За что на Деда Мороза подают в суд? Как главная новогодняя сказка оказалась на грани банкротства? Новогоднее расследование ДОЖДЯ

Репортаж Дождя
26 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

За что на Деда Мороза подают в суд? Новогоднее расследование ДОЖДЯ.

Нам удалось первыми попасть на пресс-конференцию одного из главных ньюсмейкеров года. Она проходила – нет, нет в конференц-зале Центра международной торговли в Москве, и не в берлинском Музее стены. В деревянном тереме под древним торговым русским городом Великим Устюгом.

Дед Мороз: Вот сегодня только на денечек вырвался домой, а так - у меня новогоднее путешествие.

Это, кажется, как раз то путешествие, в рамках которого детей сдерживали металлическими заграждениями. А вы думали, в сказку попали?

Дед мороз: А с олимпийским факелом - выпала честь, в городе Вологде.

Факел, правда, чуть не спалил всю бороду, новый костюмчик, а заодно и тройку лошадей. Но дед мороз даже не растаял, и продолжил сказочную медиаактивность – вот только последние новости: Дед Мороз строит резиденцию в олимпийском Сочи, Дед Мороз будет судится с теми, кто использует его бренд, В Курске провели конкурс детского рисунка «Дед Мороз – Единоросс», ну и, конечно – «российский» Дед Мороз занял вторую строчку в рейтинге самых богатых сказочных персонажей Европы - его резиденцию оценили в 2 млн долларов». Сказочный дед пиарится не хуже какого-нибудь депутата Госдумы. Глава его  администрации – местного дома культуры, говорит, что так Дед повышает узнаваемость бренда: по числу туристов он конкурирует с городами «Золотого кольца».

Вера Воробьева, директор Дома Деда Мороза: В совокупности у нас было 129 тысяч по всем объектам, нормальная рабочая цифра, берем планку выше.

Один из создателей дела мороза Владимир Кадамкин уверен, что нынешние владельцы просто скрывают реальные цифры – чтобы проект казался успешным. На самом деле цифры – в десять раз меньше, и падают с каждым годом. Дед Мороз на грани банкротства.

Владимир Кадамкин, директор Новаторского ЛПК: Все называют 150-200, а это ошибка, потому что 28.10 один турист в 10 объектов зашел, и вышло 10 человек. И такой подсчет идет. Сами себя обманывают.

В 1920-х проект Санта Клаус начался с рекламной кампании Кока-Кола, и теперь этот бренд никому не принадлежит, но стоит в разы дороже Apple. Российский проект дед мороз начинался в 90-х. Тогда главного сказочного персонажа решили поселить в Лапландском биосферном заповеднике в Мурманской области. Что родиной Деда Мороза будет Великий Устюг, решил Юрий Лужков. Мэр Москвы хотел в федеральную политику, запускал партию «Отечество» и хотел поддержки в Вологодской области. Здесь никто не бился за клиента –  работала советская система: Лужков присылал из Москвы целые поезда со школьными группами желающих полюбоваться на родину Деда Мороза. Владимир Кадамкин – директор крупнейшего местного предприятия – леспромхоза – эти тысячи школьников принимал в Великом Устюге.

Владимир Кадамкин, директор Новаторского ЛПК: Любой проект, если вот так уже смотреть на ошибках прошлых лет, любой проект должен основывается на серьезных проработках. Потому что город был практически не готов к массовому приему гостей. Общепита не было, гостиниц не было. Объектов показов нет, есть один бренд и все.

Объекты стали строить, а для раскрутки запустили почту Деда Мороза. В 98-ом быстро выяснилось, что это - не праздничный, а социальный проект. Люди готовы были верить во что угодно, даже в сказку

Владимир Кадамкин, директор Новаторского ЛПК: Письма было просто страшно читать. Было столько проблемных писем. Людям просто надо было помогать. Когда он понимает что ему некуда обратиться, когда его жизнь приперла к стенке, он обращается к Деду Морозу.  Таких писем было очень много. Когда парень с Бурятии пишет, я 6-ой в семье, я собираю мерзлую картошку в гараже и кормлю своих младших братьев.

Пиарщиками бренда стал местный партхозактив: директор леспромхоза и три школьных учительницы. За ивенты отвечал местный дом культуры, а брендменеджером стал лично губернатор области Вячеслав Позгалев, занимавший должность 15 лет. Но в 2010 сняли автора проекта Юрия Лужкова, а в 2011 после провальных 40% “Единой России” на выборах ушел Позгалёв. И партхозактив стал делить прибыльные активы Деда Мороза. К этому времени в город уже вложили почти 2 млрд рублей

Владимир Кадамкин, директор Новаторского ЛПК: Когда был придуман проект, была только одна гостиница и один ресторан в ВУ, сегодня это порядка 30 ресторанов, кафе, и при каждой гостинице - своя инфраструктура. Сегодня благодаря проекту живет целый маленький город.

Сейчас сердце бизнес-империи дедушки - 40 га в 12 км от Великого Устюга. Это «Вотчина Деда Мороза», ее и оценили недавно в 2 млн долларов. Центр - Дом Деда Мороза. Он принадлежит и управляется одноименной бюджетной организацией. Фактически это – местный дом культуры, который развлекает туристов и зарабатывает: фирме принадлежат гостиницы и различные аттракционы – кузница,  тропа сказок и игровые программы со сказочными персонажами. Компания «Вотчина» занимается инженерным обслуживанием всей вотчины, ей же принадлежат несколько коттеджей и развлекательные объекты: «Зимний сад» и «Ледник Деда мороза».  Рядом с вотчиной – большой современный зоопарк, филиал Московского зоопарка. Еще один собственник – ОАО «Дед Мороз», учрежденное правительством области. Она зарабатывает на экскурсиях в вотчину, товарном знаке «Дед Мороз из Великого Устюга» и проекте «Почта Деда Мороза». Очередь к Деду Морозу в Новый Год похожа на очередь к мавзолею в майские праздники.

Владимир Кадамкин, директор Новаторского ЛПК: За Новый Год мы делаем чистую антирекламу проекту. Там 6 тыс. заходит - ни пообщаться ребенку, ничего.

Зато после новогодних каникул целый год город и резиденция пустуют, северные олени в зоопарке отвыкают от людей. Директора ОАО «Дед Мороз» бывшую школьную учительницу и секретаря горкома комсомола Татьяну Муромцеву обвиняют в том, что монополизировала бренд. Недавно администрация области отдала фирме в собственность две гостиницы, детский оздоровительный корпус и городскую резиденцию Деда Мороза, а вместе с ними - и право продавать билеты в вотчину.

Татьяна УДАЧИНА, директор ООО «Туристическое агентство «Устюг-тур»: Какие-то начались совершенно удивительные вещи. Передают право продажи билетов в вотчину предприятия туристическому, у которого там практики ничего нет. Почему турфирма должна продавать другой турфирме входной билет в вотчину? Мы не согласились, я написала заявление в антимонопольный комитет, нарушение закона РФ о защите конкуренции.

Сама Татьяна Муромцева отрицает обвинения и объясняет – оборот ее фирмы – 100 млн. рублей в год, зарабатывает она на продаже товарного знака - бренд она оценила в 30 млрд рублей.

Татьяна Муромцева, директор турфирмы ОАО «Дед Мороз»: А АО ДМ в 98 создали для организации туризма, для того чтобы запатентовать товарные знаки, что мы и сделали. Интерес к товарному знаку возрастает, сейчас его используют мороженое, молочная продукция, конфитюр, Они мне платят ежемесячно за использование торгового знака…Мы можем с ними договориться либо продукцией -  из ста тысяч пусть 20 тысяч коробочек будут у меня бесплатно.

После нескольких судов все остальные Деды Морозы - от мурманского до якутского - заключили с главным российским партнёрские соглашения. Никто не спорит, что всероссийский дед только один. Правда, партнёрские соглашения не приносят ему денег - здесь по старинке ездят на ПАЗиках, а главный аттракцион - как и следует провинциальному дому культуры, игра “отгадай мелодию” со сказочной феей и катание в упряжке хаски. Главный пиарпроект Деда мороза – его почта. ОАО “Почта Деда Мороза” - дочка ОАО “Дед Мороз” - занимает небольшой особняк рядом с городским офисом Деда Мороза.

Людмила Суранова, директор «Почты Деда Мороза»: Здесь только лишь всего наверное может быть 1% от поступивших писем. 2.35. Примерно в год приходит 200 тысяч писем. 3.23. Вот 50 таких мешков приходит к нам с 10 декабря.

Директор почты жалуется, что каждый год ответы от Деда Мороза получает всё меньше детей. Она посчитала – каждое ответное письмо стоит 43 рубля, все 200 тысяч ответов – почти 9 млн рублей в год. Такие деньги «Почта Деда Мороза» могла бы найти, если бы зарабатывала на своем товарном знаке – письмо Деда Мороза. Но тут вмешалась владелица «Почты» Муромцева.

Людмила Суранова, директор «Почты Деда Мороза»: У нас есть товарный знак - письмо и подарок от ДМ ИЗ ВУ. По очень сильному настоянию моего учредителя мы вынуждены были заключить исключительных договор с фирмой из Москвы с тур фирмой Орфей, есть у них предприятие «поздравительная почта». А найти партнеров я не имею права потому что у них исключительных договор.

Руководство фирмы «Орфей» активно участвует в работе координационного совета партии «Единая Россия». Лишив Почту деда мороза способа заработать, Муромцева нашла своему проекту новую политическую ориентацию.

Олесия Плаксина, лидер движения «РАД Жизни в России!» (Единая Россия): Мы этот проект в партии представляли, как чтобы партия Единая Россия поддержала, что надо поддерживать нашего Деда Мороза... а не Санту, не западные ценности...  Франц Клинцевич поддержал, мы отправляли подарки в детдома, Железняк поддержал.

В итоге сама Почта под угрозой закрытия: дети вряд ли получат ответ от деда мороза в этом году, зато Дед Мороз пропагандирует правильные патриотические ценности, окончательно перейдя из лужковского «Отечества»  в «Единую Россию». Местные турфирмы жалуются на Муромцеву в ФАС, а красноярский предприниматель Медведев подал на нее в суд за то, что она фактически приватизировала фольклорного героя. Суд принял заявление Медведева, но Муромцева объясняет – сам Дед Мороз не принадлежит никому. Ее товарный знак - это не сам Дед Мороз, а его стилизованное изображение и текст «Дед мороз из Великого Устюга». В ее городе под этим знаком продаётся всё - от обувных щеток до горнолыжных костюмов, от йогуртов до берестяных сувениров. Правда, продаётся только 20 дней в году - в остальное время город впадает в спячку.

За 20 часов в пути по северной железной дороге ваши соседи по купе успевают 3 раза решить, что будет первым - курица или яйцо. Альтернатива всему этому - авиабилет на родину Деда Мороза в Великий Устюг и обратно, который стоит как билет на родину Владимира Познера – в Париж. Где-то за лесом остаётся Дед Мороз - первый бренд, который создавался не брендбуками и гайдлайнами, а административно-командной системой, которая хорошо работает на комсомольских стройках, но не подходит для сказки.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.