МЭР И МОСКВИЧИ. Алексей Навальный ответил на вопросы избирателей

Прямая линия
31 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (43:14)
Часть 2 (46:52)

Комментарии

Скрыть

Прямая линия с кандидатом в мэры Москвы Алексеем Навальным в прямом эфире ДОЖДЯ. При информационной поддержке Citiboom.

Навальный: В первую очередь я хотел бы поблагодарить телеканал ДОЖДЬ за такую возможность выступить. Очень часто, когда я жалуюсь, что телевидение совершено недоступно, мне всегда говорят: «А как же телеканал ДОЖДЬ»? И вот вновь я имею возможность выступать здесь, за что телеканалу ДОЖДЬ большое спасибо.

Эти выборы очень важны для Москвы, важны для нашего города. Как вы правильно сказали, это, наверное, первые выборы, на которых есть хоть какая-то конкуренция за последние годы. И я, и моя команда – мы идем на эти выборы, потому что мы действительно представляем альтернативу той власти, которая сейчас существует. Мы выступаем с программой, которая говорит о борьбе с коррупцией, о борьбе с монополиями, о достоинстве, о нормальной судебной системе. Я уверен абсолютно, что мы можем победить, я с гордостью сегодня готов отвечать на ваши вопросы, я готов представлять нашу программу. Пожалуйста, любые – каверзные, не каверзные, критические, благожелательные – любые. Я полностью ваш.

Фишман: Алексей, а в чем, на ваш взгляд, главное содержание этих выборов? Должность мэра Москвы – это хозяйственная позиция или политическая? Есть ли разница между этими двумя концепциями?

Навальный: Отличается ли Москва от любого другого города России? Очевидно, что отличается. Москва – гигантский город, здесь живет 15% населения страны. Население Москвы, в среднем, по размеру больше, чем население обычной страны на карте Земли. Москва – важнейший город. И естественно, должность мэра Москвы – это политическая должность. Фактически, мы выбираем не просто мэра Москвы, мы выбираем не то, как мы будем прокладывать трубы в Москве, хотя это тоже очень важно, потому что сейчас трубы прокладываются в два раза дороже, чем они должны прокладываться. Мы выбираем образ жизни, мы выбираем политическую систему на будущее. Все политические перемены в стране случатся или не случатся от того, что москвичи этого захотят или не захотят. Поэтому важнейшая часть этих выборов – что мы сейчас приходим и голосуем за коррупцию или против коррупции, за конкуренцию или против конкуренции, за телефонное право в судах или за нормальную судебную систему, за то чтобы сидели люди по «болотному делу», или за то чтобы их выпустили. Это принципиальные выборы, это политический выбор, и каждому предстоит его сделать 8-го числа.

Вопрос из зала: Меня зовут Самвел Гарибян, я доверенное лицо вашего конкурента – Дегтярева. Вас обвиняют в том, что у вас договорной матч с Собяниным. Что вы скажете на это?

Навальный: На это я скажу, что любой человек, который посмотрит мои выступления, посмотрит нашу программу, посмотрит сегодняшнее выступление, он увидит, что никакого договорного матча нет. И честно говоря, я не хочу ничего плохого сказать про вашего уважаемого кандидата от ЛДПР, но когда кандидат от ЛДПР говорит мне про договорные матчи, к этому я могу только иронически относиться. Мы выступаем с реальной жесткой альтернативой. Мы не просто критикуем – мы предлагаем практические решения. И все, что я говорю, начиная от коррупции в строительном комплексе, при строительстве метро, в ЖКХ – это конкретные претензии, подкрепленные с нашей стороны юридическими действиями, которые мы ведем против мэрии. Это не договорной матч, это действительно выбор альтернативы.  Перед москвичами стоит альтернатива: выбрать Навального или Собянина? Выбрать коррупцию или борьбу с коррупцией? Именно в этом и заключаются нынешние выборы.

Вопрос из зала: Сергей Колтович. Спасибо большое, Алексей, очень интересно. Несмотря на то, что вы сказали, что это политические выборы, должность мэра Москвы подразумевает хозяйственную деятельность. А хозяйственная деятельность не может быть сделана одним человеком. У меня сложилось легкое впечатление, что ваш забег – это такой “one man show”. Расскажите немного про свою команду. Если вы вдруг добьетесь успеха на этих выборах, кто будет чем заниматься? У Собянина, несмотря на его некую безликость, есть достаточно серьезная команда технократов – со своими плюсами и минусами, но понятно, кто чем занимается. А кто у вас будет чем заниматься? Спасибо.

Навальный: Спасибо большое. Я, конечно, ни в коем случае не являюсь политиком-одиночкой. Это совершенно не так, и никогда не было за всю мою политическую деятельность. Наверное, я более заметен на фоне других моих коллег, просто так медийное пространство складывается. Но и в Фонде борьбы с коррупцией, и во всех тех проектах, которые я вел – РосЖКХ, РосПил, РосВыборы, – эти проекты не могли бы состояться, если бы вместе со мной не работала слаженная команда. По драматургии этих выборов, по практике избирательной кампании мы уже заявили о том, что конкретные имена мы назовем во втором туре этих выборов. Мы уверены, что второй тур неизбежен, он случится. Я уже сейчас говорю, что по каждому направлению работы будет создан специальный кадровый комитет, который будет выбирать тех или иных людей. Уверяю вас, что кадровый потенциал у нашей команды огромен, и мы сможем составить не просто альтернативу, а превосходящую, лучшую альтернативу той команде якобы технократов, которой гордится Собянин, а на самом деле это просто команда тех самых старых чиновников, которые достались ему, в основном, от Лужкова, которые замешаны в коррупции, которые не эффективны, просто сейчас их слегка побелкой побелили, и говорят нам: это новые технократы. Это все те же самые люди, которые сидели 20 лет во всех этих префектурах и управах, про деятельность которых мы все отлично знаем, и мы не в восторге этой деятельности.

Вопрос из твиттера от Чичикова Михаила: Каким транспортом вы будете пользоваться после избрания мэром Москвы?

Навальный: Когда я буду избран мэром Москвы, я буду пользоваться тем транспортом, которым пользуюсь сейчас: я буду пользоваться или автомобилем, или метро. Я планирую оставаться жить в том районе, где я живу последние 17 лет – в Марьино. Пробки там колоссальные, и даже когда я стану мэром, в течение ближайших двух лет очевидно, что их не удастся решить радикально за это короткое время, хотя я уверен, что какие-то улучшения значительные будут. Я уверен, что мне придется в основном пользоваться метро, чтобы просто не опаздывать на совещания в мэрии.

Я принципиальный противник спецсигнала, и коль я говорю, что я буду ездить обычным транспортом или метро – в метро мигалка мне не понадобится, даже если она у меня будет на фуражке мигать, меня вперед никто не пустит в подземном переходе.

Вопрос из твиттера от Буяновой Елены: Каким образом будут улучшено здравоохранение?

Навальный: На московское здравоохранение выделаются колоссальные деньги, но не происходит больших улучшений. Не так давно правительство Москвы потратило 100 миллиардов рублей на так называемую программу модернизации московского здравоохранения. Нам в Фонде борьбы с коррупцией очень хорошо видно, почему она не сработала: гигантские деньги были вложены в закупки оборудования по цене гораздо больше среднерыночной, и это оборудование стоит где-то, накрытое простынями, на нем никто не может работать. Моя стратегия в отношении здравоохранения – это не безумные и бесполезные капвложения, а в первую очередь это инвестиции в человеческий потенциал – во врачей. Нам нужны врачи общей практики, нам нужны терапевты, нам нужно достаточное количество врачей, чтобы люди получали медицинскую помощь в день обращения. Нынешняя стратегия – когда мы купили томографов и УЗИ-аппаратов очень много, но на них некому работать – она просто не работает. Я провел 80 встреч в районах Москвы, и на каждой я спрашиваю: «В вашей районной поликлинике легко пройти УЗИ-диагностику?» Люди просто хором кричат: невозможно! Мы должны сделать так, чтобы появлялись врачи. Я буду мэром, который врачей нанимает, занимается их квалификацией, а не просто бессмысленно покупает оборудование, для того чтобы обогатить закупщиков этого оборудования.

Валентина Михайловна из ЛДПР: Как вы будете решать вопрос духовно-нравственного воспитания молодежи? В советское время у нас в школе был урок этики, нас учили как вести себя. У нас было два урока труда в неделю. Россия не прорвется вперед, если не будет развиваться духовно-нравственное воспитание молодежи.

Навальный: Как человек, который учился в тех же самых школах что и вы, посещал эти уроки труда и этики, их на самом деле прогуливали и никакого духовно-нравственного воспитания там и близко не было. Абсолютно уверен, что задача духовного и нравственного воспитания человека – в семье. Этим родители должны заниматься. Никакие учителя, никакой завуч по учебно-воспитательной работе никаким духовным основам человека не научит. Семья, родственники, чтение хорошей литературы – вот что должны делать люди. Моя задача как мэра – не навязывать миф о том, что я духовно всех воспитаю. Моя задача – чтобы развивалось московское образование, чтобы не объединялись бездумно школы, как сейчас это происходит. Чтобы не было в школах ни на уровне закупки учебников, ни на уровне закупки еды коррупции, чтобы вложенные деньги работали на образование. Если в школах будут нормально учить, если дети будут посещать дополнительные кружки, бесплатно, а не как сейчас, тогда школа даст базис, а всем остальным, в том числе, и духовным воспитанием, будут заниматься родители.

Вопрос из района Перово: До каких пор у нас будет произвол выходцев из Средней Азии? Это больше всего волнует всех москвичей.

Навальный: Действительно, в районах типа Перово, типа моего Марьино – в окраинных районах это вопрос колоссальный, и он заботит всех москвичей. Наш город находится на первом месте в мире по количеству нелегальных мигрантов, и они совершают значительное количество преступлений, в том числе и тяжких. У меня позиция очень простая. Первое. Когда я стану мэром, я буду добиваться введения визового режима со странами Средней Азии и Закавказья. Без этого мы никуда не продвинемся.  Никакие ограничительные меры не дадут нам ничего, если мы не выстроим рамочного решения. Второе. Дисквалификация для городских подрядчиков, которые нанимают нелегалов. Не просто штрафовать, а навсегда отлучать от городского подряда. И третье. Предприятия, работающие с муниципальными деньгами, с нашими деньгами, не будут иметь права нанимать на эти деньги иностранцев. У них есть достаточно средств для того, чтобы брать и граждан России, и москвичей. Уверен, что в течение двух лет эти меры снизят количество мигрантов здесь процентов на 70.

Фишман: За время предвыборной кампании вопрос мигрантов стал волновать москвичей заметно больше. Это показатель градуса агрессии, которая существует в Москве. Сама кампания, кажется, его поднимает. Есть ли такая проблема?

Навальный: Это достаточно очевидное явление. Проблема миграции волновала москвичей всегда и была одной из ключевых проблем. Политики, которые идут на выборы, достаточно много высказываются по проблеме миграции. Это подстегивает, в том числе, градус обсуждения. Это нормально, но это говорит о том, что есть объективная проблема. Мы не можем говорить, как это часто делает правительство Москвы, что это уже не такая большая проблема. Правительство Москвы выделает сейчас квоту в 110 тысяч мест для иностранных мигрантов и говорит, что они таким образом проблему решает. Но это же обман! Мы знаем, что в Москве находятся сотни тысяч, и видимо миллионы мигрантов, в том числе, нелегальных. А они говорят, что квота в 110 тысяч решает проблему. Несмотря на то, что мы видим, что  градус общественной дискуссии иногда зашкаливает, эти вещи нужно обсуждать – не просто обсуждать, но и решать. Я уверен, что до тех пор, пока не будет введен визовый режим со странами Средней Азии и Закавказья, ничего вообще не сдвинется. И для меня достаточно печально, что я единственный кандидат, который четко выступает за введение визового режима. Это базовая мера, без которой мы вообще никуда не сдвинемся.

Вопрос от Тимура: Вы об этом много говорите, я с вами согласен по поводу визового режима. Я рос в русскоязычной культуре, но все равно я иммигрант – я приехал из Казахстана. Что вы думаете по поводу международных соглашений, которые сейчас уже есть – есть Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном, есть Единое экономическое пространство, есть соглашения, которые позволяют гражданам этих трех стран трудоустраиваться в любой из этих трех стран без каких-либо препятствий. Как вы будете с этим поступать, будут ли какие-то ограничения, например, для трудоустройства казахов и белорусов в Москве? Спасибо.

Навальный: Я считаю, что какие-то изменения должны, несомненно, быть. Мы видим, что у нас на постсоветском пространстве весьма разное отношение с разными странами. Например, у нас есть визовый режим с Грузией, у нас есть визовый режим с Туркменией. В общем-то, никто от этого не умер, никаких больших проблем от этого не возникает. Действительно, у нас есть более продвинутая стадия интеграции с Белоруссией и Казахстаном. Мы видим, что миграция из этих стран не доставляет москвичам и гражданам России каких-то очень больших проблем и сложностей. Тем не менее, рамочные решения должны быть сделаны. Я считаю, что в отношении Белоруссии и Украины у нас должен оставаться безвизовый режим,  в отношении стран средней Азии и Закавказья нужно вводить визовый режим даже несмотря на то, что с некоторыми странами у нас существует Таможенное соглашение, например, как с Казахстаном. По статистике, которую я вижу, небольшое количество граждан Казахстана сюда приезжает. Практически, так называемых гастарбайтеров – казахов по национальности – в Москве практически нет, потому что Казахстан – очень продвинутая страна по экономической ситуации. Сюда приезжают граждане Узбекистана и Таджикистана, приезжают не просто потому, что здесь есть рабочие места, а потому, что, во-первых, на них очень легко наживаться, держать их в положении рабов, а во-вторых, потому что в Узбекистане и Таджикистане просто разрушенные страны. Там нет ни здравоохранения, ни образования, там невозможно найти себе работу. Я уверен, что предлагаемые мной меры не будут вредить и наносить большой ущерб, например, Казахстану, который является достаточно подвинутой страной, но их необходимо ввести в отношении Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и стран Закавказья, потому что мы просто должны защитить себя, свои рынки, свою страну от притока людей. Если в отношении вас, в отношении меня, в отношении всех присутствующих действует визовый режим со стороны Германии и Франции – это нормальная мера, – значит, и мы должны защищать свою страну от притока людей из других стран.

Вопрос из зала от Нины: У меня вопрос по поводу вашего вступительного слова. Хозяйственный вопрос очень важен – медицина, трубы, образование. Но самое главное, мне кажется – это выпустить узников Болотной. Я не очень поняла, как это связано с выборами мэра, ведь не мэр же их сажал?

Навальный: Это напрямую связано. Их сажал не мэр, их сажала система, частью которой является, несомненно, мэр. Применительно к узникам Болотной мы видим, что вина Собянина – совершенно прямая. Именно он и его мэрия изменили схему размещения людей на площади. Он и его ГУВД не предупредили организаторов, именно они организовали провокацию, в результате которой невиновные люди сидят в тюрьме, именно он еще и оскорбительно вел себя по отношению к москвичам, когда демонстративно ездил, навещал омоновцев, у которых один ушибленный палец, раздавал им квартиры, на фоне того, что эти же омоновцы избивали совершенно безоружных людей. Людей этих выпустят, когда политическая ситуация изменится. Их же сейчас держат не по закону. Их держат, потому что хотят нам всем продемонстрировать: да, мы Кремль. Мы такие крутые и мы можем делать все что угодно с москвичами. Москвичи должны 8-го числа прийти на избирательные участки и продемонстрировать, что мы больше не позволяем делать с собой все что угодно, что мы поддержим альтернативный путь развития. Я уверен, что если миллионы москвичей придут и проголосуют, я уверен, что если я стану мэром Москвы, федеральная власть больше никогда не позволит себе делать таких вещей, которые она делает сегодня каждый день и каждую секунду.

Вопрос из твиттера: Я не верю никаким устным обещаниям ничьим. У вас есть конкретный план, график обещаний со сроками и ответственными за исполнение?

Навальный: Это звучит достаточно странно, когда вы не верите моим устным обещаниям, но поверите моим письменным обещаниям в плане графика. У нас нет графика обещаний, у нас есть наша программа, которую можно скачать на моем сайте navalny.ru, она совершенно четкая, ясная. У нас есть 10 первых шагов мэра Москвы, есть 6 законопроектов, все понятно.

Елена Альварес: Стоимость жилья в Москве неоправданно высока. Как можно решить эту проблему?

Навальный: Стоимость жилья в Москве действительно неоправданно высока. У нас сейчас стоимость одного квадратного метра – больше шести тысяч долларов за метр, что совершенно не соответствует ни экономической продвинутости Москвы, ни доходам москвичей, – вообще ничему не соответствует. Это является результатом коррупции и монополии в строительной сфере. Меня очень часто упрекают, что я как попугай повторяю «коррупция», «коррупция», «коррупция», но когда речь идет о завышенной цене квадратного метра, я сто раз готов повторить: это коррупция, коррупция, коррупция – распределение земельных участков, распределение подряда, монополизм на подключение к сетям ЖКХ, к электричеству и так далее. Став мэром, я буду с этим бороться. Это конкретное положение нашей программы, и я уверен, что те меры, которые мы применим в ближайшие два года, серьезно снизят стоимость жилья в Москве.

Вопрос из твиттера: Правительство поднимает вопрос об отмене материнского капитала и стипендий. Ваше отношение к этой теме?

Навальный: Мне кажется, мое отношение не может отличаться от отношения миллиона людей, которые слышат этот бред. Мы не можем отменять сейчас материнский капитал, нет причин для отмены материнского капитала, огромное количество денег находится в стране, и в бюджете Москвы, и в федеральном бюджете, мы видим совершенно колоссальные, бессмысленные стройки, на которые выкидываются миллиарды, триллионы, и на фоне этого нам говорят: давайте отменим материнский капитал. Но это одна из тех вещей, который действительно работают, одна из тех вещей, которые позволяют матерям получать эти средства, вкладывать в образование детей, оплачивать хотя бы частично ипотечный кредит. Я категорически, конечно, против [отмены материнского капитала].

Вопрос с проспекта Вернадского: Насколько легко будущий мэр будет управлять территорией «большой Москвы»?

Навальный: Нет никакой значительной проблемы управлять вот этой территорией. В ней живет относительно небольшое количество людей. Во всей «большой Москве» живет примерно столько народа, сколько в одном районе, где я живу – в Марьино, хотя он гораздо более компактный. Здесь, скорее речь идет о том, зачем вообще нужна «большая Москва»? Принимались странные, необоснованные, необдуманные решения, для того, чтобы переносить в так называемую «новую Москву» федеральные органы власти, вы помните это все. Потом приняли решение, что не будем переносить органы власти. Потом Собянин сказал, что мы мэрию туда перенесем, потом сказали, что не перенесем мэрию. Я вижу одно – отсутствие каких-то расчетов, нормальных планов, я вижу только волюнтаристские решения, когда два человека проснулись – Путин и Медведев – и подумали, что мы сегодня сделаем: в бадминтон поиграем или присоединим «новую Москву»? Решили, погода плохая, в бадминтон играть не будем, давайте присоединим «новую Москву». Прежде чем вложить хоть копейку в эти инфраструктурные проекты – а просчитано, что только в транспортную инфраструктуру нужно вложить только 82 миллиарда долларов – сначала считаем, потом тратим деньги. И это должно быть отношение к Новой Москве.

Фишман: Расширяться нужно Москве? Или это была неправильная идея с самого начала?

Навальный: Безусловно, расширяться Москве нужно. Москва – сверхуплотненный город, очень большой по населению. Мне кажется, в первую очередь должны были быть рассмотрены концепции по присоединению к Москве тех подмосковных городов, которые по факту уже Москва. Химки – это территориально Московская область, а на практике, конечно, это Москва. Реутов, Красногорск, даже Одинцово. Эти города являются по факту Москвой, но мы зачем-то присоединил территорию аж до Калужской области, где никто не живет, приняли там закон об изъятии земель: по этому закону у «новых москвичей» можно отнимать землю вообще без проблем, легче, чем в Сочи. Это имеет целью только обслуживание интересов отдельных предпринимателей. Я считаю, что решения о расширении города, которые определяют развитие нашей Москвы на ближайшие десятилетия, не могут решаться так волюнтаристски. Мэр Навальный вышел и сказал, давайте лучше Химки присоединим. Нет, это должны считать урбанисты, градостроители, это годы подсчетов.

Фишман: Законодатели должны в этом принимать участие?

Навальный: Законодатели должны юридически оформить это все, но вопрос о присоединении частей города – это вопрос профессионального обсуждения, профессиональных расчетов, которые нельзя принять за неделю, и за две недели, и за два месяца невозможно решить. Я считаю, здесь сотни специалистов, в том числе иностранных международных урбанистов должны вести долгую кропотливую работу, после чего представить результаты своей работы нам на обсуждение, все желающие должны покритиковать, и после того, как мы решим, что нам это нужно и у нас есть на это средства, будем принимать те или иные решения, которые определят судьбу города.

Чудинова: Вопрос от Жарова Кирилла: вы сказали, что не будете работать с членами «Единой России», так как живете по принципу «не врать, не воровать». Как же вы будете сотрудничать с Воробьевым, в частности, в транспортном вопросе, потому что пробки в Москве зависят также от дорожной ситуации в области?

Навальный: Воробьев – не самый главный и не единственный единоросс в системе власти. Что мне Воробьев – мне с Путиным придется взаимодействовать, с Правительством. Буду взаимодействовать, я не вижу здесь большой проблемы. Я буду взаимодействовать в рамках инструкций должностных полномочий. Воробьев, конечно, единоросс. Как единоросс и политический деятель он мне неприятен, я считаю его вредным, но как губернатор Московской области он должен действовать в рамках своих инструкций должностных полномочий. Москвичи, я предполагаю, не хотят, чтобы я стал мэром, который завтра развязывает священную войну и начинает просто бойкотировать всех единороссов. Я буду работать в той системе, в которой я могу достигать и политических, и экономических успехов. Буду взаимодействовать со всеми.

Белоголовцев: Раз начали тему взаимодействия с «Единой Россией», Андрей Веселов задавал вопрос: почему вы все-таки решили принять подписи муниципальных депутатов от… далее эпитет в отношении партии, видимо, «Единая Россия»? Как это отразится на вашей кампании против этой партии?

Навальный: Как же я мог не принять эти подписи, если в течение нескольких недель я и моя команда заставляли «Единую Россию» и Собянина фактически пропустить нас через муниципальный фильтр? У меня десятки людей в штабе работали сутками, обзванивали муниципальных депутатов, я сам практически всех – полторы тысячи человек – обзвонил, поговорил с ними по телефону. «Единая Россия» изначально исходила из того, что за меня могут подписаться только 15-20 самых отчаянных муниципальных депутатов, парочку из которых я вижу здесь из Тушино и из Митино. Но мы сделали гораздо больше: мы сами собрали 85 подписей из 120 необходимых, и, конечно, Собянин и мэрия понимали, что если они не пропустят меня на выборы, но пропустят Дегтярева, Митрохина и Левичева, будет грандиозный скандал. Они понимали, что мы тогда наш штаб переформатируем в штаб бойкота. Эти выборы бы никто не признал. Собянин получил бы «чеченский» процент – 85% поддержки, но при явке в 15%. Мы просто сделали бы так, что эти выборы никто не признал. Поэтому для Собянина это была единственная возможность сделать хоть относительно приличные выборы, допустив меня до них. Мы целенаправленно выкручивали им руки на эту тему. Мы выкрутили руки, заставили пропустить меня через муниципальный фильтр, заставили фактически их самих признать, что этот муниципальный фильтр – дурацкая затея, которая нужна только для того, чтобы отсекать кандидатов, они его создали и для нас его уничтожили, поэтому мы очень довольный нашей работой в отношении муниципального фильтра.

Фишман: Вопрос Губерниева Виктора: как вы относитесь к идее роспуска Мосгордумы – а в перспективе всех законодательных органов власти – и замене ее на прямую народную демократию через интернет-порталы типа РОИ?

Навальный: Как я могу относиться к Мосгордуме, в которой 95% депутатов – это «Единая Россия»? Скажите мне здесь собравшиеся представители разных партий, которые не только меня поддерживают. Мосгордума, где 95% единороссов, вашим политическим предпочтениям соответствует? Очевидно, что нет. Мосгордума является сейчас следствием фальсификаций. Представительство в Мосгордуме – прямое наследие фальсификаций и манипуляций. В любом случае, через год она будет переизбрана. Я считаю, что Мосгордума нуждается в досрочных выборах, как и Государственная Дума, которая тоже является продуктом фальсификаций. Это обязательно нужно сделать. Но полностью, конечно, заменить это на механизм прямой демократии сейчас будет преждевременно. Кроме того, это требует значительных изменений в Конституции, которые займут продолжительное время, годы. В перспективе, я считаю, нам необходимо расширять механизм прямой демократии. Не просто электронное голосование, а референдумы. В Москве 15 миллионов человек. За последние 20 лет в Москве не был проведен ни один ни местный, ни городской, ни окружной референдум. Здесь присутствует депутат из района Митино, где недавно была создана инициативная группа: несколько тысяч человек требовало проведения местного референдума. Мэрия Москвы отказывает, и отказывает всегда. Почему? Я хочу стать мэром, который будет проводить референдумы и будет позволять гражданам напрямую осуществлять свое волеизъявление, потому что граждане этого хотят.

Фишман: Возникает вопрос о разграничении полномочий между районным уровнем и городским. Проведете вы референдум в районе, отмените строительство трассы, значит, будет дырка, трасса упрется в тупик. Как это решать?

Навальный: Никакой дырки не будет. Я выступаю за то, чтобы отдать гораздо больше денег, полномочий и земли на местные уровни. Я считаю, это будет прекрасно работать, как это работает в других крупных городах. Нет процветающих крупных городов, где не работало бы эффективное местное самоуправление, и в Москве оно будет работать. Есть вопросы местного значения, есть вопросы городского значения. Не нужно считать, что жители Москвы настолько несознательны, что завтра запретят вообще все стройки. Мы видим, что конфликты возникают там, где идет уплотнительная застройка, изъятие каких-то земель из жизненно важного пространства. Относительно тех проектов, которые нужны городу, конфликта нет. если мы посмотрим на протесты жителей в отношении крупных дорожно-строительных объектов, мы видим, что чаще всего под этими строительными объектами нет никаких обоснований. Возьмите ту же самую северо-западную хорду:  70 миллиардов рублей и вообще ни малейшего обоснования, для чего мы ее строим. Нет ни градостроительных расчетов, ни урбанистических проектов. Есть только желание собянинской мэрии отдать очередной «жирный» контракт каким-нибудь Ротенбергам, путинским друзьям, которые построят эту дорожную развязку в 2 раза дороже. Поэтому жители и возмущаются и имеют право возмущаться.

Фишман: Давайте дадим право задать вопрос районам Москвы.

Если он будет мэром, пенсионерам он что обещает? Получим ли мы увеличение пенсии?

Навальный: В нашей программе есть положение о том, что мы приостанавливаем реализацию бюджета на 2013 год до тех пор, пока мы не повысим московскую надбавку к пенсии в 2 раза. Для этого нужно 138 миллиардов рублей, чтобы увеличить московскую надбавку, которая сейчас примерно 4 тысячи, в два раза и сделать минимальным стандартом социальной пенсии 16 тысяч рублей. В московском бюджете есть на это деньги, мы гарантируем, что мы сделаем это в первый год того, как я буду мэром.

Белоголовцев: Алексей Калинин спрашивает: отмените ли вы прописку, когда станете мэром Москвы?

Навальный: Прописки и сейчас не существует, есть регистрация. Это федеральная мера, ее невозможно отменить с позиции мэра Москвы. На практике она, конечно, не работает, она является достаточно архаичной. Если должны быть какие-то ограничители, то они должны быть другими, например, нормальные полисы и другие механизмы налогообложения. Прописку в Москве отменить нельзя, но она уже не работает.

Чудинова: Вы сказали, что вы в два раза повысите московскую надбавку к пенсии. Кирилл Синяшин пишет: в Москве на учете в налоговой стоят крупные компании. Как вы относитесь к тому, что Москва «дует» другие субъекты Российской Федерации?

Навальный: Действительно, у нас вообще система управления страной достаточно уродлива, сверхцентрализована. Вопрос даже не в том, что Москва «дует», отнимает деньги у других бюджетов, а в том, что все переезжают в Москву. Как я уже много раз сказал, в городе живет 15% населения страны. Это колоссальная диспропорция. Конечно, этого не должно быть, но это мера уже федеральная. Для этого мы и должны менять политику в стране, чтобы человек, заработавший немного денег в Новосибирске, хотел остаться в Новосибирске, а не делать первое свое крупное вложение в квартиру в Москве. Человек любой в регионе, который зарабатывает денег, что делает сразу? Покупает «Мерседес» и квартиру в Москве, потому что в его родном городе жить невозможно. Для этого мы и написали на нашем рекламном плакате «Измени Россию. Начни с Москвы». Мы должны в Москве сейчас начать политические изменения, которые повлияют на всю страну, в том числе в сторону того, что начнут развиваться другие города и люди начнут оставаться жить в своих городах, не стремиться все приехать в Москву, и постепенно мы должны выходить из этой сверхцентрализации, которая действительно приводит к тому, что Москва вытягивает как насос все из страны.

Фишман: Вы начнете с Москвы. Чем активнее вы начнете, тем более комфортным городом, мы надеемся, она будет становиться, тем активнее она будет притягивать людей из других городов.

Навальный: Это будут два параллельных процесса. Когда мы начнем изменять систему в Москве, мы начнем менять политику в стране. Люди в других городах тоже, наверное, почувствуют то или иное… По крайней мере, они почувствуют надежду, они сделают так, что и в другом городе может быть избран нормальный мэр, который опирается на людей, а не на избирательную комиссию или телевидение. В любом случае, это нам придется делать, потому что иначе все переедут в Москву, все схлопнется, превратится в черную дыру.

Белоголовцев: Почему в Москве так мало современных спортивных арен? У нас вторая хоккейная лига, хороший футбольный чемпионат, нет ни одного современного стадиона.

Навальный: Здесь ответ очень простой. Посмотрите, сколько тратится денег на строительство стадиона. У нас просто каждый стадион, что в Москве, что в Питере, в 4 раза дороже, чем он должен стоить. На те деньги, которые есть в московском бюджете, которые выделяются – втбшные стройки, стадион «Зенит» в Питере и т.д. – даже не просто специалисты-строители или проектировщики вопиют о том, что это все очень дорого, а обычные болельщики, когда смотрят на сметы стадионов в России и стадионов в Европе, у них лезут глаза на лоб, потому что все в 3-4 раза дороже. Вновь я должен сказать – коррупция. Они не хотят построить стадион – они хотят заработать по 300 миллионов долларов на строительстве стадиона. Поэтому их так мало.

Белоголовцев: Еще вопрос из твиттера: знаете ли вы, какова зарплата московского дворника сейчас и многие ли москвичи готовы работать дворниками?

Навальный: Я знаю эту тему очень хорошо, потому что на каждой своей встрече с жителями я задаю вопрос, сколько получает дворник-гастарбайтер в вашем дворе. Я постоянно слышу цифры – 8, 9, 12, 15 или максимум 18 тысяч, но я и знаю минимальный норматив: утвержденный расчет говорит о том, что в Москве не должно существовать дворников, которые получали бы меньше 30 тысяч рублей. Это секрет, который знает вся Москва, что дворников сюда тащат именно гастарбайтеров, которых можно держать на положении рабов, потому что с них можно отнимать половину зарплаты. На бумаге они расписываются за 30 тысяч минимум, на практике получают 15 – половину отстегивают в управляющую компанию или управу.

Фишман: Инна Ильченко на сайте yopolis предлагает увеличить количество бесплатных парковок и решить проблему с пробками на дорогах и столпотворением в метро. По поводу бесплатных парковок, это идеологический вопрос: должны люди за это платить?

Навальный: Скорее всего, речь идет о центре. Увеличить количество бесплатных парковок. К сожалению, я вынужден повторить очень любимую москвичами фразу «Москва не резиновая». Центр не растягивается. Исторически так все возникло, что утром все мы едем на работу в центр, а вечером все мы едем на окраины. Центр Москвы объективно не может вместить то количество легковых автомобилей, которое приезжает каждое утро. Речь идет в меньше степени о платных парковках, а в большей степени вообще об ограничении паркирования. Мы должны запрещать парковаться в таком количестве. Что происходит на Красном Октябре, где мы находимся? Сюда приезжаешь в 12 часов дня – это похоже на ад. Забиты тротуары, невозможно ни пройти, ни проехать. Мы должны в течение ближайших 5 лет смириться с тем, что количество парковочных мест в центре Москвы будет очень сильно ограничено, даже не только через платную парковку, а ограничено в принципе, чтобы люди могли ходить по тротуарам, могли нормально передвигаться и жить. Эти меры, конечно, должны сопровождаться увеличением затрат и вложением в общественный транспорт.

Фишман: Вы поддерживаете меры, которые принимает в этой связи нынешнее Правительство?

Навальный: Я считаю, что в этой стратегии есть какие-то разумные черты, но я вижу, что она принимается несистемно, а хаотически. Здесь ввели, здесь не ввели. Мы выступаем за то, чтобы была стратегия развития платных парковок, чтобы москвичи видели в течение трех лет, где можно будет парковаться, где нельзя, и чтобы они сами для себя определились, нужна машина, не нужна машина. Это должна быть долгосрочная стратегия. Сейчас мы вновь видим волюнтаристское решение: у нас часть Тверской улицы около мэрии до памятника Юрию Долгорукому – парковаться нельзя, а дальше снова все запарковано на тротуарах. Это же бред. Такого быть не должно. Должна быть стратегия и система.

Вопрос из студии от Елены: Маломобильное население города Москвы интересуется, какие решения предпримет мэр Москвы для того, чтобы мы могли спокойно зайти в транспорт: трамвай, троллейбус, метро, если город Москва – достаточно богатый по бюджету город, мы очень часто слышим от вас. Когда бюджет Москвы сможет оплатить лифты в метр? В любом европейском городе я могу спуститься в метро на лифте – спокойно, без стресса, без поднятия коляски с ребенком. В Москве я этого сделать не могу. Я могу сходить на экскурсию на станции Достоевская и Марьина роща, спуститься до эскалатора, а потом уже эскалатор впереди, коляска и прочие радости нашего транспорта. Это касается не только мам с колясками, но и инвалидов, которые в принципе не могут передвигаться по Москве.

Алексей Навальный: Отличный вопрос, спасибо большое! Я бы сказал, что это в первую очередь касается инвалидов, потому что мама с коляской – хотя бы мы знаем, что через 3 года ребенок вырастет, его можно будет за ручку водить. Ужасная вещь заключается в том, что, например, в Москве практически невозможно увидеть инвалида на улице, хотя в европейских городах и в США они постоянно встречаются. Наши инвалиды, которых у нас совершенно не меньше, чем в других странах, они просто живут в домах, как узники, они не могут спускаться, они вообще не могут выходить на улицу. Вы совершенно верно сказали, что бюджет Москвы позволяет решить эту проблему в течение трех лет. В гораздо более бедных европейских городах эта проблема решена, просто нужно начать ее решать. Когда департамент благоустройства будет заниматься не тем, чтобы размещать гранитные урны для озеленения на Тверской улице по 12 миллионов за штуку, а начнет делать пандусы, лифты в метро и так далее, тогда это заработает. Это вопрос политической воли. Мы должны начать вкладывать туда деньги, это часть нашей программы, мы обязательно это сделаем. Придумывать ничего не надо – есть европейский опыт, который говорит о том, как это сделать. Здесь все проработано десятилетиями. Нужно просто вложить туда относительно небольшие средства, вот и все. И я обязательно это сделаю.

Вопрос от Виктора: В детстве вы же были пионером, у вас было счастливое пионерское детство. Скажите, став мэром Москвы, считаете ли вы, что город должен в лице мэрии принимать непосредственное участие в организации какого-либо детского движения, чтобы дети были заняты. У нас в Москве есть, например, Дворец пионеров, внутри которого существует большое количество различных интересных начинаний для детей – различные секции, кружки и прочее. Но они либо не очень популярны, либо испытывают недостаток финансирования. Считаете ли вы, что мэрия и мэр должны принимать непосредственное участие в организации подобного детского движения и продвижения его среди городских детей и родителей.

Кремер: Куда вы денете детей?

Алексей Навальный: Это 2 разный вопроса – куда я дену детей и буду ли я лично повязывать галстуки на Красной площади. Уже был вопрос про духовное воспитание. Я не думаю, что москвичи будут в восторге от того, что их мэр, который должен решать большое количество проблем, будет заниматься тем, что будет организовывать пионерские дружины, ходить на костры или завязывать кому-то галстуки. Это вопрос родителей, вопрос самоорганизации, самоуправления. Я считаю, что такие вопросы должны быть переданы в низовой уровень в сами школы. Если родители объединяются и хотят, чтобы в их школе было пионерское, скаутское движение, православное движение, какое угодно - больше самоуправления, пусть делают все, что хотят нужного. Это вопрос родителей, решили – пожалуйста. Концепция нашей программы заключается в том, что мы передадим больше денег и больше полномочий на низовой уровень, в том числе и в школы. Если учебный совет школы, состоящий из учителей и родителей, решает, что им нужна пионерская организация, решает, что им нужна форма и как элемент этой формы – красный, зеленый или какой угодно галстук – пожалуйста, пусть их повязывают, но это не задача мэра. Задача мэра заключается в том, чтобы дать всем возможность принять любые решения. И деньги на реализацию этих решений есть в московском бюджете.

Вопрос из студии: Массовые мероприятия в городе – не митинги, а именно развлекательные. Каково ваше отношение и знаете ли вы, что сложилась ситуация сейчас, что приходишь какое-то массовое мероприятие согласовывать, а тебе говорят, что ты не юрлицо и мы с тобой разговаривать не будем. Или ты приходишь, а тебе говорят: знаешь, эта территория теперь не в ведомстве управы или не в ведомстве какого-то отделения, а она теперь в ведомстве Моспарка. Она туда перешла – никаких документов об этом нигде нет, никто об этом не пишет – тебе теперь нужно разговаривать, допустим, с парком.

Алексей Навальный: Я так понимаю, вы задаете вопрос не про политические мероприятия, а про массовые, спортивные, какие угодно. Нужно разделить это все. Есть городские, общегородские мероприятия, которые требуют перекрытия дорог, например, велопробег по МКАД. Есть большие кроссы, забеги – естественно это вопрос городского урегулирования, потому что это будет затрагивать сотни тысяч людей. Чаще всего, в 99% случаев – это локальные мероприятия, которые проводятся, как вы сказали, в парке, в сквере и так далее, которые вообще никого не затрагивают, кроме местных людей. Поэтому мы и вписали в нашу программу вопрос децентрализации, потому что я абсолютно уверен, что это вопрос не мэра. Мэр не может разрешать или не разрешать вам провести местный спортивный праздник в Серебряном бору. Это вопрос местного сообщества, местной районной управы, это все ваши полномочия: хотите проводить – проводите, в конце концов, для кого существует город? Город существует для нас, обычных граждан. Если я вместе со своими соседями сорганизовался и хочу провести праздник в своем Марьинском парке, я не должен ни у кого спрашивать разрешения. Я отправил уведомление в управу и пришел в мой собственный парк проводить мой собственный праздник. Это жесткая вещь, на которой мы стоим. Город существует для горожан, а не для каких-то чиновников, у которых горожане должны получать разрешение по каждому чиху. Все просто.

Вопрос из студии: А если это не праздник, а политическое мероприятие?

Алексей Навальный: С политическими мероприятиями вообще все проще. Конституция гарантирует всем право собираться мирно и без оружия. Моя задача как мэра обеспечить всем безопасность. Если идут с этой стороны правые, а с этой стороны левые, чтобы между ними шла милиция и они друг друга не побили. Это единственная задача, которая стоит перед мэром Москвы. Я не собираюсь читать, что написано у них на лозунгах, они для меня все москвичи. Мне не важны их политические воззрения. Пусть ходят, выражают свое политическое мнение, главное, чтобы никто не передрался.

Вопрос из Твиттера задает Алексей Кайпитян: Нас и в Москве и в Дагестане волнует вопрос с кавказскими подростками в Москве и их поведением. Как будете решать этот вопрос?

Алексей Навальный: Что такое поведение кавказских подростков? Подростки есть подростки, они разные. Есть подростки, которые сидят в библиотеке и книжки читают. Есть подростки, которые приходят на манежную площадь специально совершать провокационные или вызывающие действия для того, чтобы всех раздражать, но это называется мелкое хулиганство. Мелких хулиганов вне зависимости от их национальности должны забирать в милицию, вести с ними профилактическую беседу, штрафовать на 1000 рублей, а если они регулярно это совершают, то сажать на трое суток. У меня здесь позиция очень простая, очень ясная: все равно, какой национальности эти хулиганы – всех будут забирать в милицию, если они действительно хулиганят. Вот и все.

Вопрос из Твиттера: В продвинутых европейских городах существует 4 вида транспорта: метро, автобус, такси, велосипед. Как будет регулироваться такси в Москве?

Навальный: Такси в Москве должно регулироваться таким образом: это бизнес, это социально значимый бизнес для города, он должен развиваться. Такси должно соответствовать правилам безопасности, людям должно быть просто садиться в такси, они не должны бояться. Они должны иметь возможность найти это такси, если потеряли кошелек или какие-то вопросы остались к этому таксисту. Они должны иметь возможность пожаловаться на таксиста. Поэтому этот вид услуги должен лицензироваться таким образом, как это происходит в крупнейших городах типа Нью-Йорка – достаточно простая лицензия. Автомобиль такси должен визуально отличаться, и все остальное регулирование должно на него распространяться. В принципе, то, что сейчас происходит в отношении такси – это одна из немногих вещей, которые Собянин достаточно неплохо делает. Мы должны это развивать для того, чтобы не было так называемых (может быть не очень политкорректно) «шахид-такси», а было нормальное такси, желтого или какого-то цвета, с очевидной расцветкой. Когда вы в него садитесь, вы видите карточку с фамилией, именем и отчеством этого человека, с его фотографией, с его лицензионным номером, с его бортовым номером, чтобы вы могли пожаловаться, получить хорошую услугу и остаться довольным.

Вопрос от Зеленина Алексея: Когда будут организованы полноценные велосипедные дорожки на всей территории города?

Навальный: Полноценные велосипедные дорожки на всей территории города, естественно, невозможно сделать по мановению волшебной палочки. Это очень сильно связано в том числе, как я уже говорил здесь, с проблемой, когда у нас все тротуары и все проезжие части забиты автомобилями. Это вопрос общей транспортной концепции. Когда мы разгрузим город от запаркованных автомобилей, наверное, и в центре города будет появляться больше велосипедных дорожек. Сейчас есть стратегия, велосипедные дорожки появляются. Например, я как житель Марьино, очень иронично воспринимаю некоторые решения по велосипедным дорожкам. Первая велосипедная дорожка в городе была открыта недалеко от моего дома. Она начинается совсем рядом с моим домом, а заканчивается около нефтеперерабатывающего завода в Капотне, который где-то в пяти километрах от моего дома находиться. Кто будет ездить по этой велосипедной дорожке на фоне горящего факела – я не знаю. Просто здесь не нужна компанейщина, а нужны нормальные решения, которые в первую очередь как раз делают местные власти. То есть когда какой-то умник на Тверской, 13 решает сделать велодорожку, как раз получается велодорожка в Капотне на нефтеперерабатывающий завод. Когда районная управа и местное сообщество, местные велосипедисты говорят: мы хотим дорожку по такому маршруту, и местное планировочное управление ее согласовывает – получается что-то приличное, и мне кажется, по такой стратегии нужно двигаться.

Вопрос из Твиттера: Алексей Анатольевич, не изменилось ли ваше решение уволить Капкова, если вы станете мэром?

Навальный: Я старюсь принимать те решения, которые я обдумываю. У меня нет какого-то специального решения уволить Капкова, у меня есть политические взгляды на тех единороссов, которые работают в Правительстве Москвы, на тех членов команды Собянина или бывших членов команды Лужкова. Для меня они все – люди, которые отвечают за мафиозный и коррупционный стиль управления городом. Может быть Капков или условный Капков, какой-то человек Х сам по себе является неплохим чиновником, но он точно совершенно знает, что в соседний кабинет кто-то сейчас заносит в чемодане два миллиона долларов. Он знает это все и сидит в этом Правительстве. Я не собираюсь работать с людьми, которые толерантны к коррупции, которые готовы быть частью мафиозной системы, неважно, самим мафиози или советником мафиози, все равно. Это одна для меня мафия. Я с представителями мафии вместе работать не собираюсь.

Чудинова: Тем не менее, ваши транспортные инициативы, в общем-то, повторяют все то, что делает Максим Ликсутов сейчас на посту главы Департамента транспорта. Не смущает?

Навальный: Что касается Ликсутова – это совершенно не так, это неверное представление. Нынешняя стратегия мэрии Москвы в отношении транспорта заключается в том, что они выделяют колоссальные деньги, сотни миллиардов рублей на реализацию грандиозных строительных проектов развязок. Эти все эстакады, тоннели – это то, что съедает большую часть бюджета. Это неправильно и это имеет своей целью только кормление транспортной мафии. Кто у нас главные подрядчики по строительству дорог? Ротенберги, путинские друзья. И все остальные – весьма сомнительные бизнесмены, которые раньше не имели никакого отношения к строительству дорог. А сейчас, когда миллиарды пошли, они почему-то все записались в дорожные строители. Деньги, которые есть в Москве, должны выделяться на создание капиллярной сети, связыванию районов. У нас чтобы переехать из одного района в другой, нужно через МКАД ехать или через третье кольцо. На расшивку узких мест в первую очередь мы должны направлять средства, а не вбухивать их в строительство Северо-западных хорд, Южных рокад, Алабяно-Балтийских тоннелей и других проектов, которые строятся в 2-3 раза дороже бюджета, реальной стоимости и не имеют под собой никаких серьезных расчетов и градостроительных обоснований.

Вопрос от Громова Максима: Что вы сделаете для малого бизнеса в Москве, потому что малый бизнес – это основные налогоплательщики в городе.

Вопрос от представителя московского отделения партии ЛДПР: Как вы будете решать проблемы москвичей в связи с тем, что Дмитрий Медведев и Владимир Путин приняли закон о повышении оплаты электроэнергии в городе Москве и по всей России. Нам греть чайник теперь шесть раз в месяц?

Навальный: К сожалению, вы ошибаетесь, когда говорите, что малый бизнес – это большое количество поступлений в московский бюджет. Это совершенно, к сожалению, не так. Таким образом обстоят дела в нормальных городах, у нас все-таки бюджет пополняется немножко по-другому. Малый бизнеса действительно в Москве находится в загоне, ведь Москва в рейтинге городов, удобных для бизнеса по версии Всемирного банка, находится в России на позорном 30-м месте. Москве нужно снижение административного барьера, и мы написали это в программе. Важнейшая вещь, которая нужна малому бизнесу в Москве – это помещения в аренду. Невозможно найти помещение в аренду для малого бизнеса. Вот видите, как легко перевербовать представителей ЛДПР, нужно сказать правильные вещи. У нас сейчас огромное количество помещений находится в городской собственности. Не существует реестра, где можно посмотреть, по какой цене они сдаются в аренду. Мы все знаем, что они сдаются в аренду своим людям, а в субаренду – по цене в десять раз дороже. Мы даже законопроект написали, по которому будет опубликован реестр, каждый из нас сможет увидеть, кому сдано в аренду и по какой цене сдано в субаренду. Если там, как обычно, разница в 10 раз, туда приходят представители города, расторгают этот договор, и мы выбросим на рынок сотни тысяч квадратных метров доступных арендных площадей. Для малого бизнеса это самое главное, что нужно сделать.

Навальный: Второй вопрос – про электроэнергию. Вы имели в виду, скорее всего, этот социальный стандарт про электроэнергию, которые сейчас ввели Медведев и Путин. Они считают, что мы все такие глупые и не понимаем, что это такое. Они называют это социальным стандартом, хотя это является, конечно, повышением платы за ЖКХ, за электричество. Этот социальный стандарт невозможно соблюсти. Если вы включили лампочку на кухне, лампочку в туалете и включили компьютер, то все, вы уже вылетели из этого стандарта, вам придется платить больше. Это просто закамуфлированное повышение ЖКХ для того, чтобы формально не повышать тариф, его по закону можно повышать ограниченное количество раз. Они мухлюют и обманывают нас. В Москве это неприемлемо. В Москве и так задраны тарифы, мы платим очень много. Поэтому я выступаю за проведения аудита тарифов ЖКХ. Когда я проведу как мэр аудит тарифов ЖКХ, мы увидим, как много мы с вами сможем выкинуть необоснованных затрат в этом тарифе. Тариф в Москве не просто не должен расти в ближайшее время, а его и понизить можно.

Вопрос из зала: Алексей, представьте: все хорошо, вы – избранный мэр, все прекрасно, замечательно, но почему-то вы людям не понравились, и они вышли на Болотную площадь либо против вашего какого-то решения либо решения правительства Москвы – это первый случай. И второй – конкретно против вас: мэра Навального в отставку. Стратегия ваших действий.

Навальный: Я, первое, не сомневаюсь в своей победе. Второе, я не сомневаюсь в том, что естественно в огромном городе будет по статистике большое количество людей, которые со мной будут не согласны. Есть другие политические партии, которые, как минимум, будут со мной не согласны и будут меня критиковать. Это нормальная ситуация, оппозиция мне нужна самому для того, чтобы в том числе и члены моей команды не коррумпировались, для того, чтобы за нами за всеми наблюдали. Если люди выходят на Болотную площадь и кричат: «Навального в отставку!», я даю им возможность выйти и покричать «Навального в отставку!», я внимательно слежу, почему они говорят «Навального в отставку!» и если что-то можно исправить, я исправляю. В любом случае, я веду с этими людьми диалог, потому что они для меня – москвичи, и я хотел бы переизбраться на следующий срок, я хотел бы отслужить москвичам два срока и уйти мэром, которого любят и уважают, и мэром, про которого будут говорить: да, против него была оппозиция, но вся эта оппозиция совершенно спокойно митинговала и устраивала демонстрации, никто ее не разгонял, никто никого не бил резиновыми дубинами по голове, и я всегда прислушивался ко всем критическим мнениям, которые были высказаны в отношении меня.

Вопрос от Ольги: В настоящее время московские власти решают вопросы с очередью на жилье в Москве для горожан путем геноцида этих очередников. Например, инвалидам не предоставляют во внеочередном порядке положенное жилье по социальному закону о защите прав инвалидов, снимают с очереди многодетные семьи, снимают с очереди одиноких разведенных матерей, которые воспитывают самостоятельно несовершеннолетних детей, а именно, если находится лишняя собственность у их уже давно бывших мужей. Ваше отношение к этой проблеме, считаете ли вы очередников в целом халявщиками, и как вы хотите улучшать решение этого вопроса?

Навальный: Квартирный вопрос близок мне, много я в последнее время написал про то, как те или иные люди получали те или иные квартиры. Первое, проблема: в Москве сколько у нас очередников, вы знаете? 90 тысячи семей, почти 400 тысяч человек, это огромное количество. Вопрос – халявщики или не халявщики – он даже не стоит, потому что это люди, которые по закону должны получить квартиры, это юридические обязательства правительства Москвы, которые мы в любом случае должны выполнять. Как вы правильно сказали, в отношении очередников  ведется геноцид, их просто тихонько из очереди выкидывают или они понимают, что они не двигаются. Вопрос к вам, если вы сама очередник: вы можете посмотреть эту очередь сейчас? Кто в ней первый, кто второй, а кто 32-й?

Ольга: В настоящий момент сайт, насколько я знаю, Департамента жилищной политики изменился, честно говоря я, например, с первого раза не смогла найти.

Навальный: И со второго не найдете, и с 32-го. Нет такого реестра, где вы можете увидеть всех очередников, его не существует именно потому, чтобы запихивать туда своих детей, чиновников. У нас с Собяниным приехала куча народу из Тюмени, все как очередники уже получили квартиры в центре по 200 метров. Когда я стану мэром, первая моя мера – это просто публикация этого списка, чтобы все видели: кто очередники, кто вне очереди, кто льготники, кто сверхльготники. Без этой базовой меры, которой требуют эти 400 тысяч человек уже многие годы, мы никуда не сдвинемся. Это будет гарантия того, что в том числе и я, и мои чиновники, мы не начнем запихивать в эту очередь своих детей, лояльных людей, родственников и так далее. Это самое главное, что нужно сделать.

Вопрос от Олега Даля:  Я один из десятков тысяч людей, которые принимают участие в команде Навального, я москвич, я хочу сказать вам спасибо за то, что вы вернули в мой любимый город политику, ту политику, которой не было уже на протяжении более чем десятка лет. Вопрос касательно молодежи. В головах молодежи уселась мысль, что карьеру сделать в России, в Москве невозможно. Пробиться в политику, пробиться в государственные учреждения, компании и так далее невозможно, если у тебя фамилия не Собянин, если у тебя фамилия не Путин и так далее.

Навальный: А тем более, если у тебя фамилия Навальный.

Даль Олег:  Через эту семейную клановость пробиться невозможно. Что вы хотите сделать или что попытаетесь сделать с этим?

Навальный: Спасибо большое за вопрос. В первую очередь в вашем лице я хочу поблагодарить всех тех тысяч людей, которые добровольцами работают в нашей избирательной кампании, это очень важно. Понимаете, когда я пишу программу свою, там очень много решений каких-то конкретных проблем. Если мы посмотрим социологические опросы – что москвичами признается проблемой – мы увидим важнейшие вещи: транспорт, миграцию, здравоохранение, образование. Но ведь по большому счету, даже если мы философски посмотрим на это все, главной проблемой нашего города является то, что 40% молодых людей не хотят жить в Москве. Опросы показывают, что 40% молодых москвичей хотят уехать, а среди студентов это больше 50%. Это реальная катастрофа национального масштаба.

Главное, для чего я иду на эти выборы, главное, для чего я хочу изменить политику страны – это сделать так, чтобы у людей появился выбор, чтобы люди не рассматривали в качестве варианта светлого будущего уехать, а если ты не уехал, значит, твое светлое будущее не сбылось. У нас отвратительная, уродливая система, при которой мы сами так сделали, что молодые люди, когда у них спросишь, что нужно, чтобы твоя жизнь удалась, он отвечает, устроиться в «Газпром» и воровать в «Газпроме». Это отвратительно, мерзко, это унижает нас и нашу страну. Главная моя амбиция – это изменить что-то в стране, чтобы люди говорили, я хочу остаться здесь, построить нормальную семью и найти нормальную работу. Именно этого я и хочу добиться. Это главная задача моей политической кампании.

Чудинова: У нас на связи Юлия Таратута, которая находится в Саду Эрмитаж.

Таратута: Я нахожусь в том самом месте, где произошел довольно специфический инцидент: Татьяна Лазарева пыталась здесь организовать мероприятие «Здравствуй, школа, новый год». Туда не сразу пустили людей, которые должны были прийти. Единственным аргументом против того, чтобы пустить туда людей, был аргумент, что туда могут прийти непослушные дети Алексея Навального. Вокруг меня люди, которые тоже испытывают интерес к московским выборам. Давайте попробуем задать вопросы.

Алла: У меня простой вопрос: на каждых выборах каждый кандидат говорит про то, что он будет бороться с коррупцией. Безусловно, у вас есть программа, есть стратегия. Откуда у вас уверенность, что у вас это получится? Есть ли у вас уже команда, которую вы готовы взять с собой в случае победы?

Навальный: Я все-таки докомментирую этот неприятный инцидент с Лазаревой. Он лично для меня неприятен, потому что ненастолько мои дети непослушны, чтобы из-за них закрывать Сад Эрмитаж. Это говорит о том, как устроена власть в России. Мне кажется, это оскорбительно вообще для всех москвичей, что из-за какого-то отдельного человека запрещают школьные, детские мероприятия. Этот бред показывает, как власть труслива, глупа и бессмысленна. Если этот вопрос ужесточить, он о том, не превратитесь ли вы сами в жулика через два года. Первое: я обращаюсь к москвичам своей программой по борьбе с коррупцией и считаю, что они могут мне поверить, потому что всей своей предыдущей деятельностью долгие годы я показывал, что я сам могу жить по тем стандартам, которые требуют от других. Наш фонд борьбы с коррупцией финансируется тысячами людей. Это абсолютно прозрачное финансирование. Можно посмотреть, как тратятся деньги вплоть до копейки, у кого какие зарплаты, у кого какая эффективность работы. Второе: я не прошу просто поверить мне на слово. Именно поэтому мы в программе прописали меры по тому, что мы с первого дня начнем строить непреодолимый забор между мной, моей командой и коррупцией. Мы изменим власть таким образом, что коррумпированным будет быть сложно, страшно, и, скорее всего, тебя поймают. Например, сейчас мэр Москвы может туда-сюда швырять подряды на миллиарды рублей. У нас в программе положение, что ни один строительный проект стоимостью больше миллиарда рублей не будет принят, если у него нет международной экспертизы. Мы перенесем решения в коллегиальные органы. У нас есть законопроект о том, что будут публиковаться все документы, все протоколы заседаний. Сейчас если вы хотите найти протокол заседания Правительства Москвы, которое решило построить что-то за много миллиардов, вы не найдете его, вы не узнаете, кто как голосовал, не узнаете обсуждение. У нас это все будет абсолютно открыто, вся документация будет публиковаться. Мы перенесем огромное количество полномочий вниз, на уровень районных управ. Мы дадим возможность людям отменять мои решения в том числе через проведение местных референдумов. Мы начнем делать систему такой, чтобы вам не нужно было просто верить Навальному, а чтобы вы понимали, что система власти устроена таким образом, что если он сал коррумпированным, вы его сразу поймаете. Если он стал коррумпированным, значит, нормально избранная Мосгордума объявила ему недоверие. Если он стал коррумпированным, то на внеочередных выборах вы придете и меня просто переизберете.

Белоголовцев: Вопрос из твиттера: есть ли у вас план в случае фальсификации на выборах мэра Москвы?

Навальный: План наш заключается в том, что мы уже 2,5 тысячи членов комиссии с правом решающего голоса отправили. Мы хотим рекрутировать 11 тысяч наблюдателей минимум. Пользуясь случаем, вновь призываю вас всех приходить наблюдателем. Никакого другого плана, кроме того как сами москвичи приходят на избирательные участки и защищают свои собственные результаты голосования, быть не может. Это наша общая задача.

Чудинова: Еще один вопрос из твиттера: что вы будете делать в случае избрания Сергея Семеновича Собянина в первом туре без явныхфальсификаций?

Навальный: Я уверен, что без явных фальсификаций никакое избрание Сергея Семеновича в первом туре не может случиться. Мы видим это по социологическим данным, по всем остальным признакам, что второй тур практически неизбежен. Мы думаем только о том, как мобилизовать москвичей, как сделать так, чтобы каждый сторонник привел с собой еще 10 человек на участок. Я знаю, если мы сделаем это, второй тур неизбежен, а во втором туре мы обязательно выиграем.

Фишман: Дадим слово городу.

Откуда достается информация по поводу нынешнего мэра?

Навальный: Имеются в виду, скорее всего, знаменитые «собянинские дочки» и как они приобретали квартиру. Это хорошо для нашего фонда борьбы с коррупцией и плохо для страны. У нас коррупция настолько очевидна, она даже не скрывается. Чтобы найти информацию о том, что Собянин неизвестно на какие доходы купил своей дочке квартиру одной ща 116, другой за 170 миллионов рублей, нам не нужны разведчики, шпионы или штуки из шпионских фильмов. Это открытые реестры, в которых мы просто это все смотрим. Коррупция к нашему общему ужасу даже не скрывается в России. Я уже многократно привел примеры про стройки, завышенные по цене в два раза. Это те вещи, которые обсуждаются на телевидении, про которые пишут в газетах, про которые все всё знают. Поэтому я иду на выборы, что мы должны хотя бы первоочередные меры по борьбе с коррупцией применить, и они заработают, потому что коррупции настолько много, что прямо лови этих жуликов и сажай.

Фишман: Еще один вопрос из Бутово.

Ирина: Я бы хотела уточнить у кандидата Алексея Навального по поводу его экономической команды, которая ему поможет в случае его избрания по части экономики. В части юридических успехов мы в курсе, хотелось бы уточнить его экономическую платформу.

Навальный: У нас уже был вопрос о команде, я ответил, что конкретные имена мы публикуем во втором туре, но что касается экономической составляющей моей программы, она общеизвестна. Я очень горжусь тем, что один из известнейших российских и мировых экономистов Сергей Гуриев внес очень большой вклад именно в экономическую часть нашей программы. Я считаю, что у нас она самая сильная из всех кандидатов.

Игорь Гришин: Я из города Королева, который, я надеюсь, вы не будете присоединять к Москве. Я общался с вашими волонтерами, и у меня сложилось впечатление, что у них есть безоговорочная вера в вашу непогрешимость. Не боитесь ли вы, что 8 сентября будет не битва между добром и нейтралитетом, а между нейтралитетом и культом личности?

Навальный: В команде волонтеров тысячи людей. Зарегистрировалось 14 тысяч человек – это очень разные люди. По моим ощущениям, они не столько поддерживают меня, они поддерживают себя и свои семьи. Они просто идут к нормальному будущему. Ни про какой культ личности здесь не идет речь. Я очень благодарен тем людям, которые меня поддерживают и везде ходят с моими плакатами. Это жанр избирательной кампании. Но главная идея, которую они вкладывают и вам пояснят, если их спросите, заключается в том, что они просто хотят перемен. Наверное, они с моим именем эти перемены связывают, за что я людям благодарен, но в этом смысле я просто часть команды этих людей, потому что я тоже обычный гражданин России, обычный москвич, который вместе с ними хочет перемен.

Владимир: Что будет с территорией завода ЗИЛ и будет ли допуск иностранных компаний на городские тендеры?

Навальный: Что касается территории завода ЗИЛ, это не то решение, которое можно прямо отсюда сказать. Это решение профессионального обсуждения. Я много говорил о том, что не должно быть волюнтаристских решений. Обсуждаем, смотрим, считаем. Что касается допуска иностранных компаний, безусловно, будет. Это очень важно допустить иностранных заказчиков, проектировщиков, строителей на московский строительный рынок, потому что он очень монополизирован. Мы понимаем, что строители все равно дают рабочие места гражданам России. Рабочих из Швейцарии не повезут. Они дадут больше работы гражданам России, но при этом мы серьезно снизим коррупцию и стоимость подрядов.

Юлия: Я приехала из Зеленограда. Вы были в Зеленограде, сказали, что ваша мама у нас жила, что она училась в зеленоградской школе. Что вы знаете о Зеленограде и как улучшится жизнь зеленоградцев, если вы станете мэром?

Навальный: Про Зеленоград я знаю очень много. Действительно, у меня мать из Зеленограда, все верно было сказано. Зеленоград нуждается в развитии, он строился изначально как спутник Москвы, в котором есть рабочие места на территории Зеленограда. Сейчас большинство зеленоградцев вынуждено ездить на работу в Москву, и это порождает колоссальную проблему и усугубляет транспортную пробку. Добраться из Зеленограда невозможно. Зеленоград нужно развивать как город высоких технологий. Нам не нужно заниматься каким-то Сколковым и вкладывать деньги в какие-то мифические вещи. Давайте в Зеленограде создавать в первую очередь рабочие места, чтобы зеленоградцы могли работать в Зеленограде.

Белоголовцев: Вопрос из твиттера: вернете ли вы ларьки у метро?

Навальный: «Ларьки у метро» - такого понятия не существует. Есть разные ларьки у разных метро. Это вопрос местного значения, который не должен приниматься на уровне мэрии. Районные управы и местные сообщества сами принимают решение, нужно это или не нужно. Если речь идет о продуктовых рынках, уверяю вас, большинство москвичей хотят, чтобы продовольственные рынки оставались. Я сам на продовольственном рынке покупаю мясо и фрукты. Это вопрос местного сообщества. Если они хотят, чтобы они оставались, они останутся.

Игорь Владимирович: Фракция ЛДПР. Вопрос короткий, короче некуда: смысл голосовать за эту нищету? Я живу в Москве. Этот человек говорит, что у Собянина дочки, квартиры… Если он придет к власти, он отожмет не то что квартиры, здания отожмет. Зачем мне, у меня московская прописка, я не москвич, но я живу нормально, я плачу6 тысяч за свою комнату… Смысл нам, москвичам, голосовать за нищету?

Навальный: Судя по всему, если вы снимаете комнату, у вас не будет возможности проголосовать по временной регистрации. Смысл любому москвичу голосовать за нормальную власть. Не голосуйте за меня, а голосуйте за снижение коррупции, за нормальные арендные условия для малого бизнеса, за то, чтобы дороги строили по рыночной цене. Тогда не будет в Москве нищеты, как вы говорите. Я не знаю, почему вы меня отнесли к этой нищете. Я не очень богатый человек. Я обычный средний москвич. Я иду на эти выборы, чтобы обычные средние москвичи жили лучше, в том числе и вы, несмотря на вашу агрессию.

Михаил: Вопрос с намеком: вы выиграли выборы, чего я вам от всей души желанию, и оказались в конфронтации лицом к лицу с центральной властью, у которой есть механизм обслуживания частных интересов. Дальше как вы себя ведете?

Навальный: Я много раз ответил на этот вопрос и даже намека никакого не вижу. Мы поэтому и написали: «Измени Россию, начни с Москвы». Если в Москве будет избран мэр не избирательными комиссиями, не подконтрольным телевидением, а москвичами, ситуация изменится. Если в Москве будет наконец-то избран мэр, который некоррумпирован и борется с коррупцией, ситуация изменится. Если я буду избран мэром Москвы, федеральная власть в таком виде, в которой мы ее знаем, перестанет существовать. Не в результате революции или потрясений, а в результате того, что федеральные власти поймут, что москвичи – 15% населения страны – пришли на участки и сказали, нет, мы больше так жить не хотим, мы не хотим коррупции, не хотим политической цензуры, телефонного права в судах. Когда я стану мэром, я это обязательно добьюсь.

Чудинова: Вопрос Сергея Голубева из твиттера: сейчас Навальный ездит на автомобиле стоимостью больше полутора миллионов рублей?

Навальный: Сейчас я езжу на автомобиле, который арендует мне штаб официально с избирательного фонда. Я сейчас от вас уезжаю в Новокосино, у меня встреча, потом в Новогиреево, поэтому я даже не на легковой машине сейчас езжу, а на микроавтобусе, потому что вместе со мной ездит много людей, я фактически живу в этой машине, ее арендует штаб.

Фишман: Вопрос из твиттера: что вы знаете о московском Спартаке?

Навальный: Я не большой фанат футбола. Если вы меня начнете спрашивать, кто за кого играет, я скажу, что я болею за Спартак скорее по территориальному принципу. Для меня Спартак ассоциируется с Москвой. Я знаю, что многие люди даже в моей команде в основном за Динамо, и когда меня на встречах спрашивают, за кого болеешь, я говорю, за Спартак, я вижу, как они прямо зеленеют от злости. Для меня это просто один из принципов москвича. Я болею за Спартак, хотя я футболом не так сильно интересуюсь.

Фишман: Вопрос из твиттера: вопросы культуры совсем не освещаете. Вы знаете о проблемах театров и музеев? Посещаете ли театры?

Навальный: Посещаю, не так часто, как хотелось бы, но стараюсь не отставать. Я не являюсь очень продвинутым в этом смысле москвичом, но стараюсь выдерживать среднюю планку.

Белоголовцев: Андрей Вишневский, вопрос из твиттера: ваше отношение к работе столичной полиции. Как будете взаимодействовать с силовиками?

Навальный: Столичная полиция работает отвратительно. Конечно, это не вопрос регулирования московского мэра, но мы применим многие средства, которые есть в нашем распоряжении, начиная от видеокамер, которые находятся в городском подчинении и которые на примере Лондона и Сингапура серьезно снижают уличную преступность. Мы применим возможное использование дополнительных частных охранных предприятий к патрулированию улиц, чтобы помогать полиции. Самое главное, мы вернем выборность мировых судей, и тогда мировые судьи будут подчиняться не телефонному праву, а будут нормально работать и справедливо разрешать конфликтные вопросы между правоохранителями и горожанами.

Белоголовцев: Последний вопрос из твиттера: если вас изберут мэром, в ходе работы вам придется встретиться с Путиным. Пожмете ли вы ему руку?

Навальный: Я встречусь с Путиным и я как человек, который находится на определенной должности, которого москвичи потребовали взаимодействовать с Путиным, конечно, я буду соблюдать все рамки формального протокола. Я буду говорить «здравствуйте», «до свидания», пожимать руку, даже улыбаться на камеру, потому что москвичи обязали меня этой должностью делать это все, несмотря на то, что внутренне я понимаю, что Путин – мой идеологический противник.

Фишман: Кто из мировых политиков, мэров вызывает у вас уважение? На кого вы бы хотели ориентироваться?

Навальный: Вопрос о политиках и городах мне часто задают. Скорее, это некий синтетический образ. Если я говорю про общественный транспорт, то для меня это Берлин. Если я говорю про открытость власти, открытость бюджета, доступность и сменяемость власти, это Нью-Йорк. Если говорить про вопросы местного самоуправления, здесь можно взять много примеров с Лондона. Я хотел бы, чтобы Москва стала тем городом, который другие кандидаты в мэры других городов приводят в пример.

Белоголовцев: К сожалению, время подошло к концу. У вас есть 30 секунд для завершающего слова.

Навальный: Я хотел поблагодарить всех, кто смотрел прямую линию. В первую очередь, поблагодарить вас всех, потому что я вижу, что вы ужасно замерзли, но полтора часа здесь сидели. 8 числа приходите все на выборы, у нас еще есть время для того, чтобы привести на эти выборы своих друзей, знакомых, родственников. Есть время для того, чтобы вести активную избирательную кампанию. Это финишная прямая, она очень важна. Немножко усилий, и мы обязательно победим. Ура, победа будет за нами! 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.