Бизнес после революции: почему власть борется против предпринимателей в Крыму

29 марта 2016
11 441

Ресторан, виноградник, устричная ферма. Репортаж Родиона Чепеля об особенностях ведения бизнеса в Крыму.
 

Ресторатор Олег Николаев рассказывает, что когда он переехал в Крым, то подумал, что нужно пропагандировать то место, где ты живешь.  

Ресторан местной еды — вот в чем идеология. Пропаганда терруара — места, где ты живешь.

Ресторатор Олег Николаев на большой земле занимался недвижимостью, а когда шесть лет назад перебрался в Крым, не предполагал, что станет ресторатором.

Он рассказывает, что когда с семьей перебрался в Севастополь, первое, что бросилось в глаза — это  большая проблема с мусором.

Тогда Олег создал сайт, на котором собирал информацию о свалках:

Какой-то сознательный человек находит несанкционирвоанную свалку, фотографирует и размещает фото на сайте, второй голосует за ликвидацию, потом третий, когда свалка набирает 100 голосов, Сева берется за дело.

Портал вылился в целое движение — горожане стали объединяться в группы, чтобы убирать город вручную.

Параллельно, чтобы пропагандировать любовь к Крыму, Олег решил сделать ресторан, где блюда готовятся из местных продуктов.

Идея ресторана в том, чтобы показать, как здесь прекрасно жить и какие здесь прекрасные продукты.

Чтобы показать, какие в Крыму можно производить продукты, другой предприниматель Олег Репин отвез нас на свой виноградник — это 15 минут езды от Севастополя.

В 2011 году профессиональный винодел привез саженцы из Франции, чтобы самому вручную заняться производством собственного вина.

Олег Репин: Процесс очень долгий и затратный, ты сажаешь виноградники, на четвертый год получаешь первый урожай, а если говорить о вине, то уйдет еще 3-4 года на винификацию, на подбор технологий. Поэтому, если мы принимаем решение заняться винодельческим бизнесом, то первый результат получим через 7-8 лет.

Первый урожай Олег получил уже в России, но тут выяснилось, что делать вино он не может.

Николай Саблин, глава Ассоциации фермеров и землевладельцев Крыма: На федеральном уровне приняли ряд поправок в закон, которые существенно должны были облегчить получение лицензии для фермеров. Но форма получения лицензии не доведена до конца, порядок ее получения не определен. Что такое регистрация многолетних насаждений? Никто не ведёт эту регистрацию. А как получить лицензию без справки о том, что у тебя есть виноградник?

В итоге Олег делает вино под своей торговой маркой на другом предприятии и ждёт, пока чиновники смогут выдать ему лицензию. 

Сергей Кулик — еще один местный фермер. Подробно о том, как он выращивает мидии и устрицы, смотрите в репортаже: Как «отжимают» устричную ферму в Крыму.

Кулик хочет сделать береговую базу — и тогда запустить производство в промышленном масштабе. В свой проект он уже вложил 2,5 млн долларов. Но причал и акваторию он арендовал на Украине, а в России это оказалось невозможно.

Сергей Кулик: ФАНО, Федеральное агентство научных организаций. Это федералы, Москва. Им должны передать эти 14 гектар морского гидрофизического полигона, который еще до сих пор не передали, потому что он находится в казне республики Крым, и в которых находятся моих 375 метров. Так вот ФАНО мне официально ответило: «Мы тебя там не видим, выматывайся из акватории, из нашего там 197 режимной».

На запрос Дождя Федеральное агентство научных организаций прислало письмо:

Прилегающая акватория полигона выделена в режимный район № 197, который был закрыт для плавания всех судов и предназначен для проведения специальных прикладных и поисковых работ. в закрытом для доступа третьих лиц режиме.

Кроме того, строения на причале мешают работать радиотелескопу, а он задействован в системе ГЛОНАСС. При этом, акваторию вокруг Росрыболовство уже продало на конкурсе, о котором Кулик узнал позже:

Виктор Ашарин, руководитель управления аквакультуры Росрыболовства: Участки, которые были разыграны на аукционе Федеральным агентством по рыболовству, не попадают в запретное пространство и находятся на удалении не менее 500 метров от того участка, где располагается участок «Яхонт ЛТД», то есть за пределами запретного пространства. Они более сформированы, комиссионно установлены границы, и были выставлены на аукцион. В аукционе победила компания «Крымские морепродукты», насколько я сейчас помню. Не заявлялся Кулик на участие в этом аукционе, причины мне не известны.

Компанию «Крымские морепродукты» учредил Роберт Стабблбайн — один из создателей «Яндекса». Кулик называет это угрозой национальной безопасности.

Сергей Кулик: С помощью Росрыболовства американец взял 200 гектар вокруг меня и не дает дальше развиваться.  А Росрыболовство поощряет это дело. Я не знаю, на каких основаниях оно у него на поводу, но если я один на 2000 километров на южный берег Крыма, пожалуйста, отойдите три-четыре километра и делайте то же самое. Нет, надо залезть именно на мою территорию, там где я хотел расширяться и где я уже подал еще в апреле 2015 года на расширение с 5 гектар до 20 гектар. Поэтому я считаю, обвиняю Росрыболовство в сговоре с американцем.

За советом Сергей ходил на встречу с бизнес-омбудсменом Титовым, но тот лишь пообещал внести изменения в законы, чтобы арендатор акватории мог перезаключать договор без конкурса.

С Титовым встречался и Олег Николаев, но уже по партийной линии. Новая партия бизнес-омбудсмена для него — дорога в большую политику.

Олег Николаев: Мне нужно выигрывать выборы и заходить в Госдуму, то есть вот этот путь, по которому я два года шел, привел меня к мысли, что нужно идти во власть для того, чтобы что-то изменить. То есть не находясь внутри, ты ничего не сможешь изменить. Ты можешь на что-то влиять, но это не кардинальная история, ты кардинально ничего не поменяешь.

Политика для него началась с мусора, а потом была революция февраля и марта 2014. Тогда он поддержал народного мэра Севастополя Алексея Чалого.

Олег Николаев: А дальше — революция, меня это все увлекло. Я познакомился с Алексеем Михайловичем Чалым. Потом, как вы знаете, произошла передача власти от Чалого к Меняйло. Я уже в то время был рядом с ними. Потом, когда надежды, что мы сможем превратить Севастополь в город нашей мечты, разрушились, было принято решение идти на выборы. Вот так я попал в политику.

Николаев помогал Чалому провести сторонников в местный парламент. После во власти случился раскол. Чалый критиковал губернатора Севастополя Сергея Меняйло за неэффективность: в городе создана свободная экономическая зона, но нет ни одного инвестора. В результате революции избавились от украинскую коррупции, но получили российскую. Олег тогда был среди организаторов митинга против Меняйло. Митинг запретили, но бизнесмены собрали 22,5 тысяч подписей под обращением, которое 1 сентября 2015 года доставили в администрацию президента.

Олег Николаев:  Это уже было в сентябре, а в момент, когда мы их начали собирать, и когда состоялась встреча в Кремле Алексея Михайловича, губернатора, полпреда и сенаторов, буквально в этот же день ко мне приехала проверка.

От политики пострадал бизнес. Проверки Роспотребнадзора и других органов, давление на владельцев помещении — всё это Николаев называет местью за то, что критикует губернатора Меняйло.

Олег Николаев: Я на самом деле уверен, что они со мной ничего не сделают, они не смогут меня поломать. Я это губернатору сказал в лицо, что «у тебя ничего не получится со мной». Потому что действуют они крайне безграмотно и незаконно.

В итоге владелец здания со сказочным видом выселяет Олега и его ресторан, а тот защищается в суде и параллельно запустил новый проект — фуд-трак, чтобы сохранить для своей команды рабочие места. Он продолжает верить, что сможет что-то изменить,  и что неэффективная бюрократия и коррупция, откаты и распилы — это временно, хотя бы на отдельно взятом полуострове.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю