МЭР И МОСКВИЧИ. Сергей Митрохин ответил на вопросы избирателей

Прямая линия
31 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (52:46)
Часть 2 (38:40)

Комментарии

Скрыть
Прямая линия с кандидатом в мэры Мо
Митрохин: Здравствуйте, дорогие москвичи.

Фишман: У вас есть несколько минут для небольшого первого выступления.

Митрохин: Во-первых, я хотел сказать, что мне совершенно не холодно, в отличие от предыдущего выступающего. Понятно, что Самара находится чуть-чуть южнее Москвы, поэтому я более привычный к климату нашего города. Я благодарен телеканалу ДОЖДЬ за организацию такого интересного мероприятия. Это очень хорошая инициатива, потому что все другие телекомпании уклонились от необходимости предоставлять кандидатам эфир. Вернее, одному кандидату предоставляют – Сергею Семеновичу Собянину, а остальным нет. Поэтому я считаю, что это очень хорошее начинание, я вам за это благодарен. Я хочу сказать, что у меня есть программа, она называется «Начнем перемены с Москвы». Я единственный кандидат, у которого есть отчет о работе за 10 лет. И программа, и отчет объединены в эту брошюру, она называется «Я верну Москву москвичам».

Объясню лозунг: я считаю, что сегодня москвичи вообще лишены какого бы то ни было влияния на решения, принимаемые органами власти. Это бюрократическая бесконтрольная машина власти в Москве была построена еще Лужковым, но сейчас в свои руки эту машину взяли чиновники, которые приехали к нам из других регионов. Вообще многие из них никогда не жили в Москве. Поэтому я считаю, что эти люди в каком-то смысле отняли у нас Москву. Они отнимают у нас бюджетные деньги. У нас кто-нибудь спросил, хотим ли мы, чтобы у нас везде была плитка, даже в парках, где она экологически убийственна? Никто нас об этом не спрашивал. Другие мероприятия, которые осуществляет Правительство Москвы, озеленение. Антикоррупционный центр партии Яблоко разоблачил эту аферу с озеленением Тверской, где гигантские откаты под эти кадки, урны и т.д. Рыночная цена этой урны в 10 раз меньше, чем та, за которую купили. У нас кто-то спрашивал? Может, мы хотели бы, чтобы на эти деньги были построены два детских сада? Никто у нас ничего не спрашивает. Эта иногородняя команда выполняет поручения господина Путина взять под контроль Москву. Не только в политическом отношении укрепить здесь властную вертикаль, но и в отношении экономическом. Люди из команды Путина хотят освоить наиболее доходные куски собственности московской. Это касается и земли, и застройки, и тех дорожных проектов, которые осуществляются и на которые гигантские бюджетные деньги тратятся. Эти деньги разворовываются, а подрядчиками являются те же самые путинские олигархи. Каждую неделю Правительство Москвы принимает решение о передаче Федерации больших комплексов имущества.

Например, нежилые помещения передает вместо того, чтобы малому бизнесу передавать эти помещения и организовать льготную приватизацию для малого бизнеса, чтобы развивать малый бизнес в Москве, Сергей Семенович эти помещения отдает федералам. Только что он передал Газпрому компанию МОЭК. Он говорит, я не собираюсь наводить там порядок, разбираться с тарифами, почему они такие чудовищные. Он просто взял и отдал ее Газпрому. Основная роль Сергея Семеновича заключается в том, чтобы поставить Москву под жесткий контроль путинской вертикали. Понятно, что мнение москвичей здесь неинтересно. Именно поэтому немосквича назначили. Москвичу было бы жалко уродовать парки этим рулоном газона, например, или плиткой. А немосквичу это делать легко и приятно, поэтому смысл моей программы  заключается в том, что я собираюсь вернуть Москву москвичам. В первую очередь, установить систему обратной связи между властью и москвичами: Мосгордума – главный элемент, должна быть выбрана на честных выборах, я это обеспечу. Мне неинтересна карманная дума, как Собянину.

Мне интересна Дума, которая представляет интересы москвичей. Право референдума будет реальным, будут честные публичные слушания. Если граждане не хотят, чтобы строительный проект был реализован, значит, этот проект отправляется в мусорную корзину. Наконец полноценное местное самоуправление. Я считаю, что управы надо упразднить, со временем и префектуры, полномочия передать муниципальным органам власти. Москвичи – очень зрелые, солидные люди, они смогут осуществить самоуправление в своих районах, и те депутаты, которых они будут избирать, будут перед ними подотчетны.

Вопрос из Твиттера: Ваша позиция по защите бездомных животных. Будет ли город создавать и финансировать соответствующие организации?

Митрохин: Организации – немножко неточное слово. Должны быть приюты для домашних животных. Я категорический противник жестокого обращения с животными. Я в свое время, когда был депутатом Госдумы, пытался внести поправку, которая ужесточает наказание за жестокое обращение с животными. Это не просто забота о самих животных, это даже больше – забота о людях. Там, где жестокое обращение с животными, растут жестокие люди, которые это наблюдают  и которых еще в юном возрасте в это вовлекают. Поэтому система приютов, необязательно приюты в центре города строить. Места всегда можно найти там, где животные не будут мешать. Стимулирование процесса возвращения бывшим хозяевам, которые выбросили животное, но лучше, чтобы животные попадали в хорошие руки. Для этого система стимулов будет предусмотрена, если я стану мэром.

Вопрос из Твиттера: Ваши программы с Навальным очень схожи. В случае победы готовы ли вы взаимодействовать с Алексеем? Готовы ли вы пойти в вице-мэры, если Навальный победит?

Фишман: Можете ли вы назвать 3-5 основных отличий программы Митрохина от программы Навального?

Митрохин: Когда Собянин объявил выборы, он всех застал врасплох, в первую очередь с программой. Ни у кого ее не было из кандидатов в мэры, а у меня она была, потому что у меня есть еще отчет, я 10 лет почти ежедневно работал в Москве, останавливал точечные застройки, спасал парки от вырубки. В процессе этой работы я настолько изучил проблемы москвичей изнутри, что программа у меня родилась фактически сама собой, конечно, с помощью моей команды, а у меня очень сильная команда, на которую я опираюсь. У меня была программа перед выборами в Мосгордуму «Город Москва – город, удобный для жизни», часть этой программы позаимствовал Сергей Семенович Собянин, включая название. Поэтому 15 июня я вручил свою программу Алексею на муниципальном форуме в Измайлово, он ее внимательно изучил, другие кандидаты в интернете посмотрели, и вот, например, что только что говорил Дегтярев: машины для чиновников  рангом не ниже руководителя департамента. Это он взял из моей программы.

Также Алексей довольно много заимствовал, и я его за это не осуждаю, я же сам ему вручил программу. В политике, как говорится, не бывает плагиата. Да, и по этой причине, и по многим другим много общего у нас с ним, но есть принципиальные расхождения. В свое время у меня с ним была довольно большая дискуссия – это было 6 лет назад по вопросу отношения к национализму. Для партии Яблоко эта идеология неприемлема ни в каких видах. Мы не считаем, что есть какие-то различия между умеренными националистами и крайне радикальными, даже фашистами. Я считаю, что умеренный националист - это просто человек, который очень хорошо скрывает эти взгляды. У него вдруг родилась другая позиция, он сказал, нам надо с ними дружить, у них много общего, мы таким образом можем получить дополнительные голоса, проценты. Я тогда ему ответил, мы принципы на проценты не меняем. Если у тебя такая позиция, значит, нам с тобой не по пути. Нам пришлось его исключить из партии. Я не слышал, что он пересмотрел эти взгляды.

Почему еще для нас неприемлем национализм: национализм – это идеология разрушительная для российской государственности. У нас многонациональная страна, такая же, как в свое время была Югославия. Пришли к власти националисты – страна развалилась. Это категорически недопустимо. Да, у нас много общего по многим вопросам – по борьбе с коррупцией и т.д., но у меня более системный взгляд на борьбу с коррупцией. Я считаю, что это не только посадки коррупционеров; необходима антикоррупционная экспертиза российского законодательства и многие другие системные меры. А у него та же программа борьбы с коррупцией. Она однобокая: только одни меры, которые он предлагают, не решат проблему. Проблему надо решать в комплексе. Комплексную программу, четкую, развернутую предлагаю я, а он не предлагает.

Дмитрий: Все оппозиционные лидеры, партии, в том числе и Яблоко, в период между выборами находятся в жесткой информационной блокаде. Просто их как бы нет. Или совсем никак, или очень плохо. Выборы закончатся. После выборов собираетесь ли вы каким-то образом консолидироваться с другими оппозиционными лидерами или организациями по поводу организации некого объединенного СМИ – интернет, радио, телеканал с совместным финансированием, чтобы там позиции всех, в том числе на дебатах и разговорах, чтобы можно было выводить в эфир?

Митрохин: Я готов консолидироваться с любыми политическими силами. Например, давайте на площадке телеканала ДОЖДЬ это сделаем. По-моему, очень либеральный, демократический телеканал. Я готов вести дебаты с любыми политическими силами, как оппозиционными, но в первую очередь с властью. Я сожалению, что господин Собянин уклонился от дебатов, но на такую площадку он, наверное, все-таки придет. Если это будет между выборами, бояться ему, наверное, будет нечего.

Фишман: У нас на связи Сад Эрмитаж.

Таратута: Рядом со мной москвич, который подготовил вопрос Сергею Митрохину.

Лев: Я живу в Москве в этом районе. Я много раз раньше голосовал за партию Яблоко, поэтому и вы, и ваша партия нам знакомы. В случае, если на выборах мэра Москвы, как я надеюсь, побеждает Алексей Навальный, готовы ли вы работать с ним вместе в мэрии, обсуждать какие-то конкретные посты, министерства, заниматься конкретной работой вместе с ним?

Митрохин: Я уже начал отвечать на этот вопрос: есть принципиальное расхождение, определенные пункты с Алексеем. Я считаю их очень опасными, в том числе и для Москвы. Прежде чем принимать решения, о которых вы говорите, в какой бы то ни было степени совместной работы… Я-то думаю, что мэром стану я, а не он и к этому стремлюсь. Даже если придется говорить о его вхождении в мое правительство, у меня будет с ним серьезный разговор. Я хочу выяснить все-таки его взгляды на национальные проблемы, потому что он участник «Русских маршей», почему вы Дегтяреву не задавали сейчас эти вопросы? Они вместе будут, наверное, участвовать в будущих «Русских маршах», в их организации. Алексея сейчас поддерживают откровенные фашисты. Они же не зря его так поддерживают. Они что-то в нем видят интересное для себя. Он сейчас эту тему задвинул куда-то в сторону. Понятно, умеренный националист – это хорошо скрывающий свои истинные взгляды. Так это или нет, я не знаю. Я с ним проведу подробный разговор. Я еще с любым политиком, с которым мы будем обсуждать какие-то объединения, совместную работу, еще один вопрос буду обсуждать: согласен ли он с пунктом программы партии Яблоко о том, что необходимо отделить бизнес от власти. Это не просто борьба с коррупцией, выщелкивание отдельных коррупционеров. Это основной корень зла для современной России. Из него растет современная коррупция. Этот корень зла был заложен Ельциным и его командой в 90-е годы. У нас очень четкая программа, что надо делать для того, чтобы бизнес от власти отделить и оградить власть от влияния какого бы то ни было рода олигархов, хоть довольных Путиным, хоть недовольных Путиным. Это для нам принципиальный вопрос. Об этом я буду говорить и с Алексеем, и с другими представителями других партий.

Таратута: Когда вы появились на выборах, все стали говорить о том, что вы нужны власти на этих выборах как спойлер оппозиции. Как вам такой образ на этих выборах? Именно из партии Яблоко раздавалась основания критика в адрес штаба Навального, самого кандидата. А сейчас вы немножко поутихли. Почему изменилась ваша тактика в отношении этого кандидата?

Митрохин: Как только начинаются выборы, сразу начинается черный пиар, начинают все обзывать, клеймить. Я думаю, что вы не будете поддаваться на черный пиар, манипуляции, рассчитанные на простаков. Все прекрасно знают мое отношение к нынешней власти в Москве, господину Собянину. По-моему, я гораздо жестче выступаю по многим вопросам, чем и Алексей Навальный. Поэтому вы смотрите, что реально, а не то, что пишут какие-то чернушные сайты в интернете. Никакой тактики не было, была какая-то ругань из его штаба. Я думаю, что это люди не очень порядочные подобрались частично. Они меня, например, обвинили, что аферу на Тверской с озеленением не я раскопал, а Навальный, хотя его блог на эту тему появился на 5 часов позже, чем у меня. Тогда они сказали, что Митрохину сливает ФСБ информацию с компьютера Навального. Если эти люди способны так врать открыто, нагло и не предъявляя никаких доказательств, чем они тогда отличаются, например, от кировского суда, который мы все осуждаем? Я, кстати, выходил на защиту Алексея Навального на Манежную площадь, я его как политического заключенного защищал, хотя взгляды у нас по многим вопросам разные, как вы видите. Чем они отличаются от путинских чиновников, которые врут постоянно? Надо Алексею об этом задуматься. Вот еще один мой вопрос к нему в разговоре о возможном сотрудничестве в будущем.

Фишман: Предвыборный телемарафон продолжается и у нас третий зарегистрированный кандидат в мэры Москвы. Поприветствуем, Сергей Митрохин.

Митрохин: Здравствуйте, дорогие москвичи.

Фишман: У вас есть несколько минут для небольшого первого выступления.

Митрохин: Во-первых, я хотел сказать, что мне совершенно не холодно, в отличие от предыдущего выступающего.

Фишман: Через час посмотрим.

Митрохин: Понятно, что Самара находится чуть-чуть южнее Москвы, поэтому я более привычный к климату нашего города. Я благодарен телеканалу ДОЖДЬ за организацию такого интересного мероприятия. Это очень хорошая инициатива, потому что все другие телекомпании уклонились от необходимости предоставлять кандидатам эфир. Вернее, одному только кандидату предоставляют – Сергею Семеновичу Собянину. Остальным - нет. Поэтому я очень благодарен.

Я хочу сказать, что у меня есть программа. Она называется «Начнем перемены с Москвы». Я единственный кандидат, у которого есть отчет о работе за 10 лет. И программа, и отчет объединены вот в эту брошюру. Она называется «Я верну Москву москвичам». Сразу объясню этот лозунг, что я имею в виду. Я считаю, что сегодня москвичи вообще лишены какого бы то ни было влияния на решения, принимаемые органами власти. Это бюрократическая бесконтрольная машина власти в Москве была построена еще Лужковым, но сейчас в руки свои эту машину взяли чиновники, которые приехали к нам из других регионах. И вообще многие из них никогда не жили в Москве. Поэтому я считаю, что эти люди в каком-то смысле отняли у нас Москву.

Как они это делают. Они отняли у нас бюджетные деньги. У нас кто-нибудь спросил, хотим ли мы, чтобы у нас везде была плитка? Даже в парках, где она экологически убийственна? Никто нас об этом не спрашивал. Другие мероприятия, которые осуществляет правительство Москвы, вот, озеленение. Кстати, антикоррупционный центр партии «Яблоко» разоблачил эту аферу с озеленением Тверской, где гигантские откаты под эти кадки, под эти урны и так далее. Рыночная цена этой урны в 10 раз меньше, чем та, за которую купили. У нас кто-то спрашивал? Может, мы хотели бы, чтобы на эти деньги были построены два детских сада, как выяснили мы. Никто у нас ничего не спрашивает. И эта иногородняя команда выполняет поручения господина Путина взять под контроль Москву. Не только в политическом отношении, укрепить вот здесь вот эту властную вертикально, но и в экономическом отношении. Люди из команды Путина хотят освоить наиболее доходные куски собственности московской. Это касается земли, застройки, это касается и тех дорожных проектов, которые осуществляются, на которые гигантские бюджетные деньги тратятся и эти деньги разворовываются. А подрядчиками кто является – те же самые путинские олигархи.

Каждую неделю правительство Москвы принимает решение о передаче «Федерации» больших комплексов имущества. Например, нежилые помещения передает. Вместо того, чтобы малому бизнесу передавать эти помещения и организовать еще льготную приватизацию для малого бизнеса, чтобы развивать малый бизнес в Москве, Сергей Семенович эти помещения отдает федералам. Только что он передал «Газпрому» компанию МОЭК. То есть он говорит: «Я не собираюсь наводить там порядок, разбираться с тарифами, почему они такие чудовищные». Он просто взял и отдал «Газпрому». То есть, основная роль Сергея Семеновича, его миссия заключается в том, чтобы поставить Москву под жесткий контроль путинской вертикали. И понятно, что мнение москвичей здесь не интересно. Именно поэтому немосквича назначили. Москвичу было бы жалко уродовать парки. А вот немосквичу это делать легко и приятно.

Поэтому смысл моей программы заключается в том, что я собираюсь вернуть Москву москвичам. Что значит «вернуть»? В первую очередь, уставить систему обратной связи между властью и москвичами. Какую систему? Мосгордума – главный элемент – должна быть выбрана на честных выборах. Я это обеспечу. Мне не интересна карманная дума, как Собянину, мне интересна дума, которая предоставляет интересы москвичей. Право референдума будет реальным, будут честные публичные слушания. Если граждане не хотят, чтобы строительный проект был реализован, значит, этот проект отправляется в мусорную корзину. Наконец, полноценное местное самоуправление. Я считаю, что управы надо упразднить, со временем и префектуры, полномочия передать муниципальным органам власти. Москвичи очень зрелые, солидные люди, они смогут осуществить реальное самоуправление в своих районах и те депутаты, которых они будут избирать, будут перед ними подотчетны.

- Ну что же, давайте напомним перед тем, как мы будем задавать вопросы и телезрителям, и зрителям, пришедшим на крышу телеканала ДОЖДЬ, регламент нашей «Прямой линии». Вы задаете вопросы, поднимаете руку, мы подходим. Также на трех точках в нашем городе находится наш корреспондент и, увы, у нас небольшие задержки из-за того, что DDoS-атака продолжается на сайт. Эти точки: Триумфальная площадь, Сад Эрмитаж и Лев Пархоменко по городу ищет людей, которые хотят задать вопросы.

Белоголовцев: Начали поступать вопросы с хэштегом #прямаялиния. Я напомню, вопросы Сергею Митрохину принимаются. В режиме онлайн стараемся их задавать. Один из первых вопросов, который уже прислали. Пользователь Ириша спрашивает о вашей позиции по защите бездомных животных Москвы. Будет ли город создавать и финансировать соответствующие организации?

Митрохин: Организация – это немножко неточное слово. Должны быть приюты для домашних животных. Я категорический противник жесткого обращения с животными. Я в свое время, когда был депутатом Госдумы, пытался внести поправку, которая ужесточает наказание за жесткое обращение с животными. Это не просто забота о самих животных. Это даже больше забота о людях. Там, где жесткое обращение с животными, растут жесткие люди, которые это наблюдают и которых еще в юном возрасте в это вовлекают. Поэтому – система приютов. Не обязательно приюты в центре города строить. Места всегда можно найти там, где животные не будут мешать. И стимулирование процесса приручения, либо возвращения бывшим хозяевам, которые выбросили животное, но лучше, чтобы животные попадали в хорошие руки. Для этого система стимулов будет предусмотрена, если я стану мэром.

Белоголовцев: Самый популярный вопрос сейчас в Twitter`e в разных вариантах, Юлия, например, его задает: «Ваши программы с Навальным очень схожи. В случае победы, готовы ли вы взаимодействовать с Алексеем?». А вот другой пользователь, наоборот, спрашивает, готовы ли вы пойти в вице-мэры, если Навальный победит?

Фишман: И тот же самый вопрос, по сути, можете ли вы назвать 3-5 основных отличий программы Митрохина от программы Навального?

Митрохин: Когда Собянин объявил выборы внезапно, он всех застал врасплох. В первую очередь с программой. Ни у кого ее не было из кандидатов в мэры, а у меня она была. Потому что у меня, я сказал уже, есть еще отчет. Я 10 лет почти ежедневно работал в Москве, я останавливал точечные застройки, спасал парки от вырубки. И в процессе этой работы я настолько изучил москвичей изнутри, что программа у меня родилась фактически сама собой и, конечно, с помощью моей команды. У меня очень сильная команда, на которую я опираюсь. У меня была программа перед выборами в Мосгордуму «Город Москва – город, удобный для жизни». Часть этой программы позаимствовал Сергей Семенович, включая название, тогда, когда пришел. Поэтому 15 июня я вручил свою программу Алексею на муниципальном форуме в Измайлово. Он ее внимательно изучил и так же, как, кстати, и другие кандидаты, они ее в интернете посмотрели.

Вот, например, только что говорил Дегтярев: служебная машина для чиновников рангом не ниже руководителя департамента. Это он взял просто из моей программы, из моих выступлений. Также и Алексей довольно много заимствовал. И я его за это не осуждаю, я же сам ему вручил программу. В политике, как говорится, не бывает плагиата. И по этой причине, и по многим другим много общего у нас с ним, но есть принципиальные расхождения.

В свое время у меня с ним была довольно большая дискуссия (это было 6-7 лет назад) по вопросу по отношению к национализму. Для партии «Яблоко» эта идеология неприемлема ни в каких видах. Мы не считаем, что есть какие-то различия между умеренными националистами, крайне радикальными и даже фашистами. Я считаю, что умеренный националист – это просто человек, который очень хорошо скрывает эти взгляды. У него вдруг родилась другая позиция. «Нет, - он сказал, - нам надо с ними дружить, у них много общего. Мы таким образом можем получить дополнительные голоса, дополнительные проценты». Я ему тогда ответил: «Алексей, слушай, мы принципы партии «Яблоко» на проценты не меняем. Если у тебя такая позиция, значит, нам с тобой не по пути». И нам тогда пришлось исключить его из партии. Я не слышал, чтобы он пересмотрел эти взгляды. Еще принципиально важный вопрос, почему для нас неприемлем национализм. Национализм – это идеология разрушительная для российской государственности. У нас многонациональная страна, такая же, как в свое время была Югославия. Пришли к власти националисты в Югославии – страна развалилась. И Сербия, кстати, развалилась после этого. Это категорически недопустимо. Да, у нас много общего по многим вопросам, по борьбе с коррупцией и так далее, но у меня более системный взгляд на борьбу с коррупцией. Я считаю, что это не только посадки коррупционеров. Необходима антикоррупционная экспертиза российского законодательства и многие другие меры системные необходимы для этого. А у него та же программа борьбы с коррупцией, она однобокая. Только одни меры, которые он предлагает, они не решат проблему. Проблему надо решать в комплексе. Комплексную программу, четкую и развернутую предлагаю я, а он не предлагает.

Фишман: У нас скоро должна выйти на связь с нами Юлия Таратута из Сада Эрмитаж. Я так понимаю, что мы еще не готовы вывести ее в эфир или уже готовы?

Белоголовцев: Пока не готовы. Давайте пока зададим вопросы здесь.

Вопрос: Московская область. У меня вопрос такой. Все оппозиционные лидеры, партии, в том числе и «Яблока», в период между выборами находятся в жесткой информационной блокаде. Просто их как бы нет: или совсем никак, или очень плохо. Вот выборы закончатся. После выборов собираетесь ли вы каким-то образом консолидироваться с другими оппозиционными лидерами или организациями по поводу организации некого объединенного СМИ своего, то есть интернет, радио, возможно, телеканал совместного софинансирования, чтобы там позиции всех, в том числе на дебатах и разговорах, чтобы можно было выводить в эфир?

Митрохин: Я готов консолидироваться с любыми политическими силами. Например, давайте на площадке телеканала ДОЖДЬ это сделаем. По-моему, очень либеральный, демократический телеканал. Я готов вести дебаты с любыми политическими силами, как оппозиционными, но, в первую очередь, конечно, с властью. Я сожалею, что господин Собянин уклонился от дебатов, но на такую площадку он, наверное, все-таки придет. Если это будет между выборами, бояться ему, наверное, будет нечего.

Фишман: У нас на связи Сад Эрмитаж.

Таратута: Рядом со мной москвич, он готов задать вопрос Сергею Митрохину.

- Меня зовут Лев Гершензон, я живу в этом районе. Раньше мы голосовали за партию «Яблоко», поэтому и вы, и ваша партия нам знакомы, у меня такой, может, гипотетический вопрос, но для меня очень важный. В случае если на выборах Москвы, как я надеюсь, побеждает Алексей Навальный, готовы ли вы работать с ним вместе в мэрии, обсуждать какие-то конкретные посты, министерства, заниматься конкретной работой вместе с ним?

Митрохин: Я уже начал отвечать на этот вопрос: есть принципиальное расхождение- определенные пункты мировоззрения Алексея я считаю очень опасными, в том числе для Москвы. Прежде чем принимать решения, о которых вы говорите, в какой бы то ни было степени работы, хотя я думаю, что мэром стану я, а не он, надеюсь и к этому стремлюсь. Даже если придется говорить о его вхождении в мое правительство Москвы, у меня будет с ним серьезный разговор. Я хочу выяснить его взгляды на национальные проблемы, он участник «Русских маршей». По этому вопросу, почему вы не задавали сейчас Дегтяреву вопрос? Они вместе будут, наверное, участвовать в будущих «Русских маршей», в их организации Алексея сейчас поддерживают откровенные фашисты, они же не зря поддерживают его, они видят что-то в нем интересное для себя. Он сейчас эту тему задвинул куда-то в сторону, я же говорил, что умеренный националист- это хорошо скрывающий свои истинные взгляды. Так это или нет, я не знаю. Я проведу с ним подробный разговор. С любым политиком, с которым мы будем обсуждать какие-то объединения, совместную работу, еще один вопрос буду обсуждать: согласен ли он с пунктом программы партии «Яблоко» о том, что необходимо отделить бизнес от власти. Это не просто борьба с коррупцией, выщелкивание отдельных коррупционеров, это основной корень зла для современной России, из него растет современная коррупция. Этот корень зла был заложен Ельциным и его командой в 90-ые годы. У нас очень четкая программа, что надо делать для того, чтобы бизнес от власти отделить и оградить власть от влияния какого бы то ни было рода олигархов, хоть довольных Путиным, хоть недовольных Путиным. Это для нас принципиальный вопрос, об этом я буду говорить, и об этом тоже вопросе, как и о национализме, и с Алексеем, ис представителями других партий.

Белоголовцев: Еще один вопрос из Сада Эрмитаж.

Таратута: Я хочу задать вопрос от себя лично. Вопрос звучит так: когда вы появились на выборах, все стали говорить о том, еще не была ясна общая конфигурация этих выборов и участников, стали говорить о том, что вы нужны власти на этих выборах, как спойлер оппозиции. Как вам такой образ на этих выборах? И в продолжении этого вопроса: именно из партии «Яблоко» раздавалась на первых порах кампании основная критика в адрес штаба Навального и самого кандидата, сейчас вы немножко поутихли. Почему изменилась тактика в отношении этого кандидата?

Митрохин: Вы знаете, как только начинаются выборы, сразу начинается черный пиар, начинают обзывать все, клеймить. Вы - девушка солидная, я не думаю, что вы будете поддаваться на черный пиар, манипуляцию, рассчитанную на каких-то простаков. Все прекрасно знают мое отношение к нынешней власти в Москве, к господину Собянину, по-моему, я гораздо жестче выступаю по многим вопросам, чем Алексей Навальный. Вы смотрите, что реально, а не то, что пишут какие-то чернушные сайты в интернете.

И второй вопрос. Знаете, никакой тактики не было, была какая-то ругань из его штаба, я думаю, что там люди подобрались, наверное, не очень порядочные частично. Они меня, например, обвинили, что аферу на Тверской с этим озеленением, о котором я уже сказал, дескать, не я раскопал, а Навальный, хотя его блог на эту тему появился на 5 часов позже, чем у меня. Тогда они сказали: «Митрохину сливает ФСБ информацию из компьютера Навального», вот о чем, видимо, девушка говорит. Если люди способны так открыто и нагло врать, не предъявляя никаких доказательств, чем они тогда отличаются от кировского суда? Мы все его осуждаем, я, кстати, выходил на защиту Алексея Навального на Манежную площадь. Я его как политического заключенного защищал, хотя взгляды у нас по многим вопросам разные, как вы видите. Чем они отличаются от путинских чиновников, которые врут постоянно? Надо Алексею об этом задуматься, вот еще один мой вопрос к нему в разговоре о возможном сотрудничестве в будущем.

Белоголовцев: Первый вопрос от Ольги: разрешите ли вы на Манежке танцевать лезгинку, второй вопрос от другого пользователя: как вы относитесь к стрельбе на свадьбах, впрочем, славным национальным обычаям, что вы планируете предпринимать в этой связи?

Митрохин: Начну со второго вопроса: никакой стрельбы на свадьбах и другого хулиганства при мне не будет, будет действовать закон. Закон будет неотвратим для всех вне зависимости от национальности. Если кто-то стреляет на свадьбе, если это связано с обычаями его народа, кто-то бьет витрины или еще что-то, этого не будет. Будет четко работать полиция, я заставлю ее работать четко, несмотря на то, что полиция не подчиняется сегодня мэру Москвы и вообще губернаторам…

Фишман: Как же вы это сделаете?

Митрохин: Мне удавалось добиваться таких вещей, например, призвать полицию к порядку в ряде случаев, даже не будучи еще мэром. Я многого добивался в Москве, не являясь мэром, работая в оппозиции. Например, элеватор в Печатниках цементный закрыл. У меня будет достаточно возможностей, чтобы заставить полицию выполнять обязанности. Кстати, сегодня есть Административный кодекс Москвы, там очень много чего написано, что должна делать полиция. Например, она должна останавливать вырубку деревьев, проверять порубочные билеты. Я сотни раз приезжал, когда меня жители звали по таким случаям, ни одного раза полиция не выполнила эту обязанность, которая зафиксирована в законе. Поэтому хулиганство, о котором вы говорите, тоже есть нормой и в КоАПе, и в Московском административном кодексе, все это есть. Полиция должна работать, тогда не будет никакой лезгинки, и не будет стрельбы на свадьбах.

Теперь о лезгинке: любое мероприятие по закону уже сейчас, которое официально заявлено и предполагает музыкальные номера, должны получить соответствующее разрешение. Если это концерт, это должно быть согласовано. Если лезгинка не согласована, ее не будет. Если согласована, она будет. И это касается любого народного танца, любого народа мира.

Фишман: Мы хотим и вам предложить ответить на вопросы, которые задавали жители по всему городу из нескольких районов Москвы. Мы их уже помним наизусть - это Печатники, Петровско-Разумовское, Перово, Бутово, проспект Вернадского и Щукинское. Выберете любой район.

Митрохин: О Печатниках шла речь, давайте Печатники.

- Почему Москву делают только городом для богатых? Почему бедных стараются выселить на окраины, за пределы Москвы? Будет ли какое-то улучшение жизни для среднего москвича?

Митрохин: Это очень серьезный вопрос. Москва - это столица России, в Москве очень серьезные финансовые потоки, в Москве очень дорогая земля, земля, которая может приносить колоссальные доходы, чем эта земля ближе к центру, тем больше она может приносить доходов. Поэтому при той хищнической, коррумпированной системе власти, которая сегодня построена в России, нет таких органов власти, в том числе в Москве и на федеральном уровне, которые способны сдержать эти аппетиты. Эта саранча в лице так называемых «коммерческих инвесторов» она либо уже частично все оккупировала, и центр и все другие более-менее интересные с точки зрения дохода территории и продолжает приискивать себе новые местечки. А это что за местечки? Например, те, где раньше жили москвичи, старые дома в Москве. Тотальное выселение из них практически произошло, из старых москвичей уже никого не осталось. Например. один из вариантов, говорят им, что дом уже ветхий, вы переедите в хорошую квартиру, а квартира совсем далеко, уже около МКАДа. А здесь этот домик сносится и строится какой-то, это было, допустим, историческое здание, памятник культуры. Они говорят: «Мы вам его отреставрируем», но реставрация превращается в какой-то ужасный новодел, а фактически это элитное жилье. Так вот происходит вымывание москвичей. Я этим вопросом занимался, я несколько барьеров поставил на этом пути, находясь в оппозиции- подчеркиваю. Например, я добился принятие поправки в закон московский о том, что если человека переселяют, его не могут переселить дальше, где этот человек живет. Если он живет с центральном округе, могут переселить только в центральный округ. Я категорически выступаю против последних изменений в законе, которые внесла Мосгордума, по требованию прокуратуры, кстати. Она запретила при переселении москвичам улучшать жилищные условия, я считаю, что это свинские поправки, потому что это та же логика. Они сейчас живут на дорогой земле, доход от этой земли будет получать инвестор, а их переселяют на землю похуже, подешевле, подальше от центра и говорят: «А мы вам еще жилищные условия улучшать не будем». Я считаю, что с этим свинством надо покончить. Если человека переселяют в другое место, хотя можно здесь оставить его жить, в той же «хрущевке», которую снесли, можно перенести его в резервный фонд, а потом обратно, когда дом на этом месте построят. Так делать надо и я это делать буду. Но если вы сейчас, пока я еще не у власти в Москве, людей переселяете в другое место, то вы обязаны им обеспечить улучшение жилищных условий, потому что они экономически теряют. Они были собственниками, эта земля им принадлежала, хотя она не оформлена или не отмежевана - это другой вопрос, но если вы переселили, вы обязаны улучшить им жилищные условия.

Белоголовцев: Давайте еще вопрос из районов.

Чудинова: Выбирайте район.

Митрохин: Щукинское.

- Вопрос такой - скоро ли в метро у нас сделают билеты, которые не только будут одноразовыми, чтобы позже не выбрасывались просто в мусор, а забирались обратно и перерабатывались.

Митрохин: Это разумное предложение, когда я стану мэром, я рассмотрю это предложение. Давайте так, район назвали,  я скажу, что я в этом районе сделал.

Белоголовцев: Давайте, Сергей, мы не можем противостоять такому соблазну.

Митрохин: Щукино, например. Я в свое время вел войну, можно сказать, с префектом северо-западного округа Козловым, я добился его снятия, я разоблачил его аферу. Он присоединил к своим особнякам кусок территории, но это, правда, Куркино, а не Щукино. Он своей жене выписал разрешение на земельный участок, я его разоблачил, его сняли. А там была другая история: на улице Авиационная, кстати, связанно с переселенцами, хрущевки, а рядом построили дом, прекрасный дом, просто идеально, можно было бы оценку отлично поставить префектуре, ну и мэрии, а нет, вдруг жителей не вселяют. Они знают уже, какие квартиры, а их не вселяют, потом говорят: «А вы знаете, этот дом хотят отдать на продажу квартир, и уже в интернете появилась реклама этих квартир», а их потом переселить куда-нибудь на окраины. Я пришел на встречу с жителями, первый раз пришел мирно, нас туда не впустили. Второй раз я пришел с ломом,  пришлось взломать дверь, жители вошли в этот дом и начали там голодовку, не по моей инициативе, а по своей. После этого туда приезжал бледный с трясущимися  руками Козлов, что-то блеял там, но мы эту победу одержали. И жители сейчас живут в этом доме, улица Авиационная, по-моему, дом 58. Может быть, переврал дом.

Белоголовцев: Вопрос из Twitter: будут ли при вас проводиться в Москве гей-парады, не знаю, что имеется в виду, но много спрашивают, и церковные парады?

Митрохин: Если это не является нарушением, разжиганием межнациональной розни или пропаганды насилия, все парады будут разрешаться. Это закон. Я введу московскую жизнь в рамки закона, сегодня она за пределами этих рамок находится. Сегодня малый бизнес незаконно у нас зачищают, градостроительство, генплан. Смотрите, у нас Москва расширилась в два с половиной раза, мы живем по старому генплану. Конечно, мы не живем, потому что нет правил землепользования застройки, которая его конкретизирует. В других сферах тоже беспредел, сколько мы заявляли митинги по защите прав москвичей, нам говорили: «Вот в этом месте нельзя, у Госдумы нельзя». Почему у Госдумы нельзя? Определите, сколько человек там может находиться, да, может быть, не 1000, но 100, там площадка нормальная, никто не будет мешать. Веревочкой огородят, не надо этих бесконечных железных заборов. Я определю квоту мест для митингов у каждого органа власти, закон запрещает только у президента и у судов сейчас. У Госдумы, у Совета Федерации, у прокуратуры, у всех органов, к которым есть претензии у москвичей, я разрешу проведение митингов, да, с ограничением численности, пикетов  так далее. Что касается парадов, любые парады в рамках закона будут разрешаться. Никаких препон не будет никому.

Фишман: У нас на связи Павел Лобков с Триумфальной площади.

Лобков: Я нахожусь на Триумфальной площади, которая становится каждое 31 число эпицентром протестных событий. Вы уже видите, как за моей спиной разворачиваются цепи с ОМОНом. По моим подсчетам, здесь где-то 300-400 сотрудников ОМОНа. Сергей, считаете ли вы нормальной такую концентрацию силовых структур в Москве? И как мэр города, наделенный полномочиями внутри города, сможете ли вы повлиять на то, чтобы Москва стала менее милитаризированной, чтобы меньшее количество сотрудников правоохранительных органов приходилось на душу населения, они бы занимались своими профильными обязанностями?

Митрохин: Не было бы ни одного сотрудника полиции, ни какого бы внимания к акциям Лимонова тоже не было.  Не нужно это совершенно никому. Наверное, есть какое-то соглашение, чтобы таким образом пиарить это мероприятие. При мне этого не будет, я заставлю полицию выполнять свои основные обязанности, их очень много по федеральному закону, по выполнению административных функций. Я в полиции проведу обучение, они будут знать, что такое порубочный билет, дендроплан, когда рубят деревья, что они должны будут делать против незаконного выброса мусора и так далее. У них станет столько работы, что таких контингентов не откуда будет взять, тем более демонстрации будут все мирно проходить. Если будет нарушение порядка, тогда конкретно к нарушителю будут применяться меры как в любом цивилизованном государстве.

А что касается 31 числа, я все-таки скажу. Я, конечно, буду разрешать проводить Лимонову акции 31 числа, но сам я в них не буду участвовать и сейчас не участвую, скажу почему. Когда в июне прошлого года принимался закон, ужесточающий штрафы за участие в митингах и демонстрациях, до этих зверских величин, когда за это сажать предложили, общественные работы. Единственной партией тогда, которая вышла протестовать в тот момент и в том месте, когда можно было добиться реальной защиты прав граждан на митинги и демонстрации статьи 31, пришла только партия «Яблоко», а мы звали всех. Туда надо было Лимонову приходить тогда и всем остальным, а что без толку ходить каждые два месяца на Триумфальную, когда ничего от этого не меняется!

Лобков: Я бы хотел, чтобы задали вопрос девушки, которые здесь оказались на Триумфальной, я не знаю, о чем они спросят Сергея Митрохина.

- Я хотела бы поинтересоваться, как именно вы собираетесь решать вопрос растущего количества гастарбайтеров в Москве?

Митрохин: Моя программа здесь отличается от всех. Она отличается чем- гуманностью по отношению к нелегальным мигрантам. Я считаю, что эти люди ни в чем не виноваты, и не надо их наказывать, не надо на них какие-то зверские облавы устраивать. Наказывать надо тех людей, которые нанимают их на работу, из-за которых они едут к нам в Москву. Это их работодатели, это люди, которые решили поживиться за счет рабского и полурабского труда. Они позорят наш город в глазах всего мира. Вот с этими людьми я буду разбираться в первую очередь.

Сегодня есть статья 322.1 «Организация нелегальной миграции» в Уголовном кодексе, 127 «Использование рабского труда». Вы слышали когда-нибудь, чтобы какой-то крупный работодатель, директор компании строительной, где они все работают, как мы знаем, по этой статье сел, а срок там до 7 лет, до 10 даже. Вы слышали? Нет, есть статистика, что кого-то привлекают, но в основном малый бизнес, а самых крупных, самых основных негодяев, которых можно прировнять к сутенерам или к наркомафии, их никто не трогает. Вот этот лагерь фильтрационный построили в Гольяново, вернее, не построили - там жили эти вьетнамцы в нелегальном общежитии, в этом же месте. Их пересадили, устроили из этого пиар, теперь мы за них миллионы заплатим из бюджета, чтобы их депортировали. Никто не услышал фамилию человека, на которого они работали, с ним ничего не происходит, его никто не привлекает. Так значит, что произойдет? Этих увезут, заплатим деньги, а он наймет новых. Поэтому наказать, создать прецедент наказуемости по статье 322.1 и другой статье. Посадим 100-150 негодяев, другим неповадно будет этим позорным бизнесом заниматься. Второе - привлечем к ответственности, которые «крышуют» этот бизнес, вроде кого-то уволили в ОВД Гольяново, я сейчас разбираюсь. Но мы услышали, что они сели в тюрьму? Они- то все это видели на своей территории, ничего мы про это не слышим, не наказуемо это. Ненаказуемо - значит, будет продолжаться.

И последнее - самым главным работодателем нелегалов сегодня является сама мэрия, потому что она позволяет им работать в системе ЖКХ. Что сделаю я? Я заставлю все конторы, которые претендуют на городской заказ по благоустройству, по уборке отчитываться полностью в интернете, штатное расписание плюс зарплаты. Тогда любой житель, выгляну в окно, увидит, кто метет двор, а кто по ведомости походит, Иван Иванович, что-то он не похож на Ивана Ивановича. Он звонит мне на горячую линию, мои сотрудники принимают меры, идут в полицию, миграционную службу, в следственные органы, берут их за ручку, ведут туда, там они проводят проверку. Выявляется, что этот человек взял нелегала на работу, он идет по уголовной статье. Эта работа будет проводиться системно, результаты будут такие - пальцем не трону ни одного нелегального мигранта, если он не совершил преступление, разумеется, они сами уедут из Москвы искать работу в другие места.

Чудинова: У нас на сайте Tvrain.Ru спрашивает Мерцалов Сергей: несколько пугает ваш предвыборный лозунг «Москва для москвичей», раз Москва - столица России…

Митрохин: У меня нет лозунга «Москва для москвичей», у меня есть лозунг «Я верну Москву москвичам». Москву у москвичей отняли. Как? У нас правительство Москвы - это орган, который перед москвичами не отчитывается, с ними ни о чем не советуется, его москвичи никак не контролируют. Мосгордума карманная, через нее нельзя контролировать, слушания фиктивные, через них нельзя, референдум, через референдумы нельзя и так далее. Это все равно, что сказать, что Челябинскую область мы поставим под контроль челябинцев, если будет член партии «Яблоко» выдвигаться там в губернаторы. Я то же самое, мы поставим под контроль граждан, но мы в Москве живем и говорим о москвичах, под контроль москвичей. Это самое главное действие, через которое я верну Москву. Я буду с москвичами советоваться, через эти советы я буду возвращать Москву. Смотрите, улица Кустанаевская, дом 50А, чудесный сквер между домами, «Соловьиная роща» они его называют. Росчерком пера Хуснуллина там будет всажена застройка, убьют и деревья, и соловьев убьют, в какой-то мере убьют москвичей, потому что меньше кислорода станет у них в этом месте. Отняли сквер, он заборов огорожен, я приехал и сказал: вот эту маленькую частичку Москвы я вам верну, когда стану мэром, а в целом москвичам я верну Москву. Верну парки, которые сегодня уродуются или застраиваются ползучим образом, верну деньги, которые из бюджета разворовываются, деньги будут не на плитки какие-то бессмысленные идти, не распихиваться по карманам чиновников, а на то, что нужно москвичам. Например, на детские сады, улица Дубки 15, там будет детский сад, которого хотят жители. Для краткости останавливаюсь в этих примерах.

Артур Константинович, город Москва: Сергей Сергеевич, у меня к вам два вопроса. Вопрос первый - когда вы станете мэром Москвы. каковы ваши первые три решения, которые вы собираетесь принять? В этом же контексте: когда вы будете мэром Москвы, будут ли работать в вашей команде известные экономисты, в том числе и Григорий Алексеевич Явлинский?

Митрохин: Когда так говорят: ваше самое первое решение, ваше первые три решений, пять решений. Решений будет много одновременно сразу приниматься. Если без популизма говорить, я сразу же столкнусь с сопротивлением этого огромного, неповоротного, коррумпированного аппарата. Первые решения, чтобы мне удержаться на этой должности и поставить под контроль, они будут кадровые, кончено. И первые три, и первые 23, и даже 333, это будут кадровые решения. Кого я знаю, что эти люди четко воруют, а у нас есть в «Яблоке» антикоррупционный центр во главе с Виталием Резниковым, мы уже знаем четко, в каких префектурах ворует, кто. Мы знаем, эти люди будут сейчас сопротивляться, организовать заговор и так далее. Всех мы в первую очередь уволим, непрофессионалов всех уволим, их огромное количество. Сегодня какие-то казанские кланы у нас в Москве появились, москвичей туда почти не принимают на работу в мэрию. Так что все решения первые – кадровые. Если крупно говорить о решениях, которые сразу, что должен сразу делать мэр, если выборы 8 сентября. Конечно, готовить бюджет на следующий год, это основная обязанность, через бюджет новый, реформированный бюджет сразу решается огромное количество проблем, в том числе и коррупция. Например, возьмите гигантские дорожные проекты, специалисты знают, что эти проекты не сократят количество пробок, и много раз говорили публично об этом. Но они продолжаются, потому что распил, потому что так организованы тендеры по этим заказам, расценки по этим заказам на дорожные строительства давно устарели, их сознательно никто не пересматривает. Я организую пересмотр. Какое решение- пересмотре. Тарифы ЖКХ пересмотр, на этом будет гигантская экономия для бюджета. Те проекты, которые я знаю точно воровские, бессмысленные, ненужные, я их заторможу. А деньги эти пойдут на первоочередные нужды, на вопросы инфраструктуры, возобновлю программу капремонта, будут строить детские сады. Три недели назад Москву залило, был ливень сильный. Почему мы не занимаемся ливневой канализацией? Будем дожидаться наводнения как в Хабаровске? Почем не занимаются? Ее там не видно под землей, показуху из нее не устроишь, из этой ливневой канализации, марафет на ней эстетический с каким-то процессуальным оттенком не наведешь, поэтому не занимаются. Собянин - мэр косметический, а я буду мэром капитальным.

Фишман: У меня есть вопрос от меня лично, как от москвича. Речь идет про полицию, охрану митингов, я так понимаю, что есть вообще проблема доверия к полиции в городе, что люди вместо того, чтобы ожидать помощи от полицейского, они иногда стремятся перейти на другую улицу, если вдруг полицейского видит. Вроде это федеральный вопрос, а не муниципальный, городской. Что мэр вообще может сделать, чтобы решить эту важную проблему?

Митрохин: Я сначала отвечу на предыдущий вопрос. У меня сильная команда известных людей по экономике – это Григорий Явлинский, например. По экологии – это Алексей Яблоков, самый известный эколог России в мире, по образованию – это Евгений Бунимович, бывший председатель комиссии Мосгордумы по образованию, сейчас уполномоченный по правам ребенка. А по вопросам полиции – известнейший правозащитник Андрей Бабушкин, это его специализация. Да, серьезный вопрос, здесь нужна федеральная законодательная инициатива. В моей брошюре, где касается инициатив, какие я буду инициативы вносить в Госдуму.

Фишман: Но от вас это не будет зависеть?

Митрохин: Мэр Москвы при поддержке москвичей - я вас умоляю. Я буду работать с депутатами- москвичами всех фракций. Так вот, конечно, нужно городу вернуть влияние на полицию. Самое лучшее - чтобы полиция общественного порядка подчинялась мэру Москвы и мэрам других муниципальных образований. Но если это невозможно, надо быть реалистами, надо вернуть право субъекту федерации платить надбавки, региональные надбавки полиции. Некоторые популисты говорили: «Я буду платить полиции», он даже не знает, что это запрещено законом из регионального бюджета доплачивать полиции. Я считаю, что это нужно вернуть, иначе реального влияния нет у мэра на полицию. Полиция, кстати, от этого страдает. В Москве-то вон какие цены по сравнению с сельской местностью, а зарплата полицейского одного и того же звания отличается в 5 тысяч рублей всего от полицейского сельской местности. Это же безумие, вы толкаете, по анекдоту: мне пистолет дали, делай, что хочешь, вот твоя зарплата. Эту систему надо менять. Конечно, я буду развивать систему общественного контроля з полицией, вот этого никто не помешает сделать. Я буду поддерживать те некоммерческие организации, которые занимаются, сам Бабушкин этим занимается, и через общественный контроль я буду узнавать, что твориться в этой системе органов внутренних дел, буду влиять. Огромное политическое влияние  мэра города потреблю на то, чтобы соблюдались права человека, чтобы полиция выполняла обязанности, говорил, не буду повторять, проведу курсы обучающие. Во-первых, их права и обязанности, я, кстати, инициирую создание профсоюза полиции нормального, самостоятельного профсоюза, который бы защищал низовых сотрудников полиции от произвола их начальников, которые их иногда толкают на беззаконье. Огромный здесь фронт работ, знаю, что делать.

Белоголовцев: Вопрос из Twitter: как вы относитесь к строительству мечетей, синагог и других религиозных строений  в Москве, и что думаете о протестах граждан, которые против строительства в первую очередь мечетей, я думаю, имеется в виду?

Митрохин: Протесты граждан возникают из-за того, что нет правового поля в строительстве. Это значит, что нет генерального плана, реально работающего, нет правил землепользования застройки, которые конкретизируют генплан. Это четко расписанная, на карте обозначенная система функционирования города, где, что можно строить, где чего нельзя строить. В этих местах, я думаю, если люди хотят построить любое культовое учреждение, они должны за это платить, бесплатно город не может, бесплатно землю москвичей нельзя раздавать кроме самих москвичей. Например, для решения жилищной проблемы. Если это конфессия, значит, генплан предусматривает систему приоритетов городских, сколько примерно нужно культовых учреждений, потом правила землепользования застройки, которые согласовываются с москвичами на слушаниях публичных. И там все конфликты по поводу мечетей, есть конфликты по поводу православных храмов, между прочим, многие люди не хотят, чтобы под окнами их строили. Эти все конфликты решаются через ПЗЗ и тщательно обсуждаются с москвичами, определяются места, где можно строить, где можно мечети строить, где храмы, где пагоды буддийские. Хочешь построить – покупай землю и строй. Наверное, поближе к окраинам, да, потому что в центре большие скопления на праздниках мусульманских действительно мешают москвичам. Из этого не надо раздувать межнациональную рознь, а надо решать все цивилизованно тогда и повода никакого не будет для каких-то кипящих страстей на эту тему.

Фишман: Андрей Васин предлагает, но это широкая довольно инициатива, навести порядок в городе, убрать и запретить въезд в столицу всем нелегалам мигрантам со стран ближнего зарубежья, дать высокооплачиваемую работу местному населению, улучшить инфраструктуру. Я хотел бы уточнить: как сделать те профессии, которые сегодня непривлекательны для москвичей, привлекательными и надо ли это делать? Если да, то как?

Митрохин: Чем еще опасна трудовая миграция нелегальная, в массовых масштабах, и легальная тоже, если она будет, но при мне не будет массовых масштабов, тем, что она отбивает стимулы  у экономических субъектов проводить модернизацию своих производств. Если может 100 человек перекладывать асфальт, зачем покупать машину, на которой могут работать два человека, допустим? И так во всем. Если я стану мэром, я добьюсь, что нелегальные мигранты поедут искать работу в другие места, сразу же возникнет острая потребность у этих работодателей, которые еще не будут сидеть в тюрьме за привлечение нелегалов, модернизировать производство, закупать современную технику. Иначе у нас сейчас Москва пойдет по стопам Римской империи, которая развалилась из-за того, что там был дешевый рабский труд, и не нужно было ничего изобретать. Ну, не только, конечно, по этой причине.

Зачем нам по этому пути идти? У нас будет модернизация той техники, которая используется в строительстве, при уборке улиц, при дорожном строительстве. Кстати, расценки существенно снизятся, там уже откаты не надо будет платить никому. Значит, будет интерес, чтобы при помощи современных технологий осуществлялось все это строительство, а высокие технологии гораздо выгоднее, экономичнее. Это первое.

Второе - конечно, возникнет дефицит рабочих мест в таких профессиях, как дворники, может быть, и другие люди, работающие в ЖКХ. Здесь у меня конкретная мера - я предлагаю платить московскую надбавку пенсионную тем пенсионерам, работающим, которые пойдут в ЖКХ. Сейчас, если они пойдут работать, у них отнимут надбавку. Для того, чтобы стимулировать приток в ЖКХ рабочих рук именно москвичей, я на такую меру пойду.

Михаил Исаев, представитель Московской области, Серпуховского региона: Ни для кого не секрет, что многие жители Московской области, практически все, работают в Москве. В связи с этим жителям Московской области интересна судьба Москвы. И ни для кого не секрет, что многие москвичи прописаны в Москве, а живут в Московской области, приедут голосовать за вас, конечно же, в Москву. Интересно другое - есть ли какие-то направления, по которым вы будете взаимодействовать с губернатором области? И каким образом вы будете эти вопрос решать?

Митрохин: Огромное количество направлений. Возьмет самые острые для большинства населения - транспорт. Покажу на конкретном примере - идут работы по реконструкции Ярославского шоссе, люди там против выступают, я сам там долго жил, деревья вырубаются и так далее. Там происходит какое-то расширение - это у нас борьба с пробками. Но смотрите, вы едете дальше, выезжаете из Москвы, справа видите рынок нелегальной рабочей силы, едете дальше - там Мытищи, там Королев. Там вы останавливаетесь намертво. К этому всему я хочу добавить, что  генеральный план города Королева предусматривает такую уплотнительную застройку зверскую, а сам туда ездил на митинг - меня жители пригласили протестовать, что там не то, что три часа будете стоять, вы можете сутки простоять после того, как этот генплан будет реализован. Но сейчас мы мешаем, партия «Яблоко» с жителями мешают. То же самое по всем другим. Что же за безумие-то? Внутри Москвы мы расширим, а там…

Недавно новость – по-моему, 2, 5 миллиона квадратных метров жилья в Химках, по Ленинградке итак невозможно. Как они строят? Надо строить, безусловно, надо, но давайте с губернатором Московской области обсудим, где строить, чтобы Москва решала свои транспортные проблемы. Вот это вопрос первостепенный, возможно, что нужно вносить федеральный закон о согласовании генеральных планов Москвы и области друг с другом, а также планов и не только области, а конкретно генеральные планы в муниципальных образованиях, политику по разработке генпланов нужно согласовывать Московской области. Тогда мы вообще в рамках всей московской агломерации  и большого московского региона должны, конечно, действовать в единой системе. По другим вопросам: по экологии, по вырубке лесозащитного пояса Москвы, Химкинский лес, который «Яблоко» вместе с Евгенией Чириковой пыталось защищать, варварская безобразная вырубка, проект тоже не совсем осмысленный. Давайте вместе согласовывать все это. Москве нужен лесозащитный пояс, без Московской области решить проблему нельзя. Полностью устранить угрозу задымления, которая чудовищно ударила по многим москвичам в 2010 году, без области тоже нельзя. Я считаю, что Москва имеет право осуществлять контроль за этими работами: обводнение торфяников, строительство инфраструктуры противопожарной и так далее.

Фишман: Сергей, у нас снова на связи Сад Эрмитаж и Юлия Таратута.

Таратута: Вокруг меня трое прекрасных юношей, у которых есть к вам вопрос. Этот вопрос волнует практически всех вокруг меня.

Алексей: Мне очень интересен тот факт, что все кандидаты в мэры Москвы очень малоизвестны не только москвичам, но и всей России. Знаем Собянина, потому что он везде в первых рядах, его постоянно пиарят по всем телеканалам, это уже всем понятно. Навальный отличается своей активностью в плане коррупции, а о вас и  всех остальных мы очень мало знаем. То, что вы пишите, где вы родились и чем занимались, этого мало. Ваших действий мы очень мало видим, просто вас выдвинули. Почему мы должны за вас голосовать?

Таратута: И вопрос нашего коллектива, мы тут буквально в кафе под зонтиками, звучит так: на что вы рассчитываете, если всем известно, чем закончатся выборы, то есть на выборах победит Сергей Собянин. На что рассчитывает кандидат Сергей Митрохин?

Митрохин: Я сначала на первый вопрос отвечу. Наверное, вы с самого начала вы не смотрели. Я показал свою программу, в которой одновременно есть отчет. Вы спрашиваете, что я делал. У меня есть отчет за 10 лет работы в Москве. Я Москвой раньше занимался, когда был депутатом Госдумы, например, Курчатовскому институту помог получать финансирование на решение страшнейшей проблемы - радиоактивные отходы на его территории, с ними надо было что-то делать, я помог и потом произошла реабилитация.

Но системно начал я 10 лет назад, когда остановил первую точечную застройку в Москве, ее пытался господин Полонский соорудить на Егерской улице в Сокольниках. С тех пор почти ежедневно останавливал застройки, вырубку парков, борьбой с коррупцией занимался. По данным официальных лиц московского ФАС, антикоррупционный центр «Яблоко» по моей инициативе вернул в бюджет 800 миллионов рублей, которые пытались разворовать на строительстве детских площадок. Так что коррупцией тоже занимаемся. Есть особенности прессы, это не только по цензурным соображениям, это, конечно, не нравится властям, что я этим всем занимаюсь, особенности такие, что такие конкретные дела, которые я делают для москвичей, к сожалению, мало кого  интересуют в прессе. Им нужно что-то хлесткое, яркое, с популистским оттенком. Именно поэтому я единственный кандидат, кстати, особенности биографии вас моей интересуют, я единственный кандидат, который родился в Москве. По этой причине, не то что родился в Москве, а то, что я работал так много, у меня у единственного из кандидатов есть отчет о работе за 10 лет. У людей, чьи фамилии вы называли, такого отчета нет.

Фишман: Там был еще второй вопрос: если все понимают…

Митрохин: Если изберется Собянин, знаете, что будет главной причиной того, что он избрался? Это самое мнение, все знают это, а вы сбросьте с себя этот гипноз. Именно этими штампами вас гипнотизирует власть, что все всё знают, что ни от кого ничего не зависит. Эти штампы ей выгодны, она парализует ими вашу гражданскую волю. Забудьте об этом, идите на выборы и голосуйте за меня!

Фишман: И хочется сразу в добавку: если будет второй тур, и в нем будете не вы, то, что вы будете делать?

Митрохин: Я буду проводить консультации. Если такое случится, я уверен, что если будет второй тур, я буду во втором туре. Давайте доживем до этого времени, я долго занимаюсь политикой, я знаю, что такое политические консультации, и какой политический выбор делать во втором туре.

Белоголовцев: В Twitter спрашивают: будет ли меняться закон о шумных соседях? Сейчас мы и полиция ничего не можем сделать. Будет ли как в Европе: жестко и спокойно?

Митрохин: Это больная тема. Кстати, меня спрашивают, что я верну москвичам. У меня есть в программе этот пункт, я верну москвичам тишину по ночам. О, стихи сочинил. Как я это сделаю? Есть закон о тишине, возвращаясь к разговору одновременно, как зачищать законы от антикоррупционных норм, вроде должна соблюдаться тишина у нас с 23.00 до 8.00, но что происходит. Есть возможность у префектуры давать разрешения на проведение ночных работ - вот она, лазейка коррупционная. Для чего существует? Чтобы платили чиновникам префектуры за эти согласования.

Я все эти нормы вычищу и, конечно, из закона о тишине тоже. Жесткие штрафы за нарушение закона о тишине. Сейчас шум откуда? Строительные работы, там, где они ведутся, создают просто ад для людей. Во-вторых, рестораны гудят всю ночь, жители не спят, дети не спят, эти люди крадут у москвичей здоровье и в какой-то мере даже жизнь. Это будет жестко пресечено. Хочешь гудеть всю ночь в ресторане, значит, строй ресторан там, где тебе мой генплан определит место, где за несколько километров нет жилых домов.

Белоголовцев: За несколько километров, простите?

Митрохин: Я условно говорю. За несколько сотен метров.

Чудинова: Партия «Яблоко» известна тем, что она одна из самых «зеленых» партий, которая действительно занимается экологией…

Митрохин: Почему одна из? Единственная «зеленая» партия в России.

Чудинова: Предыдущим кандидатам довольно часто задавали вопрос о транспортных проблемах в Москве, в частности о пробках. Как вы предлагаете избавить Москву от пробок?

Митрохин: Вы опять мне 10 секунд дадите?

Фишман: Давайте попробуем в 15 минут уложиться.

Митрохин: Мне самому станет скучно столько говорить. Так вот, в чем проблема сегодня, почему транспортные проекты собянинские бессмысленные, и никаких пробок они не ликвидируют? Потому что они осуществляются бессистемно, они не увязаны в систему. Нет общего видения, нет системного подход, нет, кстати, единой математической модели всех транспортных потоков, это первое. Второе - проекты осуществляются вне закона, я уже об этом говорил. Мой подход будет основан на принципах системности, принципах правового подхода, принципах научности и еще принципах диалога с москвичами. Все они будут согласовываться с москвичами. Я привлеку специалистов, отечественных специалистов, у нас есть выдающиеся специалисты по транспортной науке, градостроительной, зарубежных тоже, имеющих успешный опыт решения проблем в крупных мегаполисах. Я их привлеку, мы разработаем концепцию решения транспортных проблем Москвы и градостроительных тоже, потому что отрывать одно от другого невозможно.

Если будут разные варианты, могут быть разные варианты, будут разные концепции, тогда из разных концепций будем согласовывать  с москвичами, какая им ближе на публичных слушаниях, в первую очередь, если понадобиться, то и на референдуме. Когда будет согласованна единая концепция, основанная  на последних достижениях науки и согласованная с москвичами, именно тогда она и ляжет в основу нового генерального плана Москвы. После этого уже начнется реализация крупных проектов – это и новые дороги, расширять старые, я считаю, невозможно. Вообще невозможно пускать новые дороги через сложившуюся городскую среду – это то, что сейчас делает Собянин – разрушает.

Городская среда Ленинского проспекта, если бы «Яблоко» вместе с жителями не остановило бы этот проект, был бы кошмар для людей. Так вот начнется реализация транспортных проектов, то, что сейчас делается Собяниным, будет заморожено. Но это не значит, что любая градостроительная активность будет заморожена. На локальном уровне, в районах конкретных есть совершенно очевидные точки так называемые «бутылочные горлышки», которые нужно расшивать, туннель небольшой сделать, небольшую развязку, чтобы не стояли машины. Вот эта работа будет сразу начата. Поэтому когда мы перейдем уже к крупным проектам, мы попытаемся расшить все эти «горлышки», если их  сейчас не расшить, то крупные проекты опять упрутся в пробки, и ничего из этого не выйдет. Это сложная системная работа.

Фишман: Сергей, я пошутил насчет 15 минут. Давайте вопрос из зала.

Евгений: Я тоже, как и вы, коренной москвич, более того, мои родители голосовали за партию «Яблоко». Как человек, даже не как кандидат в мэры, как вы считаете, что для вас более важно, как вы говорите, 10 лет вы занимаетесь помощью москвичам. Что для вас более важно: помогать москвичам или стать мэром, и готовы ли вы отказаться в пользу какого-нибудь кандидата от гонки?

Митрохин: Вы знаете, мне непонятно, что это за мэр такой, который не готов помогать москвичам и не хочет. А все эти кандидаты, которые есть, они же не помогали москвичам, они сейчас говорят, что будут помогать, но они же не доказали москвичам, что они хотят, любят и будут помогать. А я доказал.

Евгений: То есть что важнее? Даже если вы не станете мэром, вы все равно будете помогать, может, просто сняться в пользу другого близкого вам кандидата?

Митрохин: Если человек не умеет, не любит и не хочет помогать москвичам, то это будет просто катастрофа для города, если он станет мэром. Этого допустить нельзя!

Илья Хандриков, Движение за Честный рынок: Скажите, как вернуть доверие малого бизнеса к власти?

Митрохин: Власть у нас, к сожалению, в огромном долгу перед бизнесом. Как только пришел Сергей Семенович, с чего он начал? С зачистки малого бизнеса, ликвидация ларьков, в том числе и тех, которые были абсолютно законными и очень нужными москвичам. Сегодня что продолжается? Закрываются рынки. Все экономисты предсказывают рецессию. Рост цен по кому ударит в первую очередь? По самым малоимущим пенсионерам. Что он делает? Он закрывает рынки. Я приехал на Выхинский рынок, пришла большая группа пенсионеров, встреча была, человек 300, наверное, было. Все в один голос говорят: «Мы покупаем здесь укроп и морковку в полтора раз дешевле, чем в соседнем супермаркете. Зачем нас лишили этой возможности?», одновременно лишили малый бизнес рабочих мест. Поэтому город в долгу перед предпринимателями малого бизнеса, он сейчас его просто уничтожает.

В Алтуфьевском районе магазин шаговой доступности, меня пригласили спасти от сноса. Я спас, но это только до судебного решения. 20 лет стоит магазин, элемент инфраструктуры, все жители трех домов покупают там продукты. Зачем его сносить, господин Собянин? Хоть это остановите, пожалуйста, пользуясь возможностями прямого эфира. Город в долгу перед малым бизнесом. Как вернуть? Арендаторы, надо помещение, которое арендует малый бизнес, по федеральному, кстати, закону они могут приватизировать на льготных условиях, но деньги такие выложить могут далеко не все, поэтому я считаю, что срок выплаты надо продлить до 10 лет и вообще поощрять этот процесс овладения малым бизнесом собственности. Некоторые говорят: «Льготная аренда и так далее», аренда - это крючок, на который чиновник подвешивает малый бизнес. Расторжение договора – неправильно себя ведешь, не за того голосуешь, у тебя агитация Митрохина висит, а не Собянина, потому что Митрохин тебя спас когда-то – все, расторгаем договор аренды. Нет, эти помещения, в которые они вложились за это годы долгие, уже много денег платили, больше той суммы, которая сейчас требуется, они имеют право приватизировать и создать основу класса малых собственников, без которой вообще не бывает никакой демократии ни в стране, ни в каком-то отдельном городе.

Фишман: Давайте мы дадим снова слово районам города Москвы.

- А какая у вас была мечта в детстве?

Митрохин: Мечта в детстве у меня была такая, чтобы всем людям в нашей стране жилось очень хорошо, и чтобы все были свободными при этом.

Фишман: И чтобы коммунизм во всем мире победил.

Митрохин: Свободными, нет, коммунизм исключается.

Виктор: Здоровый предвыборный популизм и риторика - это хорошо. Некоторое время назад вы были в парке имени Воровского, где вы декларировали некоторые цели, там был дом, который там стоит незаконно на территории парка, там были озеленения, в которые вложены непомерно большие средства, по вашим оценкам, там была спортивная площадка, на которой было положено не то покрытие и прочее. В конце этой встречи, назовем это инспекцией, наверное, вы жителям окрестного района пообещали провести некоторые действия, вплоть написать запрос в прокуратуру и что-то еще. Что вы конкретно сделали после этого случая, после посещения этого парка?

Митрохин: Я обратился в Следственный комитет по поводу мошенничества компании «Континент», которая занималась благоустройством парка имени Воровского. Последнее полугодие прошлого года она там занималась благоустройством, она получила за это астрономическую сумму - 130 миллионов рублей, в это входило и озеленение. Мы видели результаты этого озеленения  - сухие деревья стоят воткнутые, сделали места для лавок - углубления половины из них пустые, в половине лавки стоят, в половине нет, лавки украли. Столы там построили якобы для шахматистов, но никто не просил, там шахматистов нет, за столами сидят алкоголики, и при этом столы качаются.

Я назвал свой блог на эту тему «Качели для алкоголиков», потому что можно одновременно пить и развлекаться. Спортивная площадка, ворота покосились, ограждения валяются, а некоторые сейчас готовы свалиться и убить человека. Много там чего, не буду время занимать. Конечно, все обещания я выполнил. Направил и в Федеральную антимонопольную службу по поводу нарушений при проведении аукциона, в Следственный комитет по поводу просто воровства денег. Этим занимается у меня антикоррупционный центр, по каждому своему обращению, обещанию я делаю все. Конечно, я сказал жителям, что система решит проблему парка Воровского, парка Останкино, где я добился, кстати, сноса 41 незаконного объекта. Сейчас начали сносить, поезжайте и посмотрите  развалины, включая баню для чиновников огромную, которая на самом деле была борделем, в которую обычных граждан не пускали. Я не являюсь популистом даже перед выборами. Почему? Чем опасен популист, знаете? Вы никогда не можете понять, чем в следующий раз он захочет понравиться толпе, особенно, если получит в свои руки власть.

Чудинова: Мы выходим на финишную прямую совсем.

Фишман: Это означает, что вопросы короткие, и ответы тоже короткие.

- Сергей Сергеевич, что вы думаете по поводу повсеместного  объединения школ, которое сейчас происходит в Москве практически в каждом районе?

Митрохин: Я не просто думаю, я останавливаю эти объединения. Только что я остановил мошенническое объединение школы № 363 и 1294 в районе Богородское. Вчера я добился того, чтобы был создан легитимный управляющий совет, который распустила директор школы, которая мошеннически хотела всех объединить. Этот управляющий совет потребовал, чтобы директора отправили в отставку. Я уже направил Собянину письмо, под которым - пришла в голову мысль на дебатах, а пусть и другие кандидаты подпишутся - подписались, с требованием провести проверку объединения. Там, где объединение школ проводилось насильно либо без ведома родителей и учителей, отменить объединение и отправить в отставку руководителя департамента образования Калину.

Я надеюсь, Сергей Семенович сейчас меня слышит, и завтра уже ко Дню знаний учителям и родителям будет преподнесен подарок - отставка господина Калины. Тотальное объединение школ - это варварство, дикость и развал московского образования. Не надо выполнять здания президента развалить образование по всей России, в первую очередь, в Москве, которое является интеллектуальным центром нашей страны.

Белоголовцев: Вопрос из Twitter, всем он приходил, вам он тоже пришел: за кого болеете в футболе, как решить в Москве проблему нехватки спортивных сооружений?

Митрохин: Честно вам скажу: я не являюсь фанатом футбола, хотя всегда смотрю, когда наша сборная играет, но это уже из чувств патриотизма. Если уж говорить, за кого болею, наверное, по традиции я болею за общество «Динамо», потому что я там занимался легкой атлетикой, кстати, был в свое время чемпионом Москвы по бегу на 3 километра. Спортивные сооружения надо строить, но там, где нет протеста жителей опять же. Спортивные сооружения муниципальные должны быть бесплатными для школьников, для студентов и для пенсионеров. Сегодня, к сожалению, в Москве это не так.

Фишман: Мирзоева Валентина спрашивает Сергея Митрохина: насколько созрела партия «Яблоко» в возможности коалиции, или вы так и будете идти только стройными рядами своей партии, не объединяясь с другими силами реальной оппозиции?

Митрохин: То, что мы не объединяемся, - это миф. «Яблоко» состоит из объединения. В свое время объединились социал-демократы, либеральные демократы, настоящие, республиканцы, я имею в виду, Республиканская партия и Христианский демократический союз - это основа была партии «Яблоко». Потом к нам пришла партия «Зеленая Россия», из-за чего мы «зеленые», не только потому что я парки в Москве защищаю, а больше никто этим не занимается, в том числе из кандидатов в мэры, потому что мы видели, что мы защищаем окружающую среду, к нам пришла партия «Зеленая Россия» во главе с Алексеем Яблоковым. Это тоже коалиция наша, к нам пришли все женские движения, не все, но почти все, почти все правозащитные движения. Мы и так уже коалиция, мы сегодня взаимодействуем с «Демвыбором России», Владимир Милов меня поддерживает на этих выборах. Мы работаем и больше остальных сделали для объединения.

Белоголовцев: Вопрос, который много задается: что будете делать со стипендией, которая сейчас составляет жалкие 500 рублей?

Митрохин: Московские ВУЗы, которые непосредственно подчинены городу Москве, я, к сожалению, мэр Москвы эту проблему не может решить, потому что тут тоже нужно принятие федерального закона. Я такой проект закона инициирую, я считаю, что студентам нужно обеспечить бесплатный проезд в транспорте для того, чтобы облегчить их тяжелую жизнь. Я считаю, что надо навести порядок с общежитиями, тут мэр может повлиять, несмотря на то, что федеральная собственность. Часть общежитий сегодня передана под коммерческое использование, и студенты вынуждены ютиться в нечеловеческих условиях - это еще одна мера для студентов. Еще, кстати, если партия «Яблоко» придет к власти на федеральном уровне, мы обязательно отменим призыв. Призыв - это бессмыслица, России нужна контрактная армия.

Фишман: Это мы будем обсуждать, когда станет вопрос о федеральных выборах.

Митрохин: Это тоже для студентов.

- Постараюсь предельно кратко, я надеюсь, что телеканал «Дождь» не закроют после этого вопроса. Давайте не будем забывать, что должность мэра Москвы, в том числе и политическая, и протестное движение по всей стране ждет от вас или от Алексея Навального, в том числе и проблему путинского режима. Есть у мэра какие-то законные возможности влиять на скорейший уход режима?

Митрохин: Да, есть. У мэра огромные возможности, и я покажу всей стране, что такое демократическая политика в столице нашей Родины - Москве. Это настолько будет убедительно, как быстро будет наведен порядок, как быстро будут решены острые проблемы, как жизнь станет принципиально иной. Это будет образцом для всей страны. Обязательно начнутся перемены в России. Кстати, у меня программа, отчет «10 лет на службе у москвичей», а программа называется «Начнем перемены с Москвы». Алексей у меня перефразировал, молодец. Я имел в виду именно то, о чем высказали, а канал «Дождь» закрыть мы не позволим.

- Сергей, как вы относитесь к такой идее, поддерживаете ли вы ее, если будете мэром, что надо превратить Кремль в культурный, архитектурный, исторический, туристический центр, отдать его для этих целей, а для президента России построить другую, может быть, более удобную резиденцию и лишить его тем самым царской сакральности? Потому что Кремль дает ненужную сакральность этой должности.

Митрохин: Я не думаю, что с этого надо начинать, потому что это крайне затратное мероприятие, это вопрос не только к мэру, но и к президенту тоже. Вообще, как мне кажется, вы правы, в 21 веке правительство любого государства не должно сидеть за зубчатой стеной.

Белоголовцев: Вопрос из Twitter: есть ли у вас президентские амбиции, хотите ли вы стать президентом?

Митрохин: Я всегда привык свои амбиции соизмерять со своими возможностями. На данный момент мои возможности, я рассчитываю, связаны с постом мэра Москвы. Я добьюсь этой цели обязательно, возможно, на этих ближайших выборах, если не получится - на следующих. Но я не пойду в президенты до тех пор, пока не решу тех проблем в роли мэра Москвы, которые я обещал решить, в том числе и сегодня.

Виктор Губерниев, член избирательной комиссии от «Яблоко»: На декабрьских выборах у нас на участке 600 голосов было вброшено. Как вы предлагаете бороться с этим? Хочу предложить один способ, который сделает все эти фальсификации бессмысленными - нужно просто законодательно установить критерии статистической достоверности результатов выборов. Если они не удовлетворены, то выборы отменяются. Поддерживаете ли вы эту инициативу?

Митрохин: Я вот так с голоса, так с кондачка никакую инициативу, давайте обсудим. У нас очень много предложений законодательства, как предотвратить фальсификации, но, к сожалению, эти предложения, мы их постоянно направляем в ЦИК, во все эти инстанции, они отвергаются. Хотя если они будут приняты, фальсификаций не будет.

Фишман: У нас есть возможность дать слово Павлу Лобкову с Триумфальной площади.

Лобков: Я задаю Митрохину как местный житель. Дело в том, что я живу здесь недалеко от Триумфальной, рядом с моим домом огромное количество недостроя. За моей спиной вы видите, наверное, самые знаменитый недострой в Москве - это огромная башня, которая уже бесхозно в течение 10 лет стоит, таких домов примерно 20 или 30 только в моем районе. Если вы станете мэром Москвы, что вы с ними собираетесь делать или  Москва так и будет наполнена домами-призраками?

Митрохин: С чем связаны эти недострои в Москве, нам сказал Собянин с большой помпой, что он провел инвентаризацию всех инвестиционный проектов строительных, и мы их сократили. Хорошо, прекрасно, молодец, но вы нам скажите, что вы сократили, а что вы оставили. Это же очень интересно. Кому вы драгоценную московскую землю зарезервировали, чтобы они все-таки сняли сливки, свою земельную ренту для себя, для своих внуков. Вы нам скажите. У меня большое подозрение, что это долгодострои зарезервированы за такими инвесторами, у которых просто пока нет денег, а когда деньги появятся, они будут этот недострой достраивать.

У меня будет все прозрачно, я все буду обсуждать с москвичами, выставлю  в интернете список собственников, если понадобиться судиться, чтобы вернуть городу здание, буду судиться. Иногда надо просто выгнать людей, которые рейдерски захватили, но тоже через суд, конечно, все по закону. При мне не будет никакого долгостроя. Кстати, рядом с парком Воровского бывшая школа, где училась Зоя Космодемьянская, тоже пустое здание, вообще позор для памяти о Великой отечественной войне. Почему бы не использовать ее? Давайте школу сделаем.

Фишман: В чем главная проблема Москвы сегодня?

Митрохин: Главная проблема Москвы - это власть. Власть в Москве бесконтрольна, необузданна и крайне самоуверенна. Эта власть не знает Москву, эта власть опасна, эта власть коррумпирована. Вот из этой главной проблемы возникают все остальные. Эта власть позволяет «крышевать» нелегалов, нелегальных работодателей, миграцию. Эта власть покрывает воровство в городском заказе. Эта власть насилует наш город бездарными дорожными проектами, эта власть уродует наши парки. Короче говоря, эта власть отнимает у нас Москву. Давайте 8 сентября вернем себе Москву - выберем Сергея Митрохина, а я верну Москву москвичам!

Спасибо героическим москвичам, которые под дождем находятся. Спасибо, конечно, телеканалу «Дождь», он сделал великое дело - перед выборами дал свободно высказаться на телевидении оппозиционному кандидату, всем кандидатам, которые захотели. Это ваш подвиг. Спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.