Рижский бальзам на раны русской интеллигенции. Репортаж Дождя

Репортаж Дождя
2 января 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Мечта об идеальной России. Кто строит «русский мир» в Риге? Выяснял Сергей Ерженков.

Почему Россияне выбирают Ригу и для кого строится новая недвижимость в Латвии? Ситуацию на рынке латвийской недвижимости комментируют председатель правления банка «М2М» Роберт Идельсон и архитектор проекта Z-Towers Андис Силис.

Управление по делам гражданства и миграции в Риге. Еще летом тут стояли очереди, и было не протолкнуться. Однако после 1 сентября народу заметно поубавилось. Причина – изменения условий инвестиционной программы, говорит Сергей, чья работа выступать посредником между латвийской бюрократией и российскими гражданами.  

Теперь, для того чтобы получить вид на жительство, нужно вложить в экономику Латвии по меньшей мере 250 тысяч евро. А в условиях слабеющего рубля эта сумма по карману далеко не каждому. Нефтяников из Уренгоя здесь уже не встретишь.

Банкир Роберт Идельсон помогает россиянам сделать персональный цивилизационный выбор, то есть вывести сначала семью, а потом капитал из России.

Роберт Идельсон, председатель правления банка «М2М»: «Люди приезжают сюда, квартиры покупают, дома, вид на жительство берут, потому что опасаются за то, что происходит и будет происходить в России. Им там некомфортно, им это не нравится. Они боятся за будущее - свое и своих детей, хотят иметь какой-то второй аэродром».  

В таких ситуациях многие просто перестают считать деньги. У страха глаза велики. Сотней больше, сотней меньше – уже неважно! Только бы успеть запрыгнуть на подножку уходящего поезда. 

Роберт Идельсон, председатель правления банка «М2М»: «Если мы посмотрим на российские покупки, то раньше было 150, теперь 250, но основные покупки были все равно выше 250, поэтому с этой точки зрения как раз вряд ли что-то поменялось для россиян».

С 2010 года Латвия заработала на инвестициях свыше одного миллиарда евро. Вид на жительство получили 15,504 человека, из них граждан России чуть больше 10 тысяч. Вроде бы не так много, и называть этот исход массовым будет явным преувеличением. Но масштабы явления начинаешь сознавать, только когда оказываешься здесь, на рижском взморье, где, кажется, поселился весь российский бомонд. Журналисты, писатели, актеры, музыканты - словом, все те гуманитарии, которые хотят жить в Европе, но не хотят отказывать от русского языка.

Семья Эрлихов второй год в Латвии. Двухэтажная квартира, у каждого по рабочему кабинету, и вид на жительство впридачу – все вместе это стоило 150 тысяч евро. Год назад за эти деньги в Москве продавали разве что двушку в Капотне, да и то – если сторгуешься.  

Полина Побережская, жена Евгения Эрлиха: «Вся наша семья - я, муж, мама, ребенок, собака - мы, в общем, прекрасно тут расположились. Наверное, это лучшее расположение за всю нашу жизнь». 

Как только появилась возможность легализоваться в Европе, остаться здесь жить и работать, – они сразу же ей воспользовались. Евгений – корреспондент телеканала RTVI, его жена Полина – дизайнер.

Полина Побережская, жена Евгения Эрлиха: «Для меня, как для человека, выросшего в прямо перпендикулярных домах сибирского города Новосибирск, это все, конечно, необычайная красота. Я хожу тут постоянно, как дурочка, смотрю вверх, и думаю - как же они тут живут и спокойно это воспринимают?!»

До 2006 года Евгений работал на российском телевидении. Частые поездки по регионам, а особенно командировки в Чечню, позволили ему лучше понять страну, в которой он родился и вырос. 

Евгений Эрлих, журналист: «Если бы я там нашел себе работу журналистом, я бы получал существенно больше, чем здесь. Я точно понимаю, что это был бы шанс остаться в профессии, а может, и нет. Но то, что сейчас называется журналистикой в России, к огромному сожалению, в большинстве своем ничего общего с журналистикой не имеет».

Не будь он военным журналистом, возможно, он никогда бы не решился так круто изменить свою жизнь. Из России Евгений уехал именно потому, что слишком хорошо понимал цену, в которую государство оценивает жизнь своих граждан.

Евгений Эрлих, журналист: «Всегда думай о Родине и никогда – о себе! Это матрица России. Ты всегда будешь в России хорошим, когда ты положил за нее жизнь. А сам ты где?»

Что профессия репортер в России больше не востребована, Евгений понял на примере своих коллег. После разгона НТВ как будто весь кислород из воздуха выкачали, и дальше было только хуже. Оставаться в этой спертой, удушливой атмосфере стало невыносимо. 

Евгений Эрлих, журналист: «Первое, что сделал Путин, - он, как, извините за сравнение Гитлер, убрал независимую прессу. Убираешь независимую прессу - и дальше делаешь, что хочешь. Я считаю, он разрушил страну, которая шла каким-то своим путем.  Про меня же скажут, что я пятая колонна, но нас история рассудит. А как рассудит - известно. Потому что это обычные уроки истории, которые проходили не раз. Ну давайте пройдем еще раз. Только я удивляюсь, почему каждое поколение россиян проходит этот урок заново». 

Интернет-издание «Медуза ведет» онлайн-трансляцию выступления российского президента. Президент, как и большинство их читателей, в Москве, а они - в Риге, вот такой парадокс. Но это не эмиграция, объясняет шеф-редактор Илья Красильщик, это вынужденная мера, а если так будет угодно истории – то и временная.

Илья Красильщик, журналист: «Самая главная задача была сделать издание, которое юридически не подчиняется российским законам, которые в последнее время стали странными. Отсюда мы можем делать то, что хотим, а из Москвы не можем. Я думаю, я даже уверен, как только станет возможно делать это в Москве, если мы доживем до этого, мы переедем обратно. Это не Герцен и не эмигрантская пресса».    

Бывшая редакция Ленты.ру вслед за своим главным редактором переехала в Ригу. При выборе страны Галина Тимченко учитывала буквально все – от часового пояса, до стоимости аренды офиса, но главным аргументом в пользу Латвии стал язык. 

Галина Тимченко, главред «Медузы»: «Здесь очень много людей говорит по-русски. И вообще Рига остается русскоязычным городом…Ну фифти-фифти. Когда ты говоришь по-русски, ты знаешь, что тебя поймут». Я довольно часто встречаю знакомых на улицах Риге. Из социальных сетей ты узнаешь, что и этот в Риге, и этот, и тот». 

За последние несколько лет Латвия стала отправной точкой для экспансии русской интеллигенции на запад. Рига и особенно Юрмала напоминают Париж после 17 года. В маленькой прибалтийской стране воплотилась мечта об идеальной России. Привычная языковаая среда, плюс приятные европейские бонусы - такие как порядок, вежливые чиновники и верховенство закона. 

Дмитрий Кузьмин, поэт и переводчик: «Может быть это было бы неплохое место для того чтобы попытаться отсюда работать на будущее русской культуры. Потому что если исходить из невеселых сценариев, из того, что все это свинство в России не закончится быстро, то надо думать о том, как через 10-15 лет что-то донести. Чтобы оно не пропало, не погибло и не завяло».

Поэт, издатель литературного журнала «Воздух» и переводчик Дмитрий Кузьмин третий месяц живет в Латвии. Об эмиграции задумывался давно, но решился только в этом году. Последней каплей стали события на Украине и гомофобия, подогретая законотворчеством некоторых депутатов.

Дмитрий Кузьмин, поэт и переводчик: «Отчасти конечно это еще история про то, что у меня особое отношение к Украине. Как для человека, который много занимался переводами украинской поэзии, то есть тем самым для которого украинская культура – это не пустой звук. Ну и потом вот эти вот цифры 80-85-88 процентов поддержки правящего режима. И те 85 процентов населения, которые поддерживают оккупацию Крыма, это те же 85 процентов, которые поддерживали борьбу с пропагандой гомосексуализма».

Дом выбрали всего за неделю. Спешили до рождения ребенка. Не хотелось, чтобы Ева-Елеонора появлялась на свет там, где личная жизнь граждан – предмет государственных интересов. И где неизбежно возник бы вопрос, почему так оказалось, что у ребенка не один, а целых два папы.

Дмитрий Кузьмин, поэт и переводчик: «Это было самое близкое к Риге место, где можно было купит жилье за минимальную до сентября цену. Потому что Рига и окрестности - это вдвое больше. Поэтому это такое особое место, где за вычетом Риги и Юрмалы больше всего эмигрантов».

Со временем Кузьмин планирует организовать в своем доме что-то вроде литературного салона. Это будет площадка для диалога двух культур – русской и латышской. По мнению поэта, кремлевский концепт Русского мира нуждается в альтернативе. 

Дмитрий Кузьмин, поэт и переводчик: «Русский мир он действительно есть, просто это совсем не такая гнусная устрашающая хреновина, как то, что нам под этим названием впаривают из Кремля. И какой-то там читатель, связанный с русской традицией, тоже есть где угодно. Русские за границей живут давно. Другое дело, где возможна какая-то критическая концентрация этого, где можно устраивать какие-то плацдармы».

Директор Русского театра драмы хвалит Министерство культуры Латвии за поддержку. Эдуард Цеховал не понимает, откуда берутся все эти небылицы – будто русскую культуру кто-то ущемляет.

Эдуард Цеховал, директор «Русского театра драмы имени Чехова»: «Министерство культуры дало деньги на всю аппаратуру, на отделку, а на остальное - рижская дума. Это, сейчас скажу, 25 миллионов евро. И все сделано сусальным золотом, то есть латыши сделали все, как надо». 

В последние годы Русский театр очень востребован – что ни спектакль, то аншлаг. Отчасти этот успех можно объяснить притоком российских граждан.

Эдуард Цеховал, директор «Русского театра драмы имени Чехова»: «Вот эти активные зрители, которые иногда мне звонят, говорят, что теперь мы получили вид на жительство, хотим в театр, билетов нет. Они как-то выходят на меня через общих знакомых».

Цеховал и сам когда-то променял родной Омск на Ригу. Выучил язык и стал полноправным гражданином. Поэтому желание многих российских гуманитариев эмигрировать в Латвию ему понятно.

Эдуард Цеховал, директор «Русского театра драмы имени Чехова»: «Кстати, после 17 года сюда тоже приезжали деятели культуры. Но они бежали, бежали от того режима, когда был сталинский террор. Здесь был Михаил Чехов, здесь был Кочалов, Юровский, это те фамилии, который составляют гордость русского театра». 

В этом году главным театральным событием года для Латвии стали спектакли Кирилла Серебренникова.

Кирилл Серебренников, режиссер: «Тут спокойно, поэтому я рад, что я уехал, потому что в Москве такой концентрации не удалось бы, потому что там все хватают, дергают, разрывают. А тут есть возможность заниматься Гоголем, языком, спектаклем». 

Заслуги Серебренникова отметили на самом высоком уровне. Мэр Риги Нил Ушаков вручил ему награду Рижанин года. 

Сложно сказать, продолжит ли Серебренников ставить спектакли в Риге, или вернется обратно в Россию, где ему нередко приходиться слышать упреки в непатриотичности. Но одно можно сказать точно – латвийский зритель его принял.

Поговаривают, в следующем году фестиваль «Новая волна» из Юрмалы передислоцируется в Крым. В обратном направлении – из России в Латвию – проследует «Артдокфест», которому министр культуры Мединский отказал в финансировании. И в этом – вся разница.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.