От чего чеченцы бегут в Польшу, и почему их туда не пускают.

Репортаж Владимира Роменского и Василия Полонского
Репортаж Дождя
23:39, 4 сентября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

На прошлой неделе вначале белорусские, а потом и мировые медиа заметили под Брестом огромный лагерь беженцев с Северного Кавказа — общее число их неизвестно. О лагере заговорили после того, как министр внутренних дел Польши Мариус Блащак 31 августа сообщил о том, что двум сотням беженцев будет отказано во въезде в страну.

Возможностью выехать через Брест мигранты пользовались несколько лет, но заявление Блащака спровоцировало настоящую панику — ожидание превратилось в протест.

От кого и почему они бегут, ведь, как говорят и польский министр, и Рамзан Кадыров, «в Чечне войны нет»? Владимир Роменский и Василий Полонский провели несколько дней на границе.

Стычки между пограничниками и чечнцами в зоне погранконтроля польского городка Тересполь теперь случаются чуть ли не каждый день. Сюда за статусом беженцев уже несколько месяцев приезжает сотни чеченских семей. В день поляки пропускают только две-три семьи — остальные расселились по Бресту и каждый день пытают удачу.

«Просто я не могу ехать домой. Ты тоже мать. Ты пойми меня»

У Луизы нет мужа и четверо детей. Она уже 38 раз пыталась въехать на территорию Польши, но ее каждый раз отправляли обратно:

— Они считают нас просто цыганами. Вот и все. Не слушают нас. Я сегодня вот просто… Девушка сидела там. Я сказала ей: «Просто я не могу ехать домой. Ты тоже мать. Ты пойми меня». Она, просто: «Живи в Бресте, и все. Проходи…». Даже не послушала меня, — рассказывает Луиза.

Бородатые мужчины и женщины в ярких платках с маленькими детьми собираются на вокзале Бреста около 8 утра. Шенгенских виз ни у кого из них нет. Но белорусские пограничники пропускают — закон не запрещает. Дальше посадка в сидячий вагон и 15 минут дороги. Затем долгое ожидание, проверки, черный штамп и принудительная депортация обратно в Белоруссию. Фатима — одна из немногих, кто не боится показывать лица:

— Они пропускают первого человека, первую семью, семьи которые с нами приехали, все проехали. С первой попытки, со второй попытки, с двадцатой попытки. У нас, вот у единственных, двадцать девятая… Там старых очень мало осталось, все новые понаехали.

На этой неделе маленький Брест попал в заголовки международных новостей. Ожидающих своей очереди на европейское убежище просто слишком много для приграничного городка.

Роман Кисляк, белорусский правозащитник, делится своими впечатлениями: «В Бресте, сложно сказать, от 500 и больше. По моим оценкам, 1000-1500 примерно наверняка есть, потому что 500 человек можно за один раз наблюдать, когда приезжают они в этом поезде, когда они большой состав делается».

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.