«Отмайданили». Как выживает бизнес в Киеве после революции и во время войны? Репортаж Родиона Чепеля

Репортаж Дождя
24 февраля 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Родион Чепель
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Ровно год назад в Киеве мирный Майдан перерос в боевые столкновения с человеческими жертвами, затем сменилась власть и теперь, кажется, вслед за этим, изменилась вся страна вокруг.
Смотрите спецрепортаж Дождя Год после Майдана: как изменилась Украина. Истории из Киева, Харькова, Одессы, Луганска и Западной Украины

Сергей Гусовский, ресторатор, депутат Киевского горсовета: "Это главная комната наша, то есть такое основное хранилище. И здесь у нас порядка четырех тысяч бутылок в хранилище находится".

Один из главных киевских рестораторов политиков раньше видел только за столиками своих заведений. Еще год назад он вряд ли мог представить, что теперь и сам станет жать на тайные кнопки власти.

Сергей Гусовский в зале для голосования: "Вот есть такая карточка, туда опускаете. И она сообщает, что я уже теперь в системе нахожусь".

Для него точкой невозврата год назад стали столкновения на Майдане.

Сергей Гусовский: "Ну, что происходило? Избили людей за то, что они говорили, что подписание договора об ассоциации было обещано, и неподписание – это обман. И всех нас за это избили. И дальше ты либо смиренно отправляешься в долгий путь, так или иначе, в концлагерь, то ли ты говоришь «нет». То есть после того, как Майдан завершился, ты пойдешь дальше. Ну, то есть для меня это тоже было очевидно, то есть тут нет уже остановки."

Сергей Гусовский в первый раз стал депутатом Киевского горсовета, чтобы бороться с главным злом для бизнеса - коррупцией. В прошлые годы люди во власти воспринимали бюджет как источник собственного дохода.

Сергей Гусовский: "Вот тебе коммунальное предприятие – фактически твой маленький бизнес, через него ты будешь организовывать перетекание потоков из госбюджета себе в карман. Вакханалия полнейшая – с точки зрения бизнеса глядишь: это абсолютный абсурд. В то же время понимаешь, что это не абсурд, что это стройно организованная система коррупционная, очень выверенная и крепкая".

Гусовский показывает группы ларьков, разбросанных по центру города, в Киеве их называют МАФы – малые архитектурные формы. Это и есть наглядное проявление коррупции.

Сергей Гусовский: "Но при этом, естественно, никакой ответственности там экологической, скажем так, как куда выбрасывают мусор, у них есть там какой-то договор на удаление мусора? Точно нет вот эти провода, смотрите, вот это что такое? Это всё крадется энергия отсюда из Киевсвета. У них абсолютно филькина грамота – всё, что они могут показывать в ответ представителям власти".

Депутатов, не связанных бизнес интересами, в новой власти не много – они не могут блокировать решения или продвигать свои инициативы. Их способ борьбы с коррупцией – писать запросы, подавать иски. Власть вместо того, чтобы отменить старые проверки для бизнеса, ввела новые. Дмитрий, бизнес-партнёр Гусовского, крупный поставщик вина. Уже после смены власти к нему постучались сотрудники службы безопасности и объявили, что акцизные марки должен наклеивать не поставщик, а производитель. Мол, это создаёт угрозу безопасности страны.

Дмитрий Крымский, бизнесмен: "В данном случае речь шла о возможной приостановке импортной лицензии, а для нас это парализация всего бизнеса. У нас 250 сотрудников. В один момент компания останавливает свою работу".

Было ясно, что это просто способ вымогательства взятки, но Дмитрий решил стоять до конца. Его компания вошла в европейскую бизнес-ассоциацию, а та объяснила правительству Украины, что акцизы на вина региона Бордо исторически ставили только посредники и никогда не ставили производители.

Дмитрий Крымский: "Не задача СБУ заниматься вопросами продажи бордовских вин по миру. Наверное, это не их задача. Ну вот в нашей стране так".

В итоге закон переписали, и акцизы отменили. Но снова, как и раньше, сработали старые связи. Других способов пока нет: антикоррупционное бюро, которое обещают уже год, так и не заработало.

Сергей Гусовский: "Действия правительства: о реформах все научились говорить складно, но реальных реформ мы не видим."

Дмитрий Крымский: "Ожиданий больше чем реально сделанных вещей, несмотря на то что в правительстве появляются люди которых я знаю лично, не потому что я любитель ходить в правительство и знакомиться с министрами, а просто потому что мы сталкивались раньше по бизнесу".

Еще один человек из бизнеса во власти – Алексей Скрыпник. Во Львове он создал IT-компанию, где трудоустроил 1000 человек. Теперь Скрыпник стал народным депутатом, чтобы заниматься стратегическим планированием политики.

Алексей Скрыпник: "В момент Майдана меня абсолютно не интересовала политика в глобальном смысле, чтоб стать народным депутатом. Я вообще об этом не думал. Это моя страна, я хочу чтобы в ней жили мои дети, у меня четверо сыновей, двое больших, двое маленьких. Я хочу чтобы они росли в нормальной европейской стране. Я пытаюсь в политике менять страну, для меня очень важно делать это потихоньку. Я понимаю, что их мало интересуют те вещи, которые интересуют общество".

Алексей говорит, что спрогнозировал заранее, что Майдан кончится насилием. Однако не смог предсказать, что насилие достигнет такого уровня.

–  А войну можно было бы предсказать? Можно было бы ее избежать?

Алексей Скрыпник: "Наверное, нет. Посмотрите, сейчас мы получаем факты, что два года назад или несколько лет назад были организованы специальные группы поддержки там "ДНР". Флаги "ДНР" появились не год назад – 3-4 года назад.

Альберт, таксист: "Все производство встало из-за этой войны … не могли дождаться год – и выборы. Переберите Януковича, если он вам не нравится. Нет, надо затеять Майдан. Ну и что вы отмайданили?

– Ни к чему хорошему Майдан не привел?

Альберт, таксист: "Ни к чему. Идея, как всегда, хорошая была. Выгнать на этого Януковича и сделать правовое хорошее государство. Ну и что? Задумали одно, а получили другое. Пришли те же, кто были".

Анна Сандалова, волонтер фонда "Поддержи армию Украины": "Янукович собирался поменять наши планы, всей страны, своим каким-то решением, оно очень четко не понравилось. И то, что дальше начало происходить, оно не нравилось все больше и больше. Стало понятно, что в таком мы жить не будем. Надо это менять".


Анна отвечала за коммуникации в оргкомитете Евро-2012. Теперь стадион “Донбас-арена” закрыт, а сам Донбасс – арена военных действий, а Анна ушла из бизнеса.

Анна Сандалова: "Меняются ценности – мы перестали быть потребительским обществом. Перестали думать только о том, как заработать и потратить деньги. Я по себе помню: мой уход с работы –  это была определенная усталость от того, что я чем-то не тем живу. Я зарабатываю деньги и их трачу, теряю какую-то другую жизнь".

Арсений Финберг, координатор центра помощи вынужденным переселенцам. Каждый день в 12 здесь открывают двери тем, кто бежал от войны. Через эти три окна прошло уже больше 20 тысяч человек. Арсений говорит, что все его знакомые из малого бизнеса сейчас переключились на волонтёрство. Просто потому что бизнес встал из-за войны.

Арсений Финберг: "Я владелец компании "Интересный Киев", я занимаюсь экскурсиями по Киеву"

– Как бизнес?

Арсений Финберг: "К сожалению, я потерял очень большое количество туристов, потому что в Киеве 70% туристов были из Москвы и Питера, сейчас туристов вообще нет в Украине, туристы редко идут туда, где стреляют. Каждую неделю 10-15 экскурсий проходят. Раньше было больше. Бизнес страдает от войны. Турист не едет в страну, где идёт война. У нас идёт война".


На войну не едут не только туристы, но и инвестиции. Война откусила 20% экономики и обрушила курс украинской гривны к доллару в 2,5 раза. Банки закрываются, у предприятий нет денег оплачивать сырье. По данным Союза промышленников и предпринимателей, бизнесмены активно выводят средства из страны. Это следствие Майдана. Но есть и еще одно следствие - прослойка людей, которые пытаются сломать старую систему своими силами.

Сергей Гусовский: "Очень важна  способность жителей страны не заснуть, и сегодня это проявляется у каждого по-своему. Кто-то в волонтерском движении активно участвует, кто-то на войну идет добровольцем участвовать в боевых действиях, кто-то в этих "авгиевых конюшнях" Верховной Рады. Каждый занимается в меру сил и доступных средств"

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.