Прямая линия с Василием Уткиным: о заказчиках нападения, вере в Зеленского и деле Кокорина и Мамаева

Василий Уткин дал большое интервью Анне Немзер. Он поделился своими предположениями о том, кто был заказчиком нападения на него у спортивного комплекса «Локо-Спорт», подробно разобрал дело футболистов Мамаева и Кокорина, которых Пресненский суд оставил под стражей еще на шесть месяцев, а также ответил на обвинения в антиукраинских высказываниях. 

Добрый день, дорогие друзья! Вы смотрите телеканал Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас в эфире «Прямая линия» с Василием Уткиным, журналистом, ютуб-блогером, не буду говорить «бывшим комментатором», они не бывают бывшими.

Почему? Это правда, бывший комментатор. Извините за мой внешний вид, в следующий раз я буду без очков.

Василий, относительно вашего внешнего вида: я знаю, что вы просили коллег-журналистов не обращаться к вам за комментариями в связи…

Нет, я просто просил мне не звонить, потому что я был не дома и мне посадили телефон.

Просто дело в том, что коль скоро мы уже здесь с вами сидим и поскольку у нас очень много вопросов от обеспокоенных подписчиков, все спрашивают, как ваше здоровье и что случилось.

Мое здоровье практически идеально за исключением того, что на ярком свете я надеваю очки. Все пройдет через пару дней.

Я не хотела вас специально расспрашивать, вы достаточно подробно написали, с чем это, с вашей точки зрения, может быть связано.

Да, мне, в общем, нечего добавить, кроме того, что за вчерашний день я убедился в том, что, насколько можно без следствия доказать верность моей гипотезы, по-моему, я был прав.

Вот это вы можете рассказать?

Очень просто. Вы знаете, в моей жизни был случай, когда меня ударили ножом в спину на улице. Это было довольно давно, и я до сих пор не знаю, как это было, из-за чего это произошло. Неделю меня продержали тогда в больнице. Но, естественно, со своими друзья я общался. Я говорил: «По-моему, случилось вот это. Скорее всего, вот этот человек каким-то образом был в этом заинтересован».

Вы знаете, прошло буквально дней десять после того, как я вышел из больницы и был уже свободен в перемещениях, то есть я был абсолютно здоров. Мне позвонил наш общий знакомый и сказал: «Слушай, ты не можешь заехать сейчас вот туда-то? Есть очень срочный короткий вопрос». Я заехал, еще тогда не очень была развита мобильная связь. Там сидел тот самый человек, на которого я думал. Он сказал: «Я хотел, чтобы ты знал, что я к этому не имею никакого отношения. Я понимаю, почему ты на меня подумал, на самом деле все не так и так далее».

Я высказал совершенно конкретные предположения о том, что я вижу за этим предупреждением фигуру либо непосредственно Алана Агузарова, футбольного агента, о котором я рассказывал несколько недель, либо же действительно стоящего за ним, как мне представляется, Станислава Черчесова. Вчера я был на футболе, я был в присутственном месте и вообще на самом деле высказался публично именно для того, чтобы у людей была возможность сразу сказать каким-то образом, что это не они. Это не было сделано, поэтому я укрепляюсь в своем мнении и дальше живу осторожно. На эту тему я все рассказал, собственно говоря, в последнем посте написано, что это финиш.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю