Золото Вагнера. Сколько платят за живых и мертвых наемников, как российские военные компании делят Африку, и кто стоит за новой ЧВК «Патриот»

Рассказы бойцов и их родных в репортаже Лилии Яппаровой
6 июля, 01:17 Лиля Яппарова
89 472

Набор в эту тайную армию уже пять лет идет по всей стране. Ее бойцы живут, придавленные чужой тайной. А семьям погибших приходится вести собственные расследования, чтобы хоть что-то узнать. Как устроен российский рынок спецопераций? Как начиналась и откуда взялась первая российская тайная армия? Расследование Лили Яппаровой о ЧВК Вагнера — военкомате, который поглощает Россию. 

Говорят, в России нет никакой тайной армии – но ее засекреченные солдаты рассказывают, что они появились до сирийской войны и даже до украинской, и их работа продолжается.

В селе Травное Кирилла Карабитского знали все. Вырос в Сибири, погиб в Сирии. На похоронах люди идут бесконечным потоком. Чечня, Грузия, Донбасс – а что сын освобождал еще и Алеппо, Тамара Карабитская узнала с таблички: «Был задействован в освободительной операции против города Алеппо в республике Сирии». Про ЧВК Вагнера здесь ни слова. Хотели, чтобы Кирилл до последней строчки звучал как герой. 

Страна отправляла людей в Сирию еще в 80-х, и 30 лет спустя оказалось, что не зря. Поколение назад ЧВК Вагнера тоже шли на войну, а представлялись ударниками.

Ветеран Сирийской кампании Виктор Висящев воевал так тайно, что Министерство обороны до сих пор не может о нем вспомнить:

«Нам просто говорят: "Вас там нет"»

В молодых наемниках Висящев узнает себя: так же молчали годами, и так же прятались в трюм, проплывая узкий турецкий Босфор. Здесь у половины не осталось отметки в военном билете. Ветераны засекреченных советских войн собираются в Парке Горького каждое 9 мая. Вьетнам, Египет, Куба, Сирия, Ангола – куда-то Россия уже вернулась. Не армией, а ЧВК

 

Частная военная компания Вагнера начиналась шесть лет назад — на второй год сирийской гражданской войны.

Мы встречаемся с Евгением — одним из наемников ЧВК. Тогда ЧВК пока еще называлась «Славянский корпус». Евгению та поездка разрушила карьеру. А вот будущего командира ЧВК «Вагнер» – Дмитрия Уткина — сирийская поездка 2013 года странным образом вознесла. Сердце Сирии, военная база Тифор. Кто-то поставил русский рок. Тогда все – кроме кромки берега в Латакии, Пальмиры и Дамаска – было под террористами. Путаясь в развилках, Евгений вспоминает их маршрут. Когда они подошли к эс-Сухне, город казался пустым – пока на него не стала заворачивать бесконечная колонна боевиков. Где-то за границей кадра Дмитрий Уткин — тогда глава еще не ЧВК, а роты — бомбит машины боевиков. Отступать и рвать нефтяной контракт с сирийцами тогда решили одновременно. Эвакуацию борцов с ИГИЛ тогда согласовывали с МИДом. Во Внуково они вылетают почти героями, но их статус меняется прямо в воздухе. Уголовное дело заводят за три дня до их приземления – обвиняют то ли в трусости, то ли в наемничестве. И не будешь же от обиды рассказывать журналистам, что в рядах «сиволапой ЧВК» вообще-то было девять офицеров ГРУ — так говорит офицер Минобороны и два организатора сирийской поездки.

По словам двух организаторов поездки, «зеленый коридор» наемникам давала ФСБ; даже в Минобороны подтверждают: присутствие «Корпуса» в Сирии было согласовано. Взаимодействие было настолько плотное, говорят в Минобороны, что даже после разгрома ЧВК ее остатки, толковые офицеры, были введены в состав 5-го корпуса сирийской армии, созданного Россией. Частники, которых можно призвать на службу. С 2012 года в Сирии работало несколько таких компаний, утверждает офицер Минобороны, собеседник в военных кругах и генерал-полковник Ивашов.

К моменту арестов представители «Корпуса» уже полтора года ездили в Сирию с ведома военных, говорит офицер Минобороны и один из организаторов ЧВК.

«А люди даже в тюрьме отсидели – за то, что сейчас награждают, за борьбу с международным терроризмом», — говорит Евгений.

«Славянский корпус» начинает превращаться в «ЧВК Вагнера» именно в процессе этого необъяснимого разгрома. В аэропорту их встречают сразу МВД и ФСБ – такой «коктейль», считает один из организаторов «Славянского корпуса», предполагает санкцию администрации президента. А после допросов списки состава ЧВК появляются не только в ФСБ, но и в ГРУ, говорят собеседники и в компании, и в Минобороны.

Лидеров группировки с допросов отвозят в администрацию президента, рассказывает ее бывший сотрудник, офицер Минобороны и представитель самой ЧВК. Именно на основе опыта «Славянского корпуса» в администрации возникает идея создать «группу Вагнера», считают член «Общероссийского офицерского собрания» Евгений Шабаев и генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов.

«Без администрации президента ничего сегодня не решается, и поэтому людей зазывают, отбирают самых подготовленных», — считает Ивашов.

На мутацию «Славянского корпуса» в «ЧВК Вагнера» уйдет 113 дней – уже в феврале «людей с сирийским загаром» увидят в Крыму на Перекопе, рассказывают организаторы «Славянского корпуса».

Чуть позже весной прямо при заходе в Донецк погибают спецназовцы из Ессентуков – 11 человек из резерва «Корпуса». Те, кто выжил на Донбассе, погибнут в Сирии.

 

 

 

Первая неделя в Сирии – это гречка, жара и понос, а ночью можно перепутать восход и горящую нефть, рассказывает наемник Андрей. В Сирии мобильники отобрали, когда в сеть просочилось видео с базы, где группа избивает терориста:

— А зачем кувалдами-то били?

— Потому что ИГИЛовец. Прощать их нельзя. Ни в коем случае их нельзя прощать. Их только надо уничтожать. Как говорил Владимир Владимирович Путин — найдем в туалете — и в сортире замочим.

Его первый бой был на подступах к Пальмире – ее брали во второй раз. «Мы поехали в первую очередь туда за деньгами, как бы это ни звучало. Ну, патриотизм, я не сказал бы, что это патриотизм», — говорит он.

Каждый боец Вагнера застрахован на 15 миллионов, но целиком эти деньги видят разве что семьи командиров, рассказывают Андрей и собеседник Дождя в ветеранских структурах. Потери позволяют ЧВК зарабатывать.

Огневые точки противника вскрывают людьми. А в печально знаменитом бою 7 февраля американцы их просто размазали. По данным «Союза добровольцев Донбасса», погиб вагнеровский интернационал: русские, армяне, азербайджанцы, украинцы, узбеки. На потери начальство отреагировало странно. Как рассказывает Андрей, Вагнер похвалил погибших за безбашенность и создал новый, 7-й отряд – две новые роты, подтверждает собеседник в ветеранских структурах.

 

Главную украинскую ЧВК создал Андрей Кебкало. С Вагнером они похожи: выскочки-славяне на мировом рынке, почти ровесники. Но украинская армия, в отличие от российской, не захотела сотрудничать с частником. Даже когда началась битва спецопераций на юго-востоке.

«Если государство тебе говорит «нет», значит, оно тебя не хочет, — рассказывает Кебкало, — Если ты будешь продолжать работать в том же русле, но уже с частными заказами, вполне вероятно, что тебя за это накажут».

Вагнеру повезло договориться со своей страной. «Я думаю, что там было большое "да". В противном случае, как они зашли в Сирию? Не на коммерческих же авиалиниях», — гоорит Кебкало.

Повоевать Кебкало не дали – с российской ЧВК они встретились они только в апреле 2014 года, случайно, в Славянске. По всему городу разыскивали украинских силовиков. Кебкало допивал чай, когда в кафе зашли мужчины в форме и без опознавательных знаков — их тогда почти никто не носил. Искали не его, но он попал под профиль. А дальше случилось самое странное чаепитие весны 2014 года. Наемники извинились и подсели к Кебкало просто поговорить. Сказали, что «работают на ЧВК». На Донбассе менеджеры «Вагнера» сделали то же самое, что сделал бы Кебкало: просеяли контингент. 

«Они тогда проходили обкатку. Я был не впечатлен», — рассказывает Кебкало. Это не только впечатление Кебкало — два знакомых Дмитрия Уткина рассказывают, что первые 30 человек, которых он позвал в ЧВК, «начинали тренировки на даче у Пригожина». «Вот они ушли из вооруженных сил, потом они работали в каких-то других гражданских структурах – а сейчас появилась возможность себя реализовать. Не надо лететь ни в какую Африку, ни в Ирак, ни в Афганистан. Это, в принципе, не так уж и далеко. И деньги нормальные платят».

Сам «Вагнер» в то кафе в Славянске так и не зашел. В Африке они с тоже пока еще не пересекались.

 

За несколько недель до гибели Кирилла Карабитского в ЧВК «Вагнера» были награды и назначения. Дмитрия Уткина позвали на кремлевский прием. Когда-то Уткин, как вспоминает тогдашнее его начальство, «был счастлив получать 250 долларов в сутки и греть пузо на палубе в морской охране». В «Славянском корпусе» он возглавил роту. Теперь у него в подчинении батальон.

Кремлевский прием был переполнен людьми, работающими в Сирии, Ливии и Афганистане. «Вагнер» сидел как обычно, постоянно окруженный призраками своих бойцов.

«Когда потери по 100 и больше человек, это безобразие. Это безобразие! Такого быть в принципе не должно!» — глава наблюдательного совета ЧВК «Орел-Антитеррор» Сергей Исаков знает это из первых рук. Половина менеджмента «Славянского корпуса» когда-то работала на его проектах в Ираке. Но сотенных потерях лета 2017 года Дождю рассказывали и товарищи погибших, и собеседник, близкий к руководству ЧВК. В те месяцы шли операции по взятию Акербата и Дейр-эз-Зора – участие ЧВК подтвердили бойцы. «В результате все эти груз-200, груз-300 вывозит Чкаловская 8-я авиационная дивизия особого назначения. Это Министерство обороны все вывозит», — говорит Исаков.

Как сообщил Дождю офицер Минобороны, «Вагнер» не первый раз принимает участие в операциях с потерей бойцов. Он служил в 700-м отдельном отряде спецназа. Чечня, 2000-й: за полчаса подразделение Уткина теряет 33 разведчика из-за бешеной усталости и цепочки командирских ошибок. В бою под Харсеноем Уткин был командиром одной из разведгрупп.

По данным СБУ, «группа Вагнера» сбила украинский самолет над Луганском. По данным основателей «Славянского корпуса», ЧВК тогда вручили миллионные премии. Эта «махновщина» продолжается в Сирии, считает Исаков: «Летит какой-нибудь американский самолет. Он его шарахнет. За это кто будет отвечать-то – повар? За это Путин будет отвечать, и Шойгу, и Лавров».

«Махновщины» в ЧВК на самом деле немного. Самолет сбили, потому что у Вагнера были самонаводящиеся «Иглы», рассказывает один из создателей «Славянского корпуса», выданные Министерством обороны. На запрос Дождя там не ответили.

На обочине главной русской ЧВК существует «рынок спецопераций» — множество групп, которые рождаются в результате личных договоренностей между ведомством и ветераном – ветераном обычно «Альфы», ГРУ или Центра спецназначения ФСБ. Кто из них ставит задачу, никогда не спрашивают.

Но если «частников» соберется взвод, то «Вагнер» – подразделение батальонного масштаба, и этот военкомат постепенно переваривает рынок: когда Дождь пытался узнать позывные независимых вербовщиков – называли «Гюрзу», «Хмурого» — на поверку они оказывались точками входа в «Вагнера».

«У Вагнера, насколько мне известно, можно вообще приехать, сказать «здрасьте», и если военный билет с собой, если вуз подходит – вообще отлично. Тебя оденут, обуют. Пройдешь ФИЗО – и все, поехал», — рассказывает наемник Влад.

Военкомат продолжает расширяться — в России появились новые ЧВК, и их названия уже попадают в официальные ветеранские жалобы. В заявлении «Общероссийского офицерского собрания», подписанном отставным генералом  Леонидом Ивашовым и лидером движения «Честь и Родина» Владимиром Петровым, наряду с «Вагнером» упоминается ЧВК «Патриот».

«Нами получена информация, что существует компания «Патриот» — частная военная компания. По нашей информации, туда больше берут более профессиональных граждан, которые не так давно – либо, по нашей информации, и до сих пор проходят службу в Министерстве обороны РФ», — говорит член «Общероссийского офицерского собрания» Евгений Шабаев

«Здесь и специалисты Главного разведуправления, и специалисты сил специальных операций, и, конечно, работают военные юристы. Здесь проект должен быть нормальным», — рассказывает генерал-полковник Ивашов.

Существование «Патриота» подтверждает собеседник на рынке охранных услуг и офицер Минобороны. Зарплаты — в полмиллиона, командирам — процент от сделок, и даже за охрану нефти спецы там получают больше, чем вагнеровцы – за атаки и штурмы. И это не единственная новая ЧВК. «Есть другие компании, которые выходят на рынок – точные их названия мы не знаем, но знаем, что они входят в другие страны. Это и Ливия, и Йемен, и Судан, и Бруней, и многие другие. По нашей информации, сейчас идет целый комплекс консультаций по африканским странам», — рассказывает Шабаев.

Россия возвращается в Африку. Офицер Минобороны рассказывает, что пока безымянная третья ЧВК сейчас охраняет строительство российской базы в Бурунди. Спецов «отбирала Лубянка», и у них полный контакт с МИДом, ВКС и ФСБ. О существовании российского проекта в Бурунди также упоминал Дождю Андрей Кебкало. В военном ведомстве ни Бурунди ни «Патриот» Дождю комментировать не стали.

«Если они у нас де-факто есть, то почему мы людей уводим в тень? Почему они должны этим заниматься подпольно?» — спрашивает Исаков.

Обе ЧВК — «Вагнер» и «Патриот» — работают в Сирии и Африке и пока умудряются договариваться, объясняет собеседник в ветеранских структурах. ЧВК Пригожина берет на себя штурмы, «Патриот» — охрану первых лиц; а вот о том, кто будет заниматься золотыми приисками в ЦАР, спорили.

«Не может быть абы кто, просто бизнесмен, руководителем ЧВК. И это должно быть предусмотрено в законе».

Говорят, Евгению Пригожину просто нравится выстраивать отношения с африканской верхушкой. Наемники из России улетели в Йемен, говорят в ветеранских структурах и в самом «Вагнере».

«Там не должно быть партизанщины, там должно быть четкое взаимодействие, и люди-руководители ЧВК – это должны быть не просто лихие люди, это люди со специальной военной подготовкой, с опытом штабной работы».

Президенту Мадагаскара представители Пригожина предложили переизбраться – речь идет о подготовке бойцами ЧВК местных жандармов и обеспечении IT-безопасности выборов, говорят собеседники на рынке охранных услуг.

«Ну, это проблема нашего государства – что у нас такие люди занимаются такими вещами. Ну, повар ты и повар. Занимайся своими поварскими делами. Занимайся ты бизнесом, который у тебя есть. Зачем ты в это лезешь?», — говорит Исаков.

Собеседник, близкий к ГРУ, и один из наемников тоже слышали о мадагаскарском проекте. ЧВК заходит в Африку настолько активно, что в Южный Судан даже приезжали договариваться о переделе охранного рынка, российско-американскую встречу подтверждает собеседник, близкий к администрации президента, и офицер Минобороны.

На вопросы Дождя о присутствии структур Евгения Пригожина на Мадагаскаре, в Йемене и Южном Судане представитель головной компании Пригожина «Конкорд Менеджмент и Консалтинг» ответил, что «компания «Конкорд» не работает на территории этих стран и информацией о нахождении [там] сотрудников компании не обладает». 

Получается, этот «частно-государственный» рынок стремительно растет, а закон о ЧВК еще не принят. Зачем в статус нелегалов переводят целое поколение ветеранов?

«Они же, наверное, не без разрешения руководства нашего находятся в Сирии? Они ж не просто так поехали?»

Когда Кирилл Карабитский служил в Чечне, он снял историю одной переправы.

 «Короче, мы будем совершать бросок на другое место дислокации.Будем переходить речку. Она опасная очень. Глубокая. И, возможно, это видео попадет на "Первый канал", РЕН-ТВ, ТНТ».

Пришибленные дождем, постоянно ищут связь. У кого-то ловит Билайн. От того чеченского перехода осталось 13 видеофайлов. На них Танк, Милош, Воробушек, Боня, Лерой, Шрек, Хакер, Русик. Переходят, зарываясь в реку по горло.

В следующей командировке — в Грузию — Карабитский все еще спрашивал, говорят ли про них по телевизору.

«Про вас вообще ничего не говорят, "вас там нет". Он: "Ну, а вот про ущелье?" Я говорю: там ополченцы, местная гвардия, осетины. Он мне: "Кто?!» Я говорю: осетины! Сына, вас там нет! Российских солдат там нет! Он такой: "Поняяяятно"», — вспоминает Тамара Карабитская.

Может быть, он и про Сирию хотел бы рассказывать на «Первом» – но его семья попросила выложить в интернет то, что есть.

*ИГ — запрещенная в России террористическая организация

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю