдино смотрит на реку Вычегда.

 

Вид на реку Ижму из пустого дома в деревне Одесдино.

 

Фольклорный ансамбль «Родничок» из деревни Маркуша приехал, чтобы выступить на 380-летие деревни Сергиевская Слобода. В пятый раз за последние 25 лет собрались бывшие и настоящие жители деревни, чтобы отметить юбилей, спеть песни и поговорить. Местный предприниматель, владелец пилорамы помог финансами и сделал этот праздник возможным.

 

Троице-Стефано-Ульяновского мужской монастырь с реки Вычегда, Усть-Куломского района республики Коми. Один из крупнейших монастырей начала XX века и частично разрушенный в 1918 году, монастырь XIV века сейчас снова начинает оживать. Общее число насельников обители сейчас около тридцати человек.

 

Одинокая монахиня посещает службу в Троице-Стефано-Ульяновском мужском монастыре, Усть-Куломского района республики Коми, на берегу реки Вычегда. 

 

Ласточка, напуганная неожиданно пришедшими людьми вылетает из комнаты заброшенного дома в деревне Седтыдин на берегу Вычегды в республике Коми. Сейчас она и ее птенцы единственные хозяева в заброшенном доме.

 

Василий Рассказов, единственный житель деревни Воробьево, Междуреченского района сидит на берегу Сухони, Вологодской области. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.