В Кремле назревает переворот, как Байден будет торговаться с Путиным, и зачем Кириенко истерика из-за выборов в Госдуму

9 июня, 18:58 Анна Немзер
84 044
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В гостях у Анны Немзер главный редактор The New Times Евгения Альбац. Обсудили, как Россия стала «корпоративным государством, где все ключевые вопросы решают силовики на Лубянке, почему Россия сегодня это не «СССР-light», почему в режимах военно-бюрократического авторитаризма (как в России) смена власти в большинстве случаев происходит в процессе раскола элит и переворота, а не из-за низовых протестов. «В известной мере для нас какое-то спасение, что у власти миллиардеры, а ниже миллионеры. Они постоянно друг с другом борются. Их нежелание жить в золотой клетке не позволит окончательно погубить страну и закрыть ее», — полагает Альбац. Также обсудили, почему Байден и его администрация не выберет сценарий «умиротворения» во время переговоров с Путиным и зачем заместитель руководителя Администрации президента Сергей Кириенко устроил истерику вокруг выборов в Госдуму, где и так у Кремля все схвачено.

Добрый вечер, дорогие друзья! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас в гостях в студии Евгения Альбац, главный редактор общественно-политического журнала The New Times. Евгения Марковна, добрый вечер! Спасибо, что вы к нам смогли прийти.

Аня, добрый вечер! Спасибо. То, что осталось от The New Times, да.

И тем не менее. У нас жизнь наша сейчас устроена таким образом, что каждое утро мы получаем поток совершенно чудовищных новостей и каждую неделю мы обсуждаем тот кусок ужаса, который свалился за последнюю неделю.

Значит, из последних кусков ужаса у нас новость про Дмитрия Быкова. Издания Bellingcat и The Insider установили, что он был отравлен теми же сотрудниками ФСБ, что травили Алексея Навального, с очень похожей схемой, тоже, скорее всего, было нанесено нервнопаралитическое вещество на одежду, так же была эта сама гипергликемия в какой-то момент установлена как первый диагноз. Вторая новость ― про некоторый прорыв, про появление свидетелей в деле малазийского «Боинга».

Я хотела поговорить на самом деле не столько про эти две конкретные новости, сколько про какие-то глобальные процессы, которые с нами со всеми сейчас происходят. Я смотрела ваш стрим с Павловским, пришла в ужас больше, чем можно вообще-то сейчас прийти в ужас, хотя и так в ужас приходишь все время. Вот этот разговор про ФСБ, действительно, мы видим все время ФСБ в качестве такого очень активного актора. У нас создается впечатление, что, действительно, вся власть сейчас ушла к ФСБ. Вы это отчасти подвергли сомнению, эту конструкцию.

Я хотела вас спросить, как нам вообще сейчас надо про это про все думать, если у нас остается такая возможность, потому что мы можем, действительно, произнести слова, что нет, вся власть у ФСБ, мы можем говорить, что нет, там какая-то более сложная конструкция, комбинация из силовиков и технократов. Что это нам дает в нашей реальной жизни и надо ли нам, действительно, насколько нам нужно понимать, кому сейчас принадлежит эта власть, кто актор главный?

Аня, спасибо. Прежде всего по расследованию Bellingcat и The Insider. Конечно, они определили, что некие те же лица, которые были задействованы в попытке убийства Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзы, похоже, что некоторые из этих людей тоже были задействованы как минимум в слежке за Дмитрием Быковым. Они не утверждают, что они точно знают, что Быков был отравлен. Есть симптомы, которые вроде бы свидетельствуют об этом. Поэтому они в этом смысле значительно осторожнее.

Теперь что касается российской власти. На самом деле, конечно же, власть в стране вся находится на Лубянке. Я давно использую этот термин, вы будете смеяться, еще с начала девяностых годов, потому что он значительно точнее определяет это сообщество, потому что там рядом с Лубянкой было когда-то и ГРУ. Но, в принципе, Лубянка ― это то, что было КГБ СССР, сейчас это ФСБ, куда вернулись практически все отделения, все управления, которые были у КГБ СССР, за исключением СВР, разведки, которая сидит в Ясенево, как бы отдельно. И то, что раньше было 9-е управление КГБ СССР, ФСО, сейчас тоже вроде бы как-то отдельно.

Но понятно, что когда у вас президент страны ― полковник КГБ СССР, а одно время и начальник ФСБ, и руководитель Совета безопасности при Ельцине, то понятно, что это все вместе находится в том числе и под ним. В этом смысле о российском режиме можно говорить как о корпоративном государстве, как о государстве, во главе которого, не только структур власти, но и под контролем которых основные ресурсы страны, все десять или девять госкорпораций и больших государственных компаний, все находятся под людьми в погонах, все без исключения. Все основные телекоммуникации так или иначе ими контролируются, во всех основных банках вторые люди ― это обязательно люди из КГБ, выходцы из КГБ или из ФСБ. Это называется корпоративное государство. Таким корпоративным государством была Италия времен Муссолини, или Португалия времен Салазара, или Испания времен Франко. Это то, что мы обычно называем «фашио», собственно, корпорация и есть фашио, отсюда, собственно, термин «фашизм».

Но, конечно, конструкции, которые существуют сегодня, в XXI веке, более сложные, чем те, что были в маленькой Португалии или в далекой, уже отстоящей от нас Италии Муссолини. Тот режим, который сложился в России, является известной опять же конструкцией режима военно-бюрократического авторитаризма, который очень хорошо был известен в Латинской Америке, когда есть силовая составляющая. В Латинской Америке это были военные, у нас это выходцы из КГБ и ФСБ, которые не только продуцируют имидж насилия, собственно, для этого Путина привели во власть, чтобы он показывал олигархам, что у власти находится, значит, чекист, но и осуществляет это насилие. И есть технократы, которые занимаются тем, чтобы у нас в доме была вода, чтобы ходили поезда, чтобы как-то летали самолеты, то есть чтобы работала экономика.

Вот это и есть такие сложносоставные режимы, мы в этой ситуации находимся. Понятно, что если раньше в какой-то степени гражданская, так сказать, «башня» в Кремле еще серьезным образом влияла на политику, то сегодня, как утверждают многие, партийные списки для выборов в Государственную Думу утверждаются уже на Лубянке. То есть это Вторая служба, генерал Седов, во Второй службе находится то самое Управление по защите конституционного строя, которое было хорошо известно при советской власти как Пятое управление КГБ СССР, которое боролось с диссидентами, с любыми формами инакомыслия.

Это Филипп Бобков, да, среди прочих.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Tarasov Alexandr

    Люберцы
    20.06.2020

    Сократили. Денег нет!!!

    Помочь
  • денис караваев

    нижнитроицк
    13.11.2020

    тяжёлое финансовое положение

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде