Яма для Хоттабыча: кто устроил охоту на историка ГУЛАГа, что не так с экспертами по его делу и при чем тут ФСБ

25 044 0

Хоттабыч — карельский историк Юрий Дмитриев. Практически в одиночку он обнаружил крупнейшее массовое захоронение казненных еще при Сталине «врагов народа» Сандармох и сделал его международным мемориалом, куда каждый год приезжают тысячи людей в поисках казненных родных. Но в декабре прошлого года Дмитриеву предъявили обвинение по страшной статье — «изготовление порнографии с участием несовершеннолетних». Дело крайне сомнительное, настолько сомнительное, что в его защиту выступили десятки заметных людей — от Вениамина Смехова до Ирины Прохоровой. Приговор уже должны были вынести, но перенесли. Илья Шепелин и Семен Закружный несколько месяцев изучали все обстоятельства «дела Хоттабыча», которые вы можете узнать из Репортажа Дождя.

Началось все с того, что приемную дочь историка Юрия Дмитриева Наташу забрали из школы органы опеки, а самого Дмитриева по анонимному доносу отправили в СИЗО. Ему вменили жуткую статью — изготовление детской порнографии, для которого он, якобы, использовал приемную дочь.

Екатерина Клодт, старшая дочь Юрия Дмитриева: Он позвонил мне: знаешь, Катя, а мне светит от 8 до 15. Я спрашиваю: чего, дней? Верите, нет, я была в шоке, 8-15 дней, он просидит, это ни в какие ворота не лезло. А он мне говорит: лет. Всё, я даже не могу передать вам своё состояние.

Старшей дочери, Кате, Дмитриева оставили только короткие гудки в телефонной трубке. Следователь сообщил ей, что у него был тяжелой день, он устал и хочет спать.

Екатерина Клодт, старшая дочь Юрия Дмитриева: Вы понимаете, что я тоже хочу спать, я хочу, чтобы мой папа спал дома. Вы как себе это представляете? Он ростом и телосложением с меня, а вы пихаете его туда. Это страх, это позор — облить человека грязью на всю семью.

Так началось уголовное дело Дмитриева, которое грозит оборвать дело всей его жизни — работу историка-самоучки, сделавшего в одиночку больше многих официальных институтов. Вернувшего имена и судьбы тысячам людей, расстрелянным втайне от родственников и закопанным в давно затерянных братских могилах.

Борис Гребенщиков, музыкант: Я обращаюсь к вам с просьбой взять под свой особый контроль дело Юрия Дмитриева. То, что он делает необходимо для России.

Ирина Прохорова, глава издательства «Новое литературное обозрение»: Если мы хотим дать нашему молодому поколению положительных персонажей и героев — одним из главных был бы Юрий Дмитриев.

Леонид Федоров, музыкант: О герое нашего времени, самом настоящем герое нашего времени, Юрии Алексеевиче Дмитриеве.

Увы, в новостях о Дмитриеве заговорили, только когда он оказался перед угрозой длительного заключения. Но несмотря на зловещие обвинения, за тщедушного старика с запущенной внешностью вступились самые известные актеры, музыканты, писатели, записавшие десятки обращений к главе верховного суда.

Вениамин Смехов, актер: Дмитриев — это подвижник, человек который спасает честь отечества, который не дает забыться жертвам преступлений.

Александр Архангельский, ведущий телеканала «Культура»: У меня нет никакого сомнения в том, что вменяемого ему преступления он не совершал.

Дмитрий Быков, писатель: Люди, которые сами по себе с грязным сознанием взялись Дмтриева компрометировать.

Евгений Цыганов, актер: Есть опасения, что обвинения, выдвинутые против Юрия Дмитриева, сфабрикованы.

Андрей Звягинцев, режиссер: Обвинить человека в чем бы то ни было, как мы знаем, в нашей практике, практике российских реалий, — совершенно элементарная мера.

Андрей Звягинцев, кажется, знает, о чем говорит. Судьба Дмитриева в один день будто превратилась в сценарий очередного фильма этого режиссера. А его кино никогда не заканчивается хорошо. Тем более в этом сюжете, как и в финале «Нелюбви», с интонацией прокурора заговорили журналисты ВГТРК .

Эфир «России 24», 10 января 2017 года: Стоит поговорить о реакции со стороны тех, кто задержание считает провокацией со стороны властей. Куда сложнее понять людей, которые не разобравшись, что к чему, бросились отстаивать Дмитриева и выставлять его чуть ли не святым.

На компьютере историка следователи обнаружили фотографии 13-летней приемной дочки и обвинили его не просто в тяжком, а омерзительном преступлении. Для посторонних людей это звучит как минимум неоднознано. Сам Дмитриев в суде подтвердил, что фотографировал Наташу, но пояснил: делал он это для органов опеки.

Сергей Кривенко, член Совета при президенте по правам человека: Рассмотрение дела показывает, что в реальности за обвинением ничего не стоит.

Кто же такой Юрий Дмитриев? Если десятки уважаемых людей отказались верить в его виновность, даже не испугавшись того, какая на них может лечь тень от мрачной статьи, по которой Дмитриева судят. Так как процесс закрытый, а сам Дмитриев девятый месяц содержится под стражей, единственный способ связи с ним — это письма.

Из письма Юрия Дмитриева: Не могу терпеть ложь. Государственную или газетную. Сам перестал врать лет тридцать назад. Думаете с таким взглядом на жизнь в нашей стране легко жить? Оказалось что не очень. Страна, живущая ложной историей не сможет найти правильный путь развития.

Лучше горькая правда, чем красивая ложь. Эту поговорку мне часто приводил мой отец. В ответ на мои очередные фантазии по поводу моих каких-нибудь художеств (прогулянной школы, разбитых окон или порванных штанов). И в конце концов он убедил меня в этом.

Дмитриев говорит, что разучился врать, когда 30 лет назад с милицей, прокурором и депутатами впервые оказался на месте ямы, где штабелями лежали скелеты и черепа с аккуратными дырочками от пуль. Он настоял на том, чтобы их отпели и захоронили «по-людски».

Анатолий Разумов, глава петербургского отделения «Мемориала»: Мы оба пришли к этому как к памяти о войне. Почему всё помним о войне, а куда все эти пропали? Мы с Юрой этого просто не понимали.

Когда Дмитриев вместе с отцом ехал с кладбища, тот признался, что дед тоже погиб в лагере, а не на войне, как было принято говорить в семье прежде. И в голове Дмитриева что-то щелкнуло: в одной только Карелии наверняка существуют еще сотни таких могил, куда сбросили тела убитых, чтобы поскорее спрятать всякую память о страшной казни.

Анатолий Разумов, глава петербургского отделения «Мемориала»: Каково ходить с Дмитриевым в поход? Юрий собран, неприхотлив и его интересует только работа. Ночь — это просто короткое время для передышки. Утром — все, поднялись, работа. И всегда с нами была собака. Если были какие-то сведения о военных погребениях, он и в этом участвовал, делал могилки, погребения. Он этим занимался летом, а зимой не отходил от компьютера.

Юрий Дмитриев, 2011 год: После Сандормоха на машину и по районам республику. 600 км на машину, 600 ногами. Найти спецпоселки, их данные — загрузить в gps. Поверьте ваших земляков там много.

Дмитриев бросил работу на заводе, завел поисковую собаку Ведьму и отпустил причудливую вытянутую бороду. Так он обрел прозвище — из-за сходства со стариком Хоттабычем из советской сказки. Ершистый и прямолинейный Дмитриев, наверное, казался таким же чудаком, как и джин, выпрыгнувший из бутылки в советский быт.

Из письма Юрия Дмитриева: У Урсулы Ле Гуин я вычитал фразу о том, что чем больше человек наполняется знаниями, тем меньший выбор у него остается для жизненного пути. В конце концов он делает только то, что должен делать. Прожить жизнь так, чтобы принести пользу людям. И всему человечеству вообще. Для этого я возвращаю народам забытые имена их сыновей, дочерей, возвращаю их спрятанную историю.

Я пытался сплотить людей в один единый народ. По моему убеждению — народом руководить куда как сложнее, чем населением. Народ со своей историей, культурой, традициями, обычаями — такой народ сложно уговорить проголосовать на выборах за «кого положено». Этот народ не будет избирать лидера, которого ему назначают сверху.

Дорога до кладбища Сандармох появилась будто по желанию сказочного старика Хоттабыча. Власти противились ее строительству, но Дмитриеву удалось выслать приглашение на открытие мемориала президенту Ельцину. Ельцин пообещал, что приедет, и дорога образовалась будто сама собой. Президент так и не доехал, но эти места стали собирать паломников со всей страны. За эти 30 лет Дмитриев вернул имена тысячам казненных. Теперь их потомки, сверяясь с книгами памяти, приезжают к еще недавно безымянным могилам и ставят кресты.

Александр Матвеев в 32 года обнаружил в книге памяти Красного бора расстрелянных родственников. У семьи было крепкое крестьянское хозяйство, за это всех репрессировали. Александр установил памятные таблички братьям прадеда. Место убийства самого прадеда до сих пор не установлено. С портретами родственников ежегодно приезжают тысячи человек, собираясь в свой бессмертный полк, которым, впрочем, не принято гордиться на государственных праздниках.

Юрий Дмитриев, 2007 год: В этом месте хорошо ощущаются основные коммунистические тезисы — свобода, равенство, братство. Они свободны были упасть в яму, упасть, как им захотелось. Братство у нас соблюдено, потому что тут расстреляны представители 11 национальностей, 60 конфессий. Учитель математики и крупный инженер, карельский лесоруб и столбовой дворянин. Солдат герой войны 1905 года и генерал. Все они рядышком, вот оно братство. Ну равенство — это у каждого по круглой дырке в голове.

Мемориал Сандармох считается главным открытием Дмитриева. Здесь расстреляли участников так называемого первого Соловецкого этапа. Среди них ученые, инженеры, артисты, солдаты, священники. Почти две тысячи заключенных в октябре 1937 года на трех баржах ушли в неизвестном направлении и пропали.

Юрий Дмитриев, 2007 год: 21, 22, 23 и 24  января 1938 года бригада из трех застрельщиков убивала по 400-450 человек за ночь. Один человек погибает — это трагедия, а когда такое происходит, то никакой войны и не надо. Здесь, считайте целая дивизия захоронена.

Их сочли неисправимыми врагами советской власти, а земля на Соловках была чересчур каменистой, чтобы закапывать их на острове. Через 50 лет первый соловецкий этап обнаружился в списках расстрельных троек НКВД. А в 1997 году Дмитриев нашел их захоронение в Сандармохе.

Из письма Юрия Дмитриева: Когда находишь неизвестное кладбище, это вызывает большой набор чувств. Сначала ищешь, потом находишь неизвестно что, потом исследуешь и только после этого открываешь его для всех людей. На каждом этапе свои чувства. В итоге — удовлетворение тем, что еще несколько сот (тысяч) людей обрели имена и место последнего приюта.

Патриарх Кирилл во время посещения Сандармоха: Прекрасно всё сделали. Храни господь вас всех, очень рад вас видеть, дорогие мои.

Сейчас трудно такое вообразить, но в 2008 году, в год восшествия в высший сан в Сандармох приезжал с молебном патриарх Кирилл. В 20-ые годы за владение свечным заводиком в Соловки отправили его деда, Василия Гундяева.

Патриарх Кирилл: Когда посещаешь Сандармох — понимаешь, что человек может быть святым, а может быть страшным. Неверующий человек может стать зверем, а верующий — никогда

Но еще до начала дела против Дмитриева, руководство РПЦ успело остыть к Сандармоху. Это совпало с позицией властей, которые перестали появляться на днях памяти, а в ФСБ предложили пересмотреть статус мемориала.

Телеканал «Звезда», фильм «Вторая правда Сандармоха», 2015 год: В архивах ФСБ нам показывают по-настоящему уникальные материалы — какие зверства творили финны на Карельской территории.

Историки ФСБ настаивают на том, что большинство похороненных в Сандармохе были убиты не сотрудниками НКВД, а финнами во время войны. Хотя обнародованные документы пока говорят только о десятках казненных, но никак не о тысячах. Не говоря уже о том, как неприятно было слушать слова Дмитриева о войне с Украиной.

Юрий Дмитриев: Воевать с Украиной — для меня нонсенс. До тех пор, пока ты не уважаешь чужую культуру — тебя любой ***** может послать на войну, невзирая на всё остальное прочее. А я не хочу, чтобы ты помирал за чужие грехи, за чужое бабло.

В конце прошлого года, Дмитриев стал твердить, что за ним началась охота.

Екатерина Клодт, старшая дочь Юрия Дмитриева: Вы знаете, он ожидал, в последнее время наверное чего-то. И, ну, он высказывал какие-то свои подозрения, что его там могут  арестовать, что его даже могут убить, или что-то там еще, да. И наверное что-то замечал, я так полагаю, вот. Ждал. Он, то есть он, но понимаете, но не вот обвинения такого, мы точно уж не ожидали. Чтобы его обвинять в таком!

10 декабря прошлого года Дмитриева вызвали к участковому на 4 часа. Когда он вернулся домой, увидел, что предметы лежат не на своих местах. А на следующий день его вызвали в следственный комитет, который вскоре отрапортовал.

Следственный комитет: Расследовано дело местного жителя, обвиняемого в нарушении половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Подвергал приемную дочь неоднократному фотографированию с целью изготовления порнографических материалов.

Екатерина Клодт, дочь Дмитриева: «Предъявляют мне какие-то фотографии, я, — говорит, — сам не понимаю, якобы я их выкладывал в интернет». Я говорю: «В какой интернет?» Я понимаю, что он, знаете, с интернетом на Вы общается. И чтоб какие-то фотографии, там, какие фотографии? Я вообще ничего не понимаю.

Правоохранительные органы сперва пытались доказать, что Дмитриев распространял фотографии своей голой дочери. Это не вышло, и пришлось сосредоточиться на изготовлении порнографии. Хотя распространял только один источник — тот же самый телеканал «Россия 24», у которого каким-то образом оказались фотографии Наташи из материалов закрытого процесса.

Из эфира «России 24»: И что особенно абсурдно, его близкие утверждают, мол, фотосессии были нужны для службы опеки. Но о какой-то логике здесь говорить излишне.

Но набор таких фотографий, пожалуй, может говорить о Дмитриеве, как о странном человеке — каким он, без сомнения, и является. Ординарный человек не потратил бы 30 лет, иногда живя впроголодь, на поиски давно умерших чужих людей. Его друзья этим объясняют профессиональный вывих сознания.

Кроме того, судебную экспертизу материалов дела проводила одиозная организация — «Центр социокультурных экспертиз», выносившая известные заключения по Pussy Riot и религиозным объединениям.

Лев Моисеевич Щеглов, Президент Национального института сексологии: Почему вдруг экспертиза была дана неким центром, где состоят математик и педиатор. А сексолог среди них есть? Нет, в том-то и штука. Если речь идет о фотографиях, где изображена одинокая фигура вне полового контакта, то это автоматические исключение фотографии на порнографическую. Если обнаженная фигура даже с деталями признана порнографической, то это все.

Фотографии были направлены следователям в некоей анонимной жалобе, где не назывался источник снимков. Люди, близко знающие Дмитриева с Наташей, не допускают и мысли о том, что это могли быть отношения не отца и ребенка.

Екатерина Клодт, дочь Дмитриева: Она написала ему письмо, ну на мой адрес домашний, где были картинки нарисованы и написано: «Папа, я тебя люблю». Ну я не отправляла его в СИЗО, я оставила его дома. Когда отпустят, тогда я ему и отдам. Ну я ему все время говорю, когда хожу, что она пишет. Потом она мне писала: «давай я буду писать папе письма, а ты будешь ему их отправлять, или зачитывать, по крайней мере, когда будешь ходить на свидания к нему». И я общаясь с папой, конечно, я вижу его переживания, он всё время говорит, что он очень переживает и я как бы вот какое-то связующее, или как, не знаю даже как себя назвать.

В изоляторе Дмитриеву отстригли свисающие волосы и бороду. Здесь, вдали от поисковых работ, он быстро превратился из старика Хоттабыча в понурого деда. Но теперь те, кто был благодарен ему за 30 лет раскопок и поисков, пытаются откопать его самого.

Из письма Юрия Дмитриева: Поскольку процесс закрытый, в зал никого не пускают. Но мои друзья выстраиваются вдоль стен коридора и аплодируют. Поскольку общаться с подсудимым им запрещено. Где они о таком прочитали или кто им посоветовал — ума не приложу. Но волнительно, не скрою. Тут же стоят судья и прокурор, они эти аплодисменты слышат и видят людей, поддерживающих меня. Я здесь встретил друзей из Москвы, Питера, Воронежа. Странно, что моя скромная персона и моя более чем скромная деятельность заслужили это признание. Так и хочется всем сказать: Ребята, а вы часом не перепутали? Я простой лесной волчара, которому чуть-чуть повезло с нюхом (но это нюх собаки моей Ведьмы). И еще чуть-чуть усидчивый. Ну и упертый. Вот все мои достоинства.

Приемная дочь Дмитриева Наташа сейчас живет у родной бабушки, прежде отказавшейся от нее. А поисковая овчарка Ведьма, сумевшая найти сотни захоронений, — отправлена в ссылку в деревню.

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера