МЭР И МОСКВИЧИ. Сергей Митрохин ответил на вопросы избирателей

Прямая линия с кандидатом в мэры Мо
Митрохин: Здравствуйте, дорогие москвичи.

Фишман: У вас есть несколько минут для небольшого первого выступления.

Митрохин: Во-первых, я хотел сказать, что мне совершенно не холодно, в отличие от предыдущего выступающего. Понятно, что Самара находится чуть-чуть южнее Москвы, поэтому я более привычный к климату нашего города. Я благодарен телеканалу ДОЖДЬ за организацию такого интересного мероприятия. Это очень хорошая инициатива, потому что все другие телекомпании уклонились от необходимости предоставлять кандидатам эфир. Вернее, одному кандидату предоставляют – Сергею Семеновичу Собянину, а остальным нет. Поэтому я считаю, что это очень хорошее начинание, я вам за это благодарен. Я хочу сказать, что у меня есть программа, она называется «Начнем перемены с Москвы». Я единственный кандидат, у которого есть отчет о работе за 10 лет. И программа, и отчет объединены в эту брошюру, она называется «Я верну Москву москвичам».

Объясню лозунг: я считаю, что сегодня москвичи вообще лишены какого бы то ни было влияния на решения, принимаемые органами власти. Это бюрократическая бесконтрольная машина власти в Москве была построена еще Лужковым, но сейчас в свои руки эту машину взяли чиновники, которые приехали к нам из других регионов. Вообще многие из них никогда не жили в Москве. Поэтому я считаю, что эти люди в каком-то смысле отняли у нас Москву. Они отнимают у нас бюджетные деньги. У нас кто-нибудь спросил, хотим ли мы, чтобы у нас везде была плитка, даже в парках, где она экологически убийственна? Никто нас об этом не спрашивал. Другие мероприятия, которые осуществляет Правительство Москвы, озеленение. Антикоррупционный центр партии Яблоко разоблачил эту аферу с озеленением Тверской, где гигантские откаты под эти кадки, урны и т.д. Рыночная цена этой урны в 10 раз меньше, чем та, за которую купили. У нас кто-то спрашивал? Может, мы хотели бы, чтобы на эти деньги были построены два детских сада? Никто у нас ничего не спрашивает. Эта иногородняя команда выполняет поручения господина Путина взять под контроль Москву. Не только в политическом отношении укрепить здесь властную вертикаль, но и в отношении экономическом. Люди из команды Путина хотят освоить наиболее доходные куски собственности московской. Это касается и земли, и застройки, и тех дорожных проектов, которые осуществляются и на которые гигантские бюджетные деньги тратятся. Эти деньги разворовываются, а подрядчиками являются те же самые путинские олигархи. Каждую неделю Правительство Москвы принимает решение о передаче Федерации больших комплексов имущества.

Например, нежилые помещения передает вместо того, чтобы малому бизнесу передавать эти помещения и организовать льготную приватизацию для малого бизнеса, чтобы развивать малый бизнес в Москве, Сергей Семенович эти помещения отдает федералам. Только что он передал Газпрому компанию МОЭК. Он говорит, я не собираюсь наводить там порядок, разбираться с тарифами, почему они такие чудовищные. Он просто взял и отдал ее Газпрому. Основная роль Сергея Семеновича заключается в том, чтобы поставить Москву под жесткий контроль путинской вертикали. Понятно, что мнение москвичей здесь неинтересно. Именно поэтому немосквича назначили. Москвичу было бы жалко уродовать парки этим рулоном газона, например, или плиткой. А немосквичу это делать легко и приятно, поэтому смысл моей программы  заключается в том, что я собираюсь вернуть Москву москвичам. В первую очередь, установить систему обратной связи между властью и москвичами: Мосгордума – главный элемент, должна быть выбрана на честных выборах, я это обеспечу. Мне неинтересна карманная дума, как Собянину.

Мне интересна Дума, которая представляет интересы москвичей. Право референдума будет реальным, будут честные публичные слушания. Если граждане не хотят, чтобы строительный проект был реализован, значит, этот проект отправляется в мусорную корзину. Наконец полноценное местное самоуправление. Я считаю, что управы надо упразднить, со временем и префектуры, полномочия передать муниципальным органам власти. Москвичи – очень зрелые, солидные люди, они смогут осуществить самоуправление в своих районах, и те депутаты, которых они будут избирать, будут перед ними подотчетны.

Вопрос из Твиттера: Ваша позиция по защите бездомных животных. Будет ли город создавать и финансировать соответствующие организации?

Митрохин: Организации – немножко неточное слово. Должны быть приюты для домашних животных. Я категорический противник жестокого обращения с животными. Я в свое время, когда был депутатом Госдумы, пытался внести поправку, которая ужесточает наказание за жестокое обращение с животными. Это не просто забота о самих животных, это даже больше – забота о людях. Там, где жестокое обращение с животными, растут жестокие люди, которые это наблюдают  и которых еще в юном возрасте в это вовлекают. Поэтому система приютов, необязательно приюты в центре города строить. Места всегда можно найти там, где животные не будут мешать. Стимулирование процесса возвращения бывшим хозяевам, которые выбросили животное, но лучше, чтобы животные попадали в хорошие руки. Для этого система стимулов будет предусмотрена, если я стану мэром.

Вопрос из Твиттера: Ваши программы с Навальным очень схожи. В случае победы готовы ли вы взаимодействовать с Алексеем? Готовы ли вы пойти в вице-мэры, если Навальный победит?

Фишман: Можете ли вы назвать 3-5 основных отличий программы Митрохина от программы Навального?

Митрохин: Когда Собянин объявил выборы, он всех застал врасплох, в первую очередь с программой. Ни у кого ее не было из кандидатов в мэры, а у меня она была, потому что у меня есть еще отчет, я 10 лет почти ежедневно работал в Москве, останавливал точечные застройки, спасал парки от вырубки. В процессе этой работы я настолько изучил проблемы москвичей изнутри, что программа у меня родилась фактически сама собой, конечно, с помощью моей команды, а у меня очень сильная команда, на которую я опираюсь. У меня была программа перед выборами в Мосгордуму «Город Москва – город, удобный для жизни», часть этой программы позаимствовал Сергей Семенович Собянин, включая название. Поэтому 15 июня я вручил свою программу Алексею на муниципальном форуме в Измайлово, он ее внимательно изучил, другие кандидаты в интернете посмотрели, и вот, например, что только что говорил Дегтярев: машины для чиновников  рангом не ниже руководителя департамента. Это он взял из моей программы.

Также Алексей довольно много заимствовал, и я его за это не осуждаю, я же сам ему вручил программу. В политике, как говорится, не бывает плагиата. Да, и по этой причине, и по многим другим много общего у нас с ним, но есть принципиальные расхождения. В свое время у меня с ним была довольно большая дискуссия – это было 6 лет назад по вопросу отношения к национализму. Для партии Яблоко эта идеология неприемлема ни в каких видах. Мы не считаем, что есть какие-то различия между умеренными националистами и крайне радикальными, даже фашистами. Я считаю, что умеренный националист - это просто человек, который очень хорошо скрывает эти взгляды. У него вдруг родилась другая позиция, он сказал, нам надо с ними дружить, у них много общего, мы таким образом можем получить дополнительные голоса, проценты. Я тогда ему ответил, мы принципы на проценты не меняем. Если у тебя такая позиция, значит, нам с тобой не по пути. Нам пришлось его исключить из партии. Я не слышал, что он пересмотрел эти взгляды.

Почему еще для нас неприемлем национализм: национализм – это идеология разрушительная для российской государственности. У нас многонациональная страна, такая же, как в свое время была Югославия. Пришли к власти националисты – страна развалилась. Это категорически недопустимо. Да, у нас много общего по многим вопросам – по борьбе с коррупцией и т.д., но у меня более системный взгляд на борьбу с коррупцией. Я считаю, что это не только посадки коррупционеров; необходима антикоррупционная экспертиза российского законодательства и многие другие системные меры. А у него та же программа борьбы с коррупцией. Она однобокая: только одни меры, которые он предлагают, не решат проблему. Проблему надо решать в комплексе. Комплексную программу, четкую, развернутую предлагаю я, а он не предлагает.

Дмитрий: Все оппозиционные лидеры, партии, в том числе и Яблоко, в период между выборами находятся в жесткой информационной блокаде. Просто их как бы нет. Или совсем никак, или очень плохо. Выборы закончатся. После выборов собираетесь ли вы каким-то образом консолидироваться с другими оппозиционными лидерами или организациями по поводу организации некого объединенного СМИ – интернет, радио, телеканал с совместным финансированием, чтобы там позиции всех, в том числе на дебатах и разговорах, чтобы можно было выводить в эфир?

Митрохин: Я готов консолидироваться с любыми политическими силами. Например, давайте на площадке телеканала ДОЖДЬ это сделаем. По-моему, очень либеральный, демократический телеканал. Я готов вести дебаты с любыми политическими силами, как оппозиционными, но в первую очередь с властью. Я сожалению, что господин Собянин уклонился от дебатов, но на такую площадку он, наверное, все-таки придет. Если это будет между выборами, бояться ему, наверное, будет нечего.

Фишман: У нас на связи Сад Эрмитаж.

Таратута: Рядом со мной москвич, который подготовил вопрос Сергею Митрохину.

Лев: Я живу в Москве в этом районе. Я много раз раньше голосовал за партию Яблоко, поэтому и вы, и ваша партия нам знакомы. В случае, если на выборах мэра Москвы, как я надеюсь, побеждает Алексей Навальный, готовы ли вы работать с ним вместе в мэрии, обсуждать какие-то конкретные посты, министерства, заниматься конкретной работой вместе с ним?

Митрохин: Я уже начал отвечать на этот вопрос: есть принципиальное расхождение, определенные пункты с Алексеем. Я считаю их очень опасными, в том числе и для Москвы. Прежде чем принимать решения, о которых вы говорите, в какой бы то ни было степени совместной работы… Я-то думаю, что мэром стану я, а не он и к этому стремлюсь. Даже если придется говорить о его вхождении в мое правительство, у меня будет с ним серьезный разговор. Я хочу выяснить все-таки его взгляды на национальные проблемы, потому что он участник «Русских маршей», почему вы Дегтяреву не задавали сейчас эти вопросы? Они вместе будут, наверное, участвовать в будущих «Русских маршах», в их организации. Алексея сейчас поддерживают откровенные фашисты. Они же не зря его так поддерживают. Они что-то в нем видят интересное для себя. Он сейчас эту тему задвинул куда-то в сторону. Понятно, умеренный националист – это хорошо скрывающий свои истинные взгляды. Так это или нет, я не знаю. Я с ним проведу подробный разговор. Я еще с любым политиком, с которым мы будем обсуждать какие-то объединения, совместную работу, еще один вопрос буду обсуждать: согласен ли он с пунктом программы партии Яблоко о том, что необходимо отделить бизнес от власти. Это не просто борьба с коррупцией, выщелкивание отдельных коррупционеров. Это основной корень зла для современной России. Из него растет современная коррупция. Этот корень зла был заложен Ельциным и его командой в 90-е годы. У нас очень четкая программа, что надо делать для того, чтобы бизнес от власти отделить и оградить власть от влияния какого бы то ни было рода олигархов, хоть довольных Путиным, хоть недовольных Путиным. Это для нам принципиальный вопрос. Об этом я буду говорить и с Алексеем, и с другими представителями других партий.

Таратута: Когда вы появились на выборах, все стали говорить о том, что вы нужны власти на этих выборах как спойлер оппозиции. Как вам такой образ на этих выборах? Именно из партии Яблоко раздавалась основания критика в адрес штаба Навального, самого кандидата. А сейчас вы немножко поутихли. Почему изменилась ваша тактика в отношении этого кандидата?

Митрохин: Как только начинаются выборы, сразу начинается черный пиар, начинают все обзывать, клеймить. Я думаю, что вы не будете поддаваться на черный пиар, манипуляции, рассчитанные на простаков. Все прекрасно знают мое отношение к нынешней власти в Москве, господину Собянину. По-моему, я гораздо жестче выступаю по многим вопросам, чем и Алексей Навальный. Поэтому вы смотрите, что реально, а не то, что пишут какие-то чернушные сайты в интернете. Никакой тактики не было, была какая-то ругань из его штаба. Я думаю, что это люди не очень порядочные подобрались частично. Они меня, например, обвинили, что аферу на Тверской с озеленением не я раскопал, а Навальный, хотя его блог на эту тему появился на 5 часов позже, чем у меня. Тогда они сказали, что Митрохину сливает ФСБ информацию с компьютера Навального. Если эти люди способны так врать открыто, нагло и не предъявляя никаких доказательств, чем они тогда отличаются, например, от кировского суда, который мы все осуждаем? Я, кстати, выходил на защиту Алексея Навального на Манежную площадь, я его как политического заключенного защищал, хотя взгляды у нас по многим вопросам разные, как вы видите. Чем они отличаются от путинских чиновников, которые врут постоянно? Надо Алексею об этом задуматься. Вот еще один мой вопрос к нему в разговоре о возможном сотрудничестве в будущем.

Фишман: Предвыборный телемарафон продолжается и у нас третий зарегистрированный кандидат в мэры Москвы. Поприветствуем, Сергей Митрохин.

Митрохин: Здравствуйте, дорогие москвичи.

Фишман: У вас есть несколько минут для небольшого первого выступления.

Митрохин: Во-первых, я хотел сказать, что мне совершенно не холодно, в отличие от предыдущего выступающего.

Фишман: Через час посмотрим.

Митрохин: Понятно, что Самара находится чуть-чуть южнее Москвы, поэтому я более привычный к климату нашего города. Я благодарен телеканалу ДОЖДЬ за организацию такого интересного мероприятия. Это очень хорошая инициатива, потому что все другие телекомпании уклонились от необходимости предоставлять кандидатам эфир. Вернее, одному только кандидату предоставляют – Сергею Семеновичу Собянину. Остальным - нет. Поэтому я очень благодарен.

Я хочу сказать, что у меня есть программа. Она называется «Начнем перемены с Москвы». Я единственный кандидат, у которого есть отчет о работе за 10 лет. И программа, и отчет объединены вот в эту брошюру. Она называется «Я верну Москву москвичам». Сразу объясню этот лозунг, что я имею в виду. Я считаю, что сегодня москвичи вообще лишены какого бы то ни было влияния на решения, принимаемые органами власти. Это бюрократическая бесконтрольная машина власти в Москве была построена еще Лужковым, но сейчас в руки свои эту машину взяли чиновники, которые приехали к нам из других регионах. И вообще многие из них никогда не жили в Москве. Поэтому я считаю, что эти люди в каком-то смысле отняли у нас Москву.

Как они это делают. Они отняли у нас бюджетные деньги. У нас кто-нибудь спросил, хотим ли мы, чтобы у нас везде была плитка? Даже в парках, где она экологически убийственна? Никто нас об этом не спрашивал. Другие мероприятия, которые осуществляет правительство Москвы, вот, озеленение. Кстати, антикоррупционный центр партии «Яблоко» разоблачил эту аферу с озеленением Тверской, где гигантские откаты под эти кадки, под эти урны и так далее. Рыночная цена этой урны в 10 раз меньше, чем та, за которую купили. У нас кто-то спрашивал? Может, мы хотели бы, чтобы на эти деньги были построены два детских сада, как выяснили мы. Никто у нас ничего не спрашивает. И эта иногородняя команда выполняет поручения господина Путина взять под контроль Москву. Не только в политическом отношении, укрепить вот здесь вот эту властную вертикально, но и в экономическом отношении. Люди из команды Путина хотят освоить наиболее доходные куски собственности московской. Это касается земли, застройки, это касается и тех дорожных проектов, которые осуществляются, на которые гигантские бюджетные деньги тратятся и эти деньги разворовываются. А подрядчиками кто является – те же самые путинские олигархи.

Каждую неделю правительство Москвы принимает решение о передаче «Федерации» больших комплексов имущества. Например, нежилые помещения передает. Вместо того, чтобы малому бизнесу передавать эти помещения и организовать еще льготную приватизацию для малого бизнеса, чтобы развивать малый бизнес в Москве, Сергей Семенович эти помещения отдает федералам. Только что он передал «Газпрому» компанию МОЭК. То есть он говорит: «Я не собираюсь наводить там порядок, разбираться с тарифами, почему они такие чудовищные». Он просто взял и отдал «Газпрому». То есть, основная роль Сергея Семеновича, его миссия заключается в том, чтобы поставить Москву под жесткий контроль путинской вертикали. И понятно, что мнение москвичей здесь не интересно. Именно поэтому немосквича назначили. Москвичу было бы жалко уродовать парки. А вот немосквичу это делать легко и приятно.

Поэтому смысл моей программы заключается в том, что я собираюсь вернуть Москву москвичам. Что значит «вернуть»? В первую очередь, уставить систему обратной связи между властью и москвичами. Какую систему? Мосгордума – главный элемент – должна быть выбрана на честных выборах. Я это обеспечу. Мне не интересна карманная дума, как Собянину, мне интересна дума, которая предоставляет интересы москвичей. Право референдума будет реальным, будут честные публичные слушания. Если граждане не хотят, чтобы строительный проект был реализован, значит, этот проект отправляется в мусорную корзину. Наконец, полноценное местное самоуправление. Я считаю, что управы надо упразднить, со временем и префектуры, полномочия передать муниципальным органам власти. Москвичи очень зрелые, солидные люди, они смогут осуществить реальное самоуправление в своих районах и те депутаты, которых они будут избирать, будут перед ними подотчетны.

- Ну что же, давайте напомним перед тем, как мы будем задавать вопросы и телезрителям, и зрителям, пришедшим на крышу телеканала ДОЖДЬ, регламент нашей «Прямой линии». Вы задаете вопросы, поднимаете руку, мы подходим. Также на трех точках в нашем городе находится наш корреспондент и, увы, у нас небольшие задержки из-за того, что DDoS-атака продолжается на сайт. Эти точки: Триумфальная площадь, Сад Эрмитаж и Лев Пархоменко по городу ищет людей, которые хотят задать вопросы.

Белоголовцев: Начали поступать вопросы с хэштегом #прямаялиния. Я напомню, вопросы Сергею Митрохину принимаются. В режиме онлайн стараемся их задавать. Один из первых вопросов, который уже прислали. Пользователь Ириша спрашивает о вашей позиции по защите бездомных животных Москвы. Будет ли город создавать и финансировать соответствующие организации?

Митрохин: Организация – это немножко неточное слово. Должны быть приюты для домашних животных. Я категорический противник жесткого обращения с животными. Я в свое время, когда был депутатом Госдумы, пытался внести поправку, которая ужесточает наказание за жесткое обращение с животными. Это не просто забота о самих животных. Это даже больше забота о людях. Там, где жесткое обращение с животными, растут жесткие люди, которые это наблюдают и которых еще в юном возрасте в это вовлекают. Поэтому – система приютов. Не обязательно приюты в центре города строить. Места всегда можно найти там, где животные не будут мешать. И стимулирование процесса приручения, либо возвращения бывшим хозяевам, которые выбросили животное, но лучше, чтобы животные попадали в хорошие руки. Для этого система стимулов будет предусмотрена, если я стану мэром.

Белоголовцев: Самый популярный вопрос сейчас в Twitter`e в разных вариантах, Юлия, например, его задает: «Ваши программы с Навальным очень схожи. В случае победы, готовы ли вы взаимодействовать с Алексеем?». А вот другой пользователь, наоборот, спрашивает, готовы ли вы пойти в вице-мэры, если Навальный победит?

Фишман: И тот же самый вопрос, по сути, можете ли вы назвать 3-5 основных отличий программы Митрохина от программы Навального?

Митрохин: Когда Собянин объявил выборы внезапно, он всех застал врасплох. В первую очередь с программой. Ни у кого ее не было из кандидатов в мэры, а у меня она была. Потому что у меня, я сказал уже, есть еще отчет. Я 10 лет почти ежедневно работал в Москве, я останавливал точечные застройки, спасал парки от вырубки. И в процессе этой работы я настолько изучил москвичей изнутри, что программа у меня родилась фактически сама собой и, конечно, с помощью моей команды. У меня очень сильная команда, на которую я опираюсь. У меня была программа перед выборами в Мосгордуму «Город Москва – город, удобный для жизни». Часть этой программы позаимствовал Сергей Семенович, включая название, тогда, когда пришел. Поэтому 15 июня я вручил свою программу Алексею на муниципальном форуме в Измайлово. Он ее внимательно изучил и так же, как, кстати, и другие кандидаты, они ее в интернете посмотрели.

Вот, например, только что говорил Дегтярев: служебная машина для чиновников рангом не ниже руководителя департамента. Это он взял просто из моей программы, из моих выступлений. Также и Алексей довольно много заимствовал. И я его за это не осуждаю, я же сам ему вручил программу. В политике, как говорится, не бывает плагиата. И по этой причине, и по многим другим много общего у нас с ним, но есть принципиальные расхождения.

В свое время у меня с ним была довольно большая дискуссия (это было 6-7 лет назад) по вопросу по отношению к национализму. Для партии «Яблоко» эта идеология неприемлема ни в каких видах. Мы не считаем, что есть какие-то различия между умеренными националистами, крайне радикальными и даже фашистами. Я считаю, что умеренный националист – это просто человек, который очень хорошо скрывает эти взгляды. У него вдруг родилась другая позиция. «Нет, - он сказал, - нам надо с ними дружить, у них много общего. Мы таким образом можем получить дополнительные голоса, дополнительные проценты». Я ему тогда ответил: «Алексей, слушай, мы принципы партии «Яблоко» на проценты не меняем. Если у тебя такая позиция, значит, нам с тобой не по пути». И нам тогда пришлось исключить его из партии. Я не слышал, чтобы он пересмотрел эти взгляды. Еще принципиально важный вопрос, почему для нас неприемлем национализм. Национализм – это идеология разрушительная для российской государственности. У нас многонациональная страна, такая же, как в свое время была Югославия. Пришли к власти националисты в Югославии – страна развалилась. И Сербия, кстати, развалилась после этого. Это категорически недопустимо. Да, у нас много общего по многим вопросам, по борьбе с коррупцией и так далее, но у меня более системный взгляд на борьбу с коррупцией. Я считаю, что это не только посадки коррупционеров. Необходима антикоррупционная экспертиза российского законодательства и многие другие меры системные необходимы для этого. А у него та же программа борьбы с коррупцией, она однобокая. Только одни меры, которые он предлагает, они не решат проблему. Проблему надо решать в комплексе. Комплексную программу, четкую и развернутую предлагаю я, а он не предлагает.

Фишман: У нас скоро должна выйти на связь с нами Юлия Таратута из Сада Эрмитаж. Я так понимаю, что мы еще не готовы вывести ее в эфир или уже готовы?

Белоголовцев: Пока не готовы. Давайте пока зададим вопросы здесь.

Вопрос: Московская область. У меня вопрос такой. Все оппозиционные лидеры, партии, в том числе и «Яблока», в период между выборами находятся в жесткой информационной блокаде. Просто их как бы нет: или совсем никак, или очень плохо. Вот выборы закончатся. После выборов собираетесь ли вы каким-то образом консолидироваться с другими оппозиционными лидерами или организациями по поводу организации некого объединенного СМИ своего, то есть интернет, радио, возможно, телеканал совместного софинансирования, чтобы там позиции всех, в том числе на дебатах и разговорах, чтобы можно было выводить в эфир?

Митрохин: Я готов консолидироваться с любыми политическими силами. Например, давайте на площадке телеканала ДОЖДЬ это сделаем. По-моему, очень либеральный, демократический телеканал. Я готов вести дебаты с любыми политическими силами, как оппозиционными, но, в первую очередь, конечно, с властью. Я сожалею, что господин Собянин уклонился от дебатов, но на такую площадку он, наверное, все-таки придет. Если это будет между выборами, бояться ему, наверное, будет нечего.

Фишман: У нас на связи Сад Эрмитаж.

Таратута: Рядом со мной москвич, он готов задать вопрос Сергею Митрохину.

- Меня зовут Лев Гершензон, я живу в этом районе. Раньше мы голосовали за партию «Яблоко», поэтому и вы, и ваша партия нам знакомы, у меня такой, может, гипотетический вопрос, но для меня очень важный. В случае если на выборах Москвы, как я надеюсь, побеждает Алексей Навальный, готовы ли вы работать с ним вместе в мэрии, обсуждать какие-то конкретные посты, министерства, заниматься конкретной работой вместе с ним?

Митрохин: Я уже начал отвечать на этот вопрос: есть принципиальное расхождение- определенные пункты мировоззрения Алексея я считаю очень опасными, в том числе для Москвы. Прежде чем принимать решения, о которых вы говорите, в какой бы то ни было степени работы, хотя я думаю, что мэром стану я, а не он, надеюсь и к этому стремлюсь. Даже если придется говорить о его вхождении в мое правительство Москвы, у меня будет с ним серьезный разговор. Я хочу выяснить его взгляды на национальные проблемы, он участник «Русских маршей». По этому вопросу, почему вы не задавали сейчас Дегтяреву вопрос? Они вместе будут, наверное, участвовать в будущих «Русских маршей», в их организации Алексея сейчас поддерживают откровенные фашисты, они же не зря поддерживают его, они видят что-то в нем интересное для себя. Он сейчас эту тему задвинул куда-то в сторону, я же говорил, что умеренный националист- это хорошо скрывающий свои истинные взгляды. Так это или нет, я не знаю. Я проведу с ним подробный разговор. С любым политиком, с которым мы будем обсуждать какие-то объединения, совместную работу, еще один вопрос буду обсуждать: согласен ли он с пунктом программы партии «Яблоко» о том, что необходимо отделить бизнес от власти. Это не просто борьба с коррупцией, выщелкивание отдельных коррупционеров, это основной корень зла для современной России, из него растет современная коррупция. Этот корень зла был заложен Ельциным и его командой в 90-ые годы. У нас очень четкая программа, что надо делать для того, чтобы бизнес от власти отделить и оградить власть от влияния какого бы то ни было рода олигархов, хоть довольных Путиным, хоть недовольных Путиным. Это для нас принципиальный вопрос, об этом я буду говорить, и об этом тоже вопросе, как и о национализме, и с Алексеем, ис представителями других партий.

Белоголовцев: Еще один вопрос из Сада Эрмитаж.

Таратута: Я хочу задать вопрос от себя лично. Вопрос звучит так: когда вы появились на выборах, все стали говорить о том, еще не была ясна общая конфигурация этих выборов и участников, стали говорить о том, что вы нужны власти на этих выборах, как спойлер оппозиции. Как вам такой образ на этих выборах? И в продолжении этого вопроса: именно из партии «Яблоко» раздавалась на первых порах кампании основная критика в адрес штаба Навального и самого кандидата, сейчас вы немножко поутихли. Почему изменилась тактика в отношении этого кандидата?

Митрохин: Вы знаете, как только начинаются выборы, сразу начинается черный пиар, начинают обзывать все, клеймить. Вы - девушка солидная, я не думаю, что вы будете поддаваться на черный пиар, манипуляцию, рассчитанную на каких-то простаков. Все прекрасно знают мое отношение к нынешней власти в Москве, к господину Собянину, по-моему, я гораздо жестче выступаю по многим вопросам, чем Алексей Навальный. Вы смотрите, что реально, а не то, что пишут какие-то чернушные сайты в интернете.

И второй вопрос. Знаете, никакой тактики не было, была какая-то ругань из его штаба, я думаю, что там люди подобрались, наверное, не очень порядочные частично. Они меня, например, обвинили, что аферу на Тверской с этим озеленением, о котором я уже сказал, дескать, не я раскопал, а Навальный, хотя его блог на эту тему появился на 5 часов позже, чем у меня. Тогда они сказали: «Митрохину сливает ФСБ информацию из компьютера Навального», вот о чем, видимо, девушка говорит. Если люди способны так открыто и нагло врать, не предъявляя никаких доказательств, чем они тогда отличаются от кировского суда? Мы все его осуждаем, я, кстати, выходил на защиту Алексея Навального на Манежную площадь. Я его как политического заключенного защищал, хотя взгляды у нас по многим вопросам разные, как вы видите. Чем они отличаются от путинских чиновников, которые врут постоянно? Надо Алексею об этом задуматься, вот еще один мой вопрос к нему в разговоре о возможном сотрудничестве в будущем.

Белоголовцев: Первый вопрос от Ольги: разрешите ли вы на Манежке танцевать лезгинку, второй вопрос от другого пользователя: как вы относитесь к стрельбе на свадьбах, впрочем, славным национальным обычаям, что вы планируете предпринимать в этой связи?

Митрохин: Начну со второго вопроса: никакой стрельбы на свадьбах и другого хулиганства при мне не будет, будет действовать закон. Закон будет неотвратим для всех вне зависимости от национальности. Если кто-то стреляет на свадьбе, если это связано с обычаями его народа, кто-то бьет витрины или еще что-то, этого не будет. Будет четко работать полиция, я заставлю ее работать четко, несмотря на то, что полиция не подчиняется сегодня мэру Москвы и вообще губернаторам…

Фишман: Как же вы это сделаете?

Митрохин: Мне удавалось добиваться таких вещей, например, призвать полицию к порядку в ряде случаев, даже не будучи еще мэром. Я многого добивался в Москве, не являясь мэром, работая в оппозиции. Например, элеватор в Печатниках цементный закрыл. У меня будет достаточно возможностей, чтобы заставить полицию выполнять обязанности. Кстати, сегодня есть Административный кодекс Москвы, там очень много чего написано, что должна делать полиция. Например, она должна останавливать вырубку деревьев, проверять порубочные билеты. Я сотни раз приезжал, когда меня жители звали по таким случаям, ни одного раза полиция не выполнила эту обязанность, которая зафиксирована в законе. Поэтому хулиганство, о котором вы говорите, тоже есть нормой и в КоАПе, и в Московском административном кодексе, все это есть. Полиция должна работать, тогда не будет никакой лезгинки, и не будет стрельбы на свадьбах.

Теперь о лезгинке: любое мероприятие по закону уже сейчас, которое официально заявлено и предполагает музыкальные номера, должны получить соответствующее разрешение. Если это концерт, это должно быть согласовано. Если лезгинка не согласована, ее не будет. Если согласована, она будет. И это касается любого народного танца, любого народа мира.

Фишман: Мы хотим и вам предложить ответить на вопросы, которые задавали жители по всему городу из нескольких районов Москвы. Мы их уже помним наизусть - это Печатники, Петровско-Разумовское, Перово, Бутово, проспект Вернадского и Щукинское. Выберете любой район.

Митрохин: О Печатниках шла речь, давайте Печатники.

- Почему Москву делают только городом для богатых? Почему бедных стараются выселить на окраины, за пределы Москвы? Будет ли какое-то улучшение жизни для среднего москвича?

Митрохин: Это очень серьезный вопрос. Москва - это столица России, в Москве очень серьезные финансовые потоки, в Москве очень дорогая земля, земля, которая может приносить колоссальные доходы, чем эта земля ближе к центру, тем больше она может приносить доходов. Поэтому при той хищнической, коррумпированной системе власти, которая сегодня построена в России, нет таких органов власти, в том числе в Москве и на федеральном уровне, которые способны сдержать эти аппетиты. Эта саранча в лице так называемых «коммерческих инвесторов» она либо уже частично все оккупировала, и центр и все другие более-менее интересные с точки зрения дохода территории и продолжает приискивать себе новые местечки. А это что за местечки? Например, те, где раньше жили москвичи, старые дома в Москве. Тотальное выселение из них практически произошло, из старых москвичей уже никого не осталось. Например. один из вариантов, говорят им, что дом уже ветхий, вы переедите в хорошую квартиру, а квартира совсем далеко, уже около МКАДа. А здесь этот домик сносится и строится какой-то, это было, допустим, историческое здание, памятник культуры. Они говорят: «Мы вам его отреставрируем», но реставрация превращается в какой-то ужасный новодел, а фактически это элитное жилье. Так вот происходит вымывание москвичей. Я этим вопросом занимался, я несколько барьеров поставил на этом пути, находясь в оппозиции- подчеркиваю. Например, я добился принятие поправки в закон московский о том, что если человека переселяют, его не могут переселить дальше, где этот человек живет. Если он живет с центральном округе, могут переселить только в центральный округ. Я категорически выступаю против последних изменений в законе, которые внесла Мосгордума, по требованию прокуратуры, кстати. Она запретила при переселении москвичам улучшать жилищные условия, я считаю, что это свинские поправки, потому что это та же логика. Они сейчас живут на дорогой земле, доход от этой земли будет получать инвестор, а их переселяют на землю похуже, подешевле, подальше от центра и говорят: «А мы вам еще жилищные условия улучшать не будем». Я считаю, что с этим свинством надо покончить. Если человека переселяют в другое место, хотя можно здесь оставить его жить, в той же «хрущевке», которую снесли, можно перенести его в резервный фонд, а потом обратно, когда дом на этом месте построят. Так делать надо и я это делать буду. Но если вы сейчас, пока я еще не у власти в Москве, людей переселяете в другое место, то вы обязаны им обеспечить улучшение жилищных условий, потому что они экономически теряют. Они были собственниками, эта земля им принадлежала, хотя она не оформлена или не отмежевана - это другой вопрос, но если вы переселили, вы обязаны улучшить им жилищные условия.

Белоголовцев: Давайте еще вопрос из районов.

Чудинова: Выбирайте район.

Митрохин: Щукинское.

- Вопрос такой - скоро ли в метро у нас сделают билеты, которые не только будут одноразовыми, чтобы позже не выбрасывались просто в мусор, а забирались обратно и перерабатывались.

Митрохин: Это разумное предложение, когда я стану мэром, я рассмотрю это предложение. Давайте так, район назвали,  я скажу, что я в этом районе сделал.

Белоголовцев: Давайте, Сергей, мы не можем противостоять такому соблазну.

Митрохин: Щукино, например. Я в свое время вел войну, можно сказать, с префектом северо-западного округа Козловым, я добился его снятия, я разоблачил его аферу. Он присоединил к своим особнякам кусок территории, но это, правда, Куркино, а не Щукино. Он своей жене выписал разрешение на земельный участок, я его разоблачил, его сняли. А там была другая история: на улице Авиационная, кстати, связанно с переселенцами, хрущевки, а рядом построили дом, прекрасный дом, просто идеально, можно было бы оценку отлично поставить префектуре, ну и мэрии, а нет, вдруг жителей не вселяют. Они знают уже, какие квартиры, а их не вселяют, потом говорят: «А вы знаете, этот дом хотят отдать на продажу квартир, и уже в интернете появилась реклама этих квартир», а их потом переселить куда-нибудь на окраины. Я пришел на встречу с жителями, первый раз пришел мирно, нас туда не впустили. Второй раз я пришел с ломом,  пришлось взломать дверь, жители вошли в этот дом и начали там голодовку, не по моей инициативе, а по своей. После этого туда приезжал бледный с трясущимися  руками Козлов, что-то блеял там, но мы эту победу одержали. И жители сейчас живут в этом доме, улица Авиационная, по-моему, дом 58. Может быть, переврал дом.

Белоголовцев: Вопрос из Twitter: будут ли при вас проводиться в Москве гей-парады, не знаю, что имеется в виду, но много спрашивают, и церковные парады?