Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Запад идет на уступки Путину, Кремль теряет контроль над Кадыровым, «парламентские войска» входят в ЛНР и ДНР

Кирилл Мартынов — о ситуации вокруг Украины и Чечни
16 февраля, 18:42 Анна Немзер
35 841
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В гостях в программе «Политика. Прямая линия» — Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты».. «Международное признание Крыма ничего бы не изменило в желании Кремля устроить подобие второй Ялтинской конференции и расставить флажки в Европе», — полагает Мартынов, а европейские лидеры ездят успокаивать Владимира Путина, чтобы избежать худшего сценария в Украине и Европе. Анна Немзер обсудила с гостем события вокруг Украины и предложение парламента России признать ДНР и ЛНР. А также поговорили о все большем выходе Рамзана Кадырова из-под влияния Кремля.

Всем привет, дорогие друзья! «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер. У нас сегодня в гостях в студии, не по скайпу, это ценно, Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты». Кирилл, добрый вечер! Спасибо, что вы с нами.

Здравствуйте, Анна!

Хотелось бы начать с того, что РКН теперь признает правонарушителем Тургенева Ивана Сергеевича, но к этому, я думаю, мы перейдем потом, потому что войну, что называется, никто не отменял. С одной стороны, вроде бы мы говорим про какую-то деэскалацию, какая-то общая напряженность в атмосфере, может быть, на пару градусов снизилась. При этом все равно все остается предельно непонятным, война не по графику, обещали сегодня в ночь, сегодня, слава богу, ничего не состоялось.

Как про это говорить, совершенно уже непонятно. Я хотела сослаться на свою программу недельной давности, где у меня был в гостях Сергей Пархоменко. Он говорил, что, с его точки зрения, вся эта история с бесконечной возгонкой, с цугцвангом, с выдвижением каких-то абсолютно невыполнимых требований, действительно, с полным тупиком ― что все это на самом деле, с его точки зрения, некоторая попытка Путина утвердить Крым в своем нынешнем статусе, договориться по Крыму, заставить признать Крым в качестве российского государства и на этом успокоиться. На этом дело Путина может считаться завершенным, не надо тревожиться за то, что будет потом.

У него была такая версия, версия красивая. Как всегда мы говорим, ситуация, когда верифицировать мы ничего не можем, верифицировать это непонятно как. Но в качестве предположения я хотела вас спросить, продолжая тот разговор, как вам вот такое объяснение?

Вы знаете, очень странно наблюдать, как наши лучшие интеллектуалы, такие как Пархоменко и на самом деле многие другие, мы с вами тоже отчасти, может быть, мы не лучшие интеллектуалы, но где-то в хвосте тоже плетемся, они пытаются рационализировать некоторое безумие. То есть на наших глазах происходят действительно достаточно безумные вещи, по большому счету, все то, что сегодня вокруг Украины и вокруг России происходит, ― это, конечно, следствие событий 2014 и 2015 года, невероятно трагических, насмерть рассоривших два народа и приведших к огромным просто личным трагедиям. Мы давно, уже восемь лет, живем в этой ситуации, мы как-то постепенно с этим свыклись и считаем, что это просто такой обычный фон нашей жизни ― вот эти все непризнанные территории и постоянные артобстрелы в разные стороны.

Но дальше нам хочется, как все-таки людям, которые склонны как-то пытаться что-то объяснить, предлагать какие-то гипотезы, нам хочется предложить разумное объяснение для того, что, в общем, не очень разумно. Мне кажется, что эта история про то, что у Путина на самом деле есть какая-то рациональная цель, например, зафиксировать ситуацию вокруг Крыма, так говорили в 2014–2015 году, когда начался конфликт на Донбассе, тоже говорили, что это способ торга вокруг Крыма. С тех пор, в общем, особо ничего не поменялось, все осталось как прежде, Крым в том же статусе, что был по состоянию на март 2014 года, и теперь мы опять к этой логике возвращаемся.

Мне кажется, что было бы прекрасно, если бы у российских властей был бы какой-то план, выполнив который, они могли бы поставить точку в творящемся в современной Европе безумии. Но мне кажется, что такого плана нет, и мне кажется, что международное признание Крыма, если бы оно в принципе было возможно, если бы это не было таким дипломатическим фэнтези, оно бы ничего абсолютно не изменило в желании Кремля устроить некое подобие, такое немного фарсовое подобие второй Ялтинской конференции, разграничить, поставить флажки на Европе, заявить, что у Российской Федерации есть зоны влияния, куда никто не может вторгаться, и эти границы не совпадают с границами самой нашей страны. То есть это такая экстерриториальная зона влияния.

Вообще вернуться к этой риторике то ли XX, то ли XIX века, конечно, крайне анахронистично. Есть великие державы, они друг с другом договариваются, кто их вассал, вот что происходит на наших глазах.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде