Журналисты, эксперты, студенты. Как исполнители закона об иноагентах будут выбирать мишени

4 декабря, 19:41 Анна Немзер
250

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» — политолог, научный сотрудник центра Бориса Немцова Александр Морозов и публицист, политолог Федор Крашенинников. Они обсудили, как будет использоваться закон об иноагентах физических лицах.

Спасибо большое, дорогие друзья, что вы смогли присоединиться в таком вот необычном жанре. Я хотела бы начать с закона об иностранных агентах, давно мы про него говорим. Последние новости, это президент Путин подписал закон о расширении списка средств массовой информации, которые могут быть признаны иностранными агентами. Сначала я так попросту спрошу, как изменится наша жизнь, как будет применяться этот закон, как это будет работать? Александр?

Морозов: Надо сказать, понятно, что такой закон не затронет миллионы людей. Но он затронет, конечно, тех, кто в первую очередь сотрудничает или получает гонорары в тех организациях, которые признаны иностранными агентами, потому что этот закон однозначно говорит, что если вы сотрудничаете в какой-то форме с организацией-иностранным агентом, как физическое лицо, и если вы получаете там гонорары или какие-то другие не обязательно деньги, но какие-то бонусы, то вы тогда должны быть тоже признаны иностранным агентом, и тем самым подлежите некоторым дальнейшим санкциям. Поэтому в первую очередь здесь под удар, конечно, ставятся журналисты, которые работают с этими объявленными редакциями и плюс эксперты, политологи, которые для них же иногда выступают. Но надо подчеркнуть, что мы хорошо понимаем все, что здесь дело не в том, каков закон сегодня и каков список сегодня, поскольку все эти списки и все эти законы имеют тенденцию непрерывно добавляться и расширяться. Часто тут спрашивают, а вот «Медуза», она уже иностранный агент? Все говорят, нет-нет, в «Медузе» еще можно печататься. Да, она не входит в этот список из одиннадцати иностранных СМИ, которые подпадают под новый закон, но кто знает, что будет завтра.

То есть это будет расширяться, и применять это будет избирательно в той ситуации, когда сочтут необходимым, правильно ли я вас поняла?

Морозов: Да, совершенно точно, так же, как это произошло у нас с законом, у нас ведь сейчас жуткая история, люди стоят в одиночных пикетах, они вполне законны, но тем не менее вот человека посадили на четыре года. И это касается всех репрессивных законов последнего пятилетия, во всяком случае. Там везде есть, найден человек, который в минимальной степени нарушил какой-то закон, но тем не менее он подпадает под действие, выборочное действие этого нового закона. Поэтому я глубоко убежден, что первым иностранным агентом, физическим лицом, будет признан не Федор Крашенинников даже, и не я, то есть люди, один публикуется в Deutsche Welle постоянно, другой на «Радио Свобода», в качестве обозревателей, а будет признана какая-то для начала бабушка или какой-то студент в провинциальном вузе, о котором мы раньше никогда не слышали, который по неосторожности, с одной стороны, процитировал что-то с «Радио Свобода», а с другой стороны, однажды когда-то, может быть, пять или семь лет назад, ездил на стажировку куда-то, как молодой журналист. И вот тот факт, что он, даже не получая денег, просто участвовал в каком-то тренинге или стажировке журналистской на деньги «Радио Свобода», или подобной организации, будет основанием для того, чтобы ему впаять потом четыре года.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю