Как бороться с коллекторами.

И что будет, если перестать платить банку
Репортаж Дождя
18:01, 13 февраля
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В нулевые у страны кончилась новейшая история, и началась история кредитная. Как живут должники, как выбраться из долговой ямы? Кто такие антиколлекторы и можно ли им верить? Смотрите в репортаже Родиона Чепеля.

Каждую неделю они собираются вместе и садятся в круг.

― Меня зовут Сергей, я должник, не зарабатывающий, транжир. 

— Привет, Сергей.

— Всем привет. Я Вадим, должник, не зарабатывающий самодолжник.

— Привет.

— Меня зовут Ольга. Я должница, спасибо.

 

Они не знают настоящих имён друг друга, но доверяют самое сокровенное.

― Мы не имеем определенности относительно своей финансовой ситуации, мы не знаем свое сальдо, месячные расходы, процентные ставки по кредитам, выплаты платежей или контрактные обязательства. Мы одалживаем книги, ручки, небольшие суммы у друзей и окружающих людей и не возвращаем им.

Они верят: только вместе с подобными себе они могут побороть болезнь.

― Собрание является безопасным местом, где мы можем делиться своим опытом финансовой трезвости и здравомыслия, опытом отказа от компульсивных долгов и разрешения нашей финансовой ситуации, не опасаясь осуждений.  Пожалуйста, соблюдайте анонимность каждого, кто делится с нами своим опытом. Так, вдох-выдох.

 

Это общество анонимных должников. И хотя в Москве на встречи приходят всего 12 человек, это передовой отряд ― здесь первыми во всей стране признали, что мы все тяжело больны. Эпидемия потребления: в нулевые у страны кончилась новейшая история и началась история кредитная.

 

Вадим: Это какая-то такая дыра, в которую все уходит. Я знаю, что если сейчас мне дать еще одну кредитную карту или повысить кредитный лимит, то он будет очень быстро выбран. Я не знаю, что мне делать с тем, что сейчас со мной происходит.

 

Группа стала собираться с началом кризиса: денег стало меньше, невыплата по кредитам превратилась в главный кошмар среднего класса, а детей начали пугать не серым волком, а коллектором.

 

В этой двушке в панельной многоэтажке прописана пожилая мама Марины, но полтора года назад Марина переоформила квартиру на себя, чтобы заложить её в счёт своих долгов.

 

Марина: Началось все с того, что заболел папа. Так как у нас бесплатная медицина, мне пришлось взять первый кредит на операцию, но это не помогло, папа умер. И оказалось так, что он был достаточно влиятельным человеком и был должен людям деньги. Эти люди пришли ко мне. И так возникли еще кредиты.

― А потом кредиты, чтобы оплачивать эти кредиты?

Марина: А потом кредиты, чтобы оплачивать эти кредиты. Но в итоге пришлось все-таки заложить квартиру, потому что других вариантов не было.

Ещё год назад квартира стоила почти 9 миллионов рублей, но риэлторы от банка посчитали иначе.

 

Марина: По факту получилось только три. Вышло так, что я не смогла закрыть все свои долги, которые у меня были, и получился еще долг и за эту квартиру.

Сейчас список непогашенных кредитов занимает целую страницу. И за ними, наконец, пришли.

Марина: Бесконечные угрозы по телефону, дверку нам раскрашивали и расписывали. В принципе, там было что-то вроде: мошенники, долг, вы должны, если вы не отдадите, не вернете – все плохо.

Евгений Пятковский: Вы должны 10 тысяч рублей банку, коллекторы выкупят ваш долг примерно за 300 рублей, всё остальное пойдёт им в карман. Естественно, за такие деньги они готовы убивать.

Данила: Она думала, как это решить, чтобы убрать звонки, приходы домой, потому что расписывали двери в подъезде и так далее. Оскорбляли, были угрозы. Она пошла к юристам. А этот рынок услуг сейчас очень востребован, и много разных, скажем так, нечистых на руку людей, которые хорошие ярлыки на себя вешают. Она обратилась к таким, и ей просто ничем не помогли, рассосались.

Теперь дело Марины ведёт Данила. Задача ― не допустить продажи заложенной квартиры и сократить пени по кредитам. Он называет себя кредитным юристом или антиколлектором: такой профессии не учат в вузах.

― Вы откуда пришли в этот бизнес? 

Данила: Антиколлекторство? Я пришел из банка, немного поработал, скажем так, в коллекторском агентстве «Секвойя». После этого, набравшись опыта, определенной базы, я ушел на частную практику.

― База клиентов?

Данила: И база клиентов, соответственно. Наверно, это несколько цинично прозвучит, но, скажем так, я помог людям, которых я для себя вписывал в базу.

Ахмад попросил изменить его имя ― публичность мешает бизнесу. Он тоже обратился к Даниле, когда платить по кредиту уже не мог, а коллекторы зашли слишком далеко.

Ахмад: Получилось так: был очень сильный, резкий спад по посетителям. Это сказывается на всем ресторанном бизнесе. Звонили на рабочий телефон, спрашивали мою фамилию. И они сотрудникам, грубо говоря, как бы напомнили всю родню и так далее. После этого я уже, естественно, обратился к юристам, потому что дальше не мог терпеть такого унижения.

Устранить коллекторов просто. Нужно выяснить, выкупил ли коллектор право требования кредита в суде, и если нет, просто написать жалобу в банк.

Данила: Мы указываем от иного лица: я такой-то, мне звонит ваш банк на такой-то номер, ищут какого-то незнакомого человека (то есть мы так расписываем), поступают угрозы, хамство, что приедут, опишут имущество.

― Они реагируют?

Данила: Конечно. Реагируют в течение двух дней, звонки прекращаются. Но бывает рецидив, если еще позвонят — мы еще раз отсылаем жалобу уже немного другого формата, и звоночки прекращаются.

А если коллектор претендует на долг по закону, Данила включает клиенту переадресацию звонков ― теперь ими занимается его сестра Полина, студентка из Петербурга.

(По телефону.)

― Вы Новый год, наверное, хорошо отметили…

Полина: Вы мне позвонили, чтобы это выяснить?

― Что?

Полина: Вы мне позвонили, чтобы выяснить, как я праздную Новый год?

― Повнятнее говорите, у вас дефект речи или что?

Полина: Да, так и есть. А вы издеваетесь над инвалидами?

― Что?

Полина: Вы издеваетесь над инвалидами? Вам смешно? 

― Подзаработай, курица! Че, не понятно что ли? Завтра в 12 дня мы ждем оплату!

Полина: Вот иногда после такого, честно говоря….  Папа был против, чтобы я этим занималась, но я посчитала, что нужно помогать, это семейный бизнес. 

Евгений Пятковский в Новосибирске предлагает заменить Полину на приложение для смартфона. Он тоже борется против коллекторов ― они, правда, задели его по касательной: теща купила новую сим-карту.

Евгений Пятковский: Эта сим-карта до этого принадлежала должнику, точнее, этот номер. Теще начали звонить, их даже не интересовало, что это женщина, а не мужчина, требовали деньги.  Она дала наши с женой телефоны, а они начали долбить нас.

 

Тогда программист Евгений написал приложение, которое блокирует номера коллекторов.

 

Евгений Пятковский: Вы должник, вам звонят коллекторы, вы устанавливаете приложение, и тогда до вас никто не дозвонится.  Грубо говоря, порядка 300 тысяч пользователей. Вам позвонил коллектор с нового купленного номера, вы вносите этот номер в общую базу данных, мы проверяем, на следующий день с этого номера коллектор не  дозвонится вообще никому. Народный антивирус! На текущий момент 35 тысяч номеров в базе, каждый день добавляется около 300 номеров, из которых 150 оказываются коллекторскими.

 

Должники постепенно стали обращаться к автору приложения за советом, и Евгений создал своё антиколлекторское агентство, которое уже продало франшизы в 29 регионов. В отличие от коллег, он не просит процент от кредита ― у каждой юридической услуги своя цена. Защититься от коллекторов ― лишь первый шаг, он не избавляет от кредита. Дальше всё равно нужно идти в суд, и там развязка для каждого случая будет своя: можно избежать выплат, можно избавиться от процентов и выплачивать только тело кредита, но может быть, банк выиграет. Главное ― не начать работать на своего антиколлектора.

Евгений Пятковский: На одно коллекторское агентство приходится штук 10 антиколлекторских. Далеко не по каждому договору можно что-то высудить. Но многие антиколлекторы говорят, что можно все, что угодно, и просто проигрывают дела, говорят: «У нас там судьи подкупленные», а по факту изначально знают, что это невозможно

 

 Единственный способ не заплатить лишнего ни коллекторам, ни антиколлекторам ― разобраться в законах самому. Дарья из Челябинска еще год назад узнала, что правительство страны готовится 1 октября 2015 принять закон о физическом банкротстве ― если продать всё имущество, можно освободиться от долгов.

 

Дарья: 1 октября я ждала как красный день календаря. Мы первыми пошли подавать эти документы у нас здесь в суд. Я знаю, что в Челябинской области, да и в России мы первые сдали, и у нас первое решение, что человек введён в процедуру банкротства.

Сейчас она живёт в съёмной квартире с мужем и тремя детьми. 8 лет назад они хотели поселиться в большом доме с родителями. Дом купили в кредит, и тут наступил кризис, который для них не кончается до сих пор.

 

Дарья: Я достаточно успешно работала агентом по недвижимости, у меня были хорошие заработки. Мой муж занимался строительством, мама также работала в сфере недвижимости, у нас было небольшое производственное предприятие. В 2008 году сектор строительства и риэлтерских услуг оказался под ударом, именно эти отрасли в 2008 году были с наибольшей потерей доходов, а так как у нас доходы были в этой сфере, мы оказались у разбитого корыта в тот момент.

Огромное количество документов, заседания каждую неделю, на которых она выступает без юриста, потому что нет денег, и всё это пока без перспективы, что её всё же признают банкротом, ― Дарья знала, на что шла.

Дарья: Моя идея – я веду дневник банкрота,  можно спокойно туда зайти, написать вопрос, и я каждому отвечаю искренне. Мне пишут по 30-40 сообщений в день, и я на все отвечаю. Нормальный человек должен решать эти вопросы и уходить в законное решение этой ситуации, а не в кусты, не в песок, как это казалось бы проще.

 

Всего в Челябинской области сейчас 6 дел о банкротстве физических лиц, и решение по первому ожидают только к апрелю. В процедуре путаются и должники, и юристы, но это единственный способ избавиться от кредитов, который предлагает государство. И Даша превратилась в бесплатный консультационный центр. Ведь должника может понять должник.

 

Ольга: Ты туда приходишь и понимаешь, что люди там тебя встретят с такой же проблемой. Не психолог, который будет сидеть и говорить, как ты неправильно себя ведешь, не мама, которая скажет: «Ты бессовестная», не подружки, которые скажут: «Да забей, пойдем новое платье купим». А люди, которые осознают боль от происходящего.

 

Здесь, в группе должников, Ольге не вернут деньги, зато уже вернули уверенность в себе. Она, наконец, сформулировала диагноз самой себе и, кажется, заодно и обществу ― безответственное сверхпотребление. За доступные кредиты половина населения страны купила возможность не думать ни о чём, кроме собственного бытового комфорта ― “тачках, дачках и собачках”. А теперь за этот концерт платить больше некому. Пора возвращаться в реальность.

 

 

Фото: Софья Карпенко

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.