БОЛЬНО, ДОРОГО. Как проходит оптимизация системы здравоохранения

Репортаж Дождя
29 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Медицина

Комментарии

Скрыть

Реорганизация в Российской детской клинической больнице состоялась. 25 сентября первые пациенты прибыли во вновь открытые после мойки палаты бывшего отделения гематологии – которое теперь является частью укрупнённого отделения трансплантации костного мозга. По словам врачей, мамы тяжелобольных детей очень довольны условиями. Хотя ещё совсем недавно готовы были на многое, даже объявили голодовку, – дабы не допустить оптимизации, а также увольнения завотделением гематологии Заремы Дышлевой. 

В том, как развивался конфликт, и что на самом деле могло его спровоцировать, – разбиралась Татьяна Бур.

Десять дней назад Оксана Золоева стала одной из главных героинь репортажей о ситуации в РДКБ. Родители тяжело больных детей объявили голодовку. Так в СМИ узнали о том, что Минздрав проводит плановое слияние двух отделений: трансплантации костного мозга и гематологии. В результате такой оптимизации сокращалась должность завотделением гематологии Заремы Дышлевой, которая для многих семей была надеждой на выздоровление. Параллельно прошел слух, что в отделении станет на 10 гематологических коек меньше и около 100 пациентов в год не смогут получить помощи. Матери решили бороться за детей.

Бороться за детей решили и врачи, но уже между собой. Уволенная Зарема Дышлевая собирается пойти в суд, чтобы отстоять право на работу. А ее оппоненты из руководства РДКБ намерены довести оптимизацию до конца.  

Вместе с новостями о голодовке в интернете появилась петиция с обращением к Владимиру Путину не допустить слияния. Письмо написано совместно, от лица коллектива врачей и родителей. Правда, без конкретных фамилий и имен.

Не получив удовлетворительных ответов от медицинских чиновников, родители больных развернули активную деятельность и в социальных сетях, там действует группа «Поддержка врачей РДКБ».

«Сейчас в РДКБ ликует вся администрация. Руководитель будущего отделения ТКМ - о которой два года назад писал Forbes. Та, вся семья которой работает в верхушке Минздрава, а муж - заместитель финансового департамента. Ликует Минздрав, который не приходил ни к родителям, ни к врачам, но смог воспользоваться честностью врачей и родителей, чтобы замести следы разворовывания квот и манипуляций с зарплатами».

В больнице говорят – ни о каком протестующем коллективе речи не идёт. Это – одиночный крестовый поход против системы попавшего под сокращение сотрудника Заремы Дышлевой, которая использовала детей и родителей в качестве живого щита.

За несколько месяцев локальный конфликт разросся многократно. В тонкости постановки диагнозов, квалификации специалистов и даже начисления зарплат врачам, - то есть всего того, что обычно широко не обсуждается, - оказались посвящены родители, руководители благотворительных фондов и министерств.

В РДКБ успели побывать: трудовая инспекция, комиссия фонда обязательного медицинского страхования, состоялись несколько судов, подключили Счётную палату. Уходить без боя Дышлевая явно не собиралась.

Завотделением гематологии обвиняла руководство больницы во лжи и финансовых махинациях, руководство – её: в  отсутствии квалификации, психологических манипуляциях и, что страшнее, ошибках в лечении. На волне конфликта появилось даже конкретное имя «замученного» пациента: 16-летний Валера Бизунов. Он умер в апреле от мелиобластного лейкоза. И опять – обвинения в адрес Дышлевой:

Андрей Бологов, заместитель главного врача РДКБ по медицинской части: «К сожалению, ребёнок умер бы и так. Но так бы он умер, может быть, не так мучаясь. Когда ты приходишь в реанимацию и видишь человека, который должен по-другому всё это переносить, внутри начинает трясти. Сердце вырывается просто изнутри! Это даже описать невозможно!»

Родители Валеры, напротив, о докторе Дышлевой отзываются с большой теплотой. А к письму с его фотографиями приложили просьбу помочь восстановить справедливость.

Нина Безунова, мать Валеры Безунова: «Когда состоялся последний консилиум, там же был и сам Бологов, и представители ТКМ.  Очень страшно, что ситуация приняла такой оборот. Я не считаю, что наши врачи предприняли какие-то неправильные решения. Они старались всеми силами и средствами помочь»

Когда стало понятно, что конфликт сам собой не уляжется, Минздрав отправил в РДКБ комиссию. В её состав вошли ведущие врачи-гематологи, онкологи, педиатры и общественные деятели. Они слияние одобрили. 

10 сентября Зарему Дышлевую уволили. Со скандалом и слезами.

Кажется, взаимные упрёки могут продолжаться бесконечно.  Но если Дышлевая – такой плохой специалист, то, как она умудрилась проработать в больнице больше 10-ти лет, за какие заслуги её назначили завотделением и почему награждали за хорошую работу – загадка. Решать её, видимо, будет суд, куда Дышлевая намерена обратиться.

Что касается коек гематологического отделения, то в РДКБ обещают, что и после оптимизации они останутся в прежнем качестве. И нуждающиеся по-прежнему будут получать всю необходимую помощь.

Болезненные процессы сокращения и слияния начались не вчера. В последние несколько лет оптимизация коснулась почти каждого лечебного заведения России.

В конце июля Счётная палата отчиталась о том, насколько доступна медпомощь в нашей стране.  Оказалось, что «бесплатная» медицина обходится россиянам всё дороже. За прошлый год было закрыто 76 поликлиник и 302 больницы, под сокращение попали более семи тысяч врачей, коек стало меньше на 35 тысяч. Зато растут показатели по платным медуслугам. Оборот за прошлый год увеличился  на 14 млрд. рублей. Тех, кто пролечился за свой счёт в госучреждениях, стало больше на 12%. Причём речь идёт о тех же государственных койках. Но в первую очередь попадут на них те, кто готов платить.

Активнее всего коммерческие услуги внедряются в Москве, Санкт-Петербурге и Татарстане.

Больницы вынуждены учиться зарабатывать, кем-то приходится жертвовать: в том числе - врачами. И конфликт в Российской детской клинической больнице, похоже, - то, что просто  вышло на поверхность. Или то, чему помогли выйти.

Несмотря ни на какие митинги и возмущения, оптимизация идёт своим чередом. 

Группу бывших голодающих разделили и расселили: кого-то в санаторий «Русское поле», кого-то в квартиры фонда «Подари жизнь», а кого – то в инфекционный бокс  той же больницы. И снова – скандал!

И в общем недовольных как будто не осталось. Родители успокоились. Хотя и говорили, что сделали это под давлением. Комментарии журналистам давать больше никто не хочет. Даже Оксана Золоева теперь очень сдержана.

Оксана Золоева, г. Владикавказ: «Нам объяснили, что если мы будем продолжать голодовку, они вынуждены будут предоставить нам комнаты, в это время с нашими детьми будут посторонние люди , тем самым мы нанесём вред своим детям, и на нас в таком случае могут подать в прокуратуру».

Напротив РДКБ открыт федеральный центр гематологии. Тот самый, который появился после того, как больной лейкозом мальчик Дима Рогачёв из села Пеневичи Калужской области приехал лечиться в Москву и исполнил свою мечту – поесть блинов с Владимиром Путиным.  Дима, к сожалению, не выжил, но его именем назвали центр.

Зарема Дышлевая утверждает, что даже усилий двух рядом стоящих больниц для спасения больных не хватает:  больше 200 детей не получают возможности пройти курс лечения, их отправляют домой. Руководство  РДКБ привычно возражает - «данных об отказах в лечении в больнице нет».

Согласно размещённой на официальном сайте статистике, план по высокотехнологичным дорогостоящим операциям выполняется практически на 100%, и почти 100% составляет «удовлетворённость граждан в лечении».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.