Как село в Мордовии стало главным поставщиком боевиков в Сирию

Репортаж Дождя
22 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В селе Белозерье на три тысячи населения приходится 13 террористов. И это число всё растет. Почему именно Мордовия становится главным поставщиком боевиков в запрещенное в России «Исламское государство», смотрите в репортаже Сергея Ерженкова.

Есть в Мордовии село: там девять мечетей и всего одна школа. То село Белозерьем зовется. По официальным данным на 3 000 жителей села приходится 13 террористов. По неофициальным —  больше 120

Гафур Абдрашитов, глава администрации Белозерьевского сельского поселения: Проживает сейчас у меня на территории три тысячи населения, около 2 970 человек. Первостепенная задача — что всё население белозерское проявляет какой-то, допустим, радикальный характер. У нас нет такого. У нас ведется традиционный ислам.

По данным Росфинмониторинга на трехтысячное село приходится 13 террористов. Бывший функционер РПЦ Роман Селантьев приводит другие, хоть и не официальные цифры:

Роман Силантьев, директор Центра географии религий: По некоторым данным свыше 120. Некоторые из них выехали в ИГИЛ, некоторые стали пособниками ИГИЛа. В общем-то, их можно по всему миру встретить — и в Пакистане они отличались, и в московских терактах 1999 года. Село является рассадником ваххабизма федерального значения.

Летом этого года Саранский суд слушал дело Абдулкарима Янгличева и его дяди, имама Белозерской мечети Равиля Абдуллова. Янгличев, которому сейчас 34 года, уехал на учебу в Египет, а оттуда попал в Сирию. Воюет в составе группировки «Фронта ан-Нусра», которая является филиалом «Аль-Каеды» в Сирии и запрещена не территории России.  В материалах дела имеется прослушка его телефонных разговоров с Рамилем Абдулловым:

Короче, у меня первый бой был серьезный, черт на ухо шептал: «Беги! Брось!». Я еще думаю: сейчас где-нибудь шахидом стану. Двеннадцать лет я просил у Всевышнего определить путь. Говорил: «Всевышний, не забирай меня просто так, дай мне предстать шахидом».

Уже из Сирии Янгличев просит Абдуллова переслать ему деньги: сначала на оружие, а потом на билет для будущей жены, с которой познакомился в интернете:

— Короче, ей на дорогу нужно восемь тысяч. У неё денег нет, семья против. Семья русская, невежды, понимаешь?

— Абдулкарим, без проблем, если на то воля Аллаха.

—Дядя Равиль, если со мной что-то будет, ты эти деньги не держи, отправь их всё равно на джихад.

Абдуллова за финансирование терроризма приговорили к пяти годам, Янгличева объявили в международный розыск. О нем в селе осталась недобрая слава.

Рашид Халиков, муфтий Мордовии с 2001 по 2011 годы: Есть информация, что он употреблял наркотики, вел не очень хорошую, непорядочную жизнь. Мечети почти не посещал или посещал только по праздникам. А потом приходит информация, что этот человек уехал в другую страну и приглашает односельчан ему помочь, с ним воссоединиться.

Рашид Халиков рассказывает о том, как появился в их селе ваххабизм. В середине 90-х в Белозерье приезжает русский мусульманин Олег Марушкин. О нем известно немногое: уроженец Астрахани, ислам принял во время войны в Афганистане.

Рашид Халиков: Они его звали Абузар, на самом деле Олег Марушкин. С его приезда в наше село началось много событий. Они оставили следы, они пока не исчезают.

О зарождении ваххабизма написана целая научная работа. Её автор Марат Салимов предложил интересную концепцию.

Марат Салимов: Молодежь белозерская, которая в основном образования не получила, но с коммерцией была связана. Много группировок было, банд, а республика Мордовия вообще была на первом месте по криминалитету. А вот этот, который приехал, он действительно под это ещё и идеологическую основу сделал. То есть они и так с оружием, и так бандитизмом занимаются, а он ещё говорит: это хорошо, ислам это дозволяет, просто нужно быть правильным мусульманином, а они такие неверные.

В 1998 году под давлением местных религиозных лидеров Марушкин уехал из Белозерья. А вслед за ним и его последователи — всего около 60 человек.

Марат Салимов: 20 семей вот так уехало, можно сказать. Понятно, что сейчас их меньше, так как кто-то уже погиб, с другой стороны — дети выросли. Сейчас есть данные о том, что они все перелились в Сирию и там, возможно, принимают участие и в боевых действиях.

Казалось бы — Поволжье, всего 20 километров от Саранска, а впечатление как будто и не Россия вовсе. В магазинах не продается алкоголь, а вот так выглядит урок физкультуры в местной школе:

По слухам Марушкин сейчас проповедует в Бельгии, в печально известном после парижских терактов районе Моленбек. Часть его последователей воюет в Сирии.

Рашид Халиков: Без участия спецслужб не возникает таких групп. Ни здесь, ни в арабских странах — нигде. Ему позволили жить здесь полгода. Можно было изучить его в течение месяца и выгнать, но его оставили. И за полгода он оставил много негативного. Но уехал он только потому, что народ восстал, студенты всем объяснили, что это неправильно.

В день, когда крушение российского самолета над Египтом признали терактом, в Белозерье снова прошли обыски. И кто знает — может, о татарском селе в Мордовии скоро узнают не только в России, но и во всем мире. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.